Почему речь Нетаниягу не впечатлила европейцев

Cклад с секретными иранскими документами, о которых говорил Нетаниягу, был обнаружен Мосадом около двух лет назад – в феврале 2016 года. А вывезли материалы в январе прошлого года. Это утверждает высокопоставленный представитель Израиля, на которого, как на источник, ссылается газета New York Times. По его словам, вся перевозка была осуществлена израильскими агентами всего за одну ночь.

Тот же источник сообщил, что директор Мосада Йоси Коэн проинформировал об этом президента Трампа, когда в январе посетил Вашингтон. А то, что общественности секретный иранский архив был предъявлен чуть позднее, объясняется необходимостью изучить полученные документы и перевести их с фарси, уточняет «ХаАрец».

Сегодня СМИ и политики, как в Израиле, так и за рубежом,  комментируют презентацию этого архива, которую Нетаниягу провел вчера вечером.

Значение этого события высоко оценивает Ариэль Кахане на сайте «Макор ришон»: даже если никаких новых особо важных улик не было обнаружено, эта информация сама по себе укрепляет право Израиля требовать от международного сообщества ответов на поставленные им вопросы.

«Успех Мосада в обнаружении секретного иранского архива выходит за рамки воображения. Шпионский боевик, будучи снятым по такому сценарию, отнесли бы к недостоверным. Но Израиль смог и обнаружить, и выкрасть святая святых Ирана, ее самый главный секрет. Эта немыслимая операция возвращает Мосад к дням его величия, и ставит Йоси Коэна в один ряд с такими руководителями внешней разведки, как Исер Харель и Меир Даган. К тому же, насколько подобное разоблачение возвышает Израиль – настолько же оно унизительно для иранцев. Отныне Хасан Роухани и Джавад Зариф будут отмечены «каиновой печатью», в какую бы страну они не поехали. Их и до того не считали образцом честности, ибо в мире дипломатии всегда есть место лицемерию, но главное – не быть пойманным с поличным. Материалы, украденные Мосадом, и то, как их  показал Нетаниягу, застали аятолл «со спущенными штанами», превратили их в международных мошенников перед лицом мировой общественности», — пишет Кахане.

Куда более сдержанно оценивает речь премьера политкомментатор газеты «ХаАрец» Хеми Шалев: «Нетаниягу предстал на своем любимом месте: в сфере софитов, в центре сцены, исполнителем главной роли в большой исторической драме. Вот он стоит перед миром, как его герой, Черчилль – перед британским парламентом, предупреждая о пагубности и угрозе, исходящей от ужасного режима… Однако он не представил достаточных материалов. Его канцелярия так нагнетала напряжение, что казалось, будто земля содрогнется от его речи – однако Нетаниягу не предъявил ни одного железного доказательства, которое могло бы повлиять на тех, кто поставил свои подписи под ядерной сделкой, и подстегнуть их изменить свою позицию. А если ложь в чистом виде считать критерием лидеров, то Нетаниягу и Трамп могут быть такими же кандидатами на увольнение, как Роухани и Зариф.

Нетаниягу тем вечером явил себя не только главным болельщиком Трампа, но и самым активным пионером, который шагает впереди всего отряда… Он хочет сделать более надежным путь Трампа на протяжении тех 12 дней, что остались до оглашения решения по сделке – и в то же время помешать ему свернуть с этого пути. Нетаниягу, конечно, знает, что в последние дни в Вашингтоне нарастает обеспокоенность тяжелым кризисом доверия, который возникнет в отношениях с союзниками в Париже, Берлине и Лондоне, когда Трамп даст окончательный ответ на просьбы Меркель, Макрона и Мей не выходить из ядерного договора».

Будто в подтверждение этой версии Шалева, МИД Франции распространил сегодня заявление, где сказано, что информация, представленная Биньямином Нетаниягу, частично подтверждает сведения, полученные 16 лет назад, и подчеркивает важность сохранения ядерного соглашения между Ираном и мировыми державами.

Как пишет Орен Нахари на сайте Walla, речь Нетаниягу укрепила всех в их прежних взглядах – и тех, кто был против этого соглашения, и тех, кто его поддерживает. В конце концов, сведения, которые предъявил Нетаниягу, накоплены до 2003 года. О них было известно людям, принимавшим решение по ядерной сделке. Для Великобритании, Германии и Франции важно другое: не было предъявлено доказательств тому, что и после заключения соглашения Иран продолжал работать над своей военной ядерной программой.

«В конце концов, не нужно быть большим психологом, чтобы знать, как трудно бывает людям, странам и организациям сменить собственную, уже глубоко укоренившуюся точку зрения. Причем чем больше для этого прилагается усилий – тем сложнее становится задача. Марк Твен сказал однажды, – и был абсолютно прав – что гораздо легче обмануть человека, чем убедить его в том, что его обманули», — отмечает Орен Наари.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Амос Бен Гершом, GPO.


Читайте также: «Иран продолжает лгать». Речь Нетаниягу — полный текст


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend