Почему Рамадан не принесет Израилю мира на северной границе

Почему Рамадан не принесет Израилю мира на северной границе

«Хизбалла» четко связала окончание войны в Газе с прекращением огня на израильско-ливанской границе. Поэтому вряд ли месяц Рамадан принесет Израилю спокойствие на севере.

«Прекращение огня в Газе неизбежно», – пообещал, согласно ливанским источникам, посланник США Амос Хохштейн во время своего визита в Бейрут 4 марта.

Хохштейн представил временному премьер-министру Наджибу Микати свою концепцию прекращения боевых действий на израильско-ливанской границе. США предлагают диалог, направленный в итоге на выполнение резолюции ООН 1701 – с поправками, которых требует Израиль. Но тишины на севере в ближайшие недели ждать не стоит.

Когда приближался Рамадан, аналитики в США, Израиле и Ливане полагали, что священный для мусульман месяц несколько утихомирит события. Они считали, что ХАМАС захочет прекратить огонь, чтобы перегруппироваться и впустить в Газу больше гуманитарной помощи перед постом.

Но этого не случилось. Рамадан начался без перемирия, и оценка изменилась. Теперь главным предположением стало то, что ХАМАС хочет поджечь ситуацию вокруг священной для мусульман Храмовой горы и, возможно, добиться «объединения фронтов» с «Хизбаллой», Западным берегом, йеменскими хуситами.



ХАМАС ожидал, что израильские провокаторы, как обычно, поднимутся на Храмовую гору – и тем самым сыграют ему на руку. Или по крайней мере что Израиль введет ограничения на молитвы мусульман на территории комплекса. Любой из этих сценариев мог стать поводом для вспышки насилия.

Но похоже, и эту концепцию надо переосмыслить. На Храмовой горе по-прежнему относительно спокойно, а вот в Ливане напряжение усиливается.

Обязательным условием для прекращения своих атак на Израиль «Хизбалла» назвала прекращение огня в Газе. Без этого правительствам в Бейруте и группе стран, выступающих посредниками между ним, Израилем и Западом, нечего предложить всем сторонам.

Более 100 тысяч ливанских гражданских лиц, покинувших свои дома на юге страны, до сих пор не могут вернуться, а то, что осталось от экономики Ливана, быстро испаряется.

На прошлой неделе ливанское правительство объявило, что выделит около 20 тысяч долларов каждой семье, чей близкий погиб в ходе нынешней войны. За разрушенный дом обещают по 40 тысяч долларов. По официальным оценкам, израильскими ударами по Южному Ливану разрушено более тысячи домов. То есть одни только компенсации за дома составят около 40 миллионов долларов – огромная сумма на фоне затяжного экономического кризиса, поразившего Ливан.

На кризис наложился ущерб от войны. По ту сторону границы он, судя по всему, еще сильнее, чем в Израиле.

В конце февраля министр экономики и торговли Ливана Амин Салам подробно описывал масштабы убытков. Война сильно ударила по сельскохозяйственному сектору Ливана – самому развитому на юге страны. Ущерб превысил 2,5 миллиарда долларов. Больше всего пострадали оливковые деревья, а оливковое масло – один из главных сельскохозяйственных продуктов, который идет на экспорт.

Салам заявил, что масштабы экономического ущерба могут составить более 10 миллиардов долларов, в зависимости от того, сколько продлится война.

Еще один важный сектор ливанской экономики, пострадавший от войны, – туризм. Три года назад на его долю приходилось более 14% ВВП. Он уже пережил серьезный удар во время коронавируса.

Около двух лет назад отрасль начала восстанавливаться, но с началом войны ливанские отели снова опустели. Горнолыжные курорты и зимний туризм в целом – всегда популярные среди гостей из стран Персидского залива и Египта – почти полностью пропустили сезон. Ливанские отельеры теперь с тревогой ждут, что будет со следующим пиковым сезоном отпусков: Ид аль-Фитр в конце Рамадана и Пасха вскоре после него.

Параллельно в Ливане, многоконфессиональной стране, продолжается политический кризис. Путь к выходу из него – назначение нового президента. Но и здесь процесс парализован, поскольку он также зависит от событий в Газе.

Послы пяти стран, участвующих в посреднических усилиях, – США, Египта, Саудовской Аравии, Франции и Катара, вновь собрались на прошлой неделе, но никаких конкретных достижений не добились.

Что касается войны, французская инициатива предполагает отдельное прекращение огня между Израилем и Ливаном, не связанное с событиями в Газе. Она включает отвод сил «Хизбаллы» на 10 километров от границы; размещение 15 тысяч ливанских военнослужащих в районе, откуда «Хизбалла» уйдет, и развертывание Временных сил ООН в Ливане. Однако пока этот вариант отложен в сторону.

Ливанское правительство тянет с ответом уже около трех недель и только на прошлой неделе опубликовало общее и расплывчатое заявление. В нем говорилось, что Ливан поддерживает выполнение Резолюции 1701 и требует прекращения огня при условии, что Израиль выполнит свои обязательства по этому документу.

Однако, чтобы обе части уравнения сработали, потребуются трехсторонние переговоры между Иерусалимом, Бейрутом и ООН. Хотя и ливанское правительство, и «Хизбалла» согласны с этой формулой, она все равно обусловлена прекращением огня в Газе. А его пока нет.

По оценкам ливанских аналитиков, действительно подтолкнуть «Хизбаллу» к прекращению огня может единственная страна – это Иран. Он не входит в группу из пяти стран-посредников, но имеет реальные рычаги влияния на «Хизбаллу».

Тегеран не раз давал понять в своих заявлениях для СМИ, что не стремится к расширению конфликта на Ближнем Востоке. Более масштабная война с Израилем и значительные потери, которые может понести «Хизбалла», не принесут никаких выгод ни самой группировке, ни Ирану.

Но те же ливанские аналитики признают, что связь, которую «Хизбалла» создала между ситуацией в Газе и действиями на границе с Израилем, сузила Ирану простор для маневра. Тегерану теперь труднее выступить с практическим предложением, позволяющим разорвать эту связь.

В итоге на данный момент в Ливане сложилась патовая ситуация: ни одна сторона – ни внутренняя, ни внешняя – не способна заставить других принять решение.

США сейчас направляют усилия на то, чтобы конфликт между Израилем и «Хизбаллой» не расширялся. Для этого Вашингтон ведет переговоры не только с правительствами Израиля и Ливана (последнее все равно «Хизбаллу» не контролирует), но и с Саудовской Аравией, которая пока не получила никаких выгод от недавно восстановленных связей с Ираном.

США также ведут переговоры с Катаром, который частично финансирует ливанскую армию, а в последнее время – и с Объединенными Арабскими Эмиратами, которые приложили руку к ливанскому пирогу, в основном через Сирию.

Но, как и в Газе, ключ к решению проблемы с Ливаном в руках у организации, обладающей монополией на управление конфликтом, а не у правительства или его союзников. Так что Израилю вряд ли стоит ждать тишины на границе в Рамадан.

Цви Барэль, «ХаАрец», Н.Б. AP/Ariel Schalit √

Новости

Источники: так будет выглядеть операция в Рафиахе
Пугают, а нам не страшно. Министр обороны посетил батальон "Нецах Иегуда", которому грозят санкции
Российская ракета обрушила 240-метровую Харьковскую телебашню (видео)

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

МНЕНИЯ