Почему от левых отвернулись даже кибуцы

Почему от левых отвернулись даже кибуцы

Провал израильских левых на выборах стал еще более болезненным после их поражения среди кибуцных избирателей. Оставшиеся сторонники МЕРЕЦ и лейбористов пытаются выяснить, что произошло.

Они вставали один за другим, по очереди продавая свой товар. «Это критически важный момент», – сказали все они, каждый по-своему. Потом было еще много нагнетания и «гевалта». Все участники этого конкретного мероприятия в кибуце Эйн-Шемер, были кандидатами от партии «Авода». Это было накануне праймериз.

Что ж, по крайней мере одно из сказанного там сбылось. «1 ноября нас ждет битва», – заявил министр по делам диаспоры Нахман Шай, который с тех пор проиграл дважды – на праймериз своей партии в августе и в день выборов.

Результаты в Эйн-Шемер предвещали перемены: лишь немногим более 15 процентов членов кибуца проголосовали за лейбористов. Победила партия «Еш атид», которая набрала 37 процентов голосов. Что касается партии МЕРЕЦ, с которой тесно связан кибуц в северной части страны, она заняла лишь второе место. Это было не случайностью, а скорее отражением тенденции. Кибуцное движение не статично.

На самом деле в кибуцах по всему Израилю партия Яира Лапида «Еш атид» одержала крупную победу на недавних выборах, оставив лейбористов и особенно МЕРЕЦ далеко позади.

«Социальная структура кибуца изменилась, – говорит Моти Балабин, член кибуца Цуба, расположенного в окрестностях Иерусалима. – Они расширились [чтобы принять новых жителей], а пожилые избиратели-лейбористы уже на кладбище».

Даже если Балабин немного преувеличивает, описанная им ситуация в целом верна, считает Йори Кандель, районный координатор политико-идеологического отдела Кибуцного движения. По его словам, «из 140 тысяч зарегистрированных избирателей в кибуцах сегодня только 55 тысяч – члены кибуцев», в отличие от тех, кто живет в новых, расширенных частях этих сообществ, арендаторов, детей членов и прочих.

Кандель, активист МЕРЕЦ из кибуца Лехавот ха-Башан, который находится неподалеку от Кирьят-Шмоны, объясняет: «Раньше все здесь были членами, поэтому очевидно, что сторонники «Аводы» и МЕРЕЦ составляли большинство. Как только изменился состав жителей, что само по себе неплохо, все изменилось». Есть избиратели «Ликуда» и сторонники Смотрича и «Омеца», партии, выступающей против политики минздрава в отношении пандемии COVID-19.

Действительно, некоторые эксперты сообщают «ХаАрец», что разрыв кибуцев со своими традиционными партиями-покровителями – это процесс, который происходит уже несколько лет. Наряду с демографическими изменениями, в связи с новыми волнами строительства, разнообразившими некогда однородный характер этих сообществ, произошли изменения и в личных предпочтениях.

«Кибуцы теперь уже часть израильского среднего класса», – говорит профессор Сигаль Бен-Рафаэль Галанти, политолог из колледжа Бейт-Берл, отмечая, что как приватизированные, так и неприватизированные и более традиционные кибуцы сегодня гораздо более открыты для внешнего мира. «Все не так, как раньше», – добавляет она.

Таким образом, среди этой части населения Израиля, как и среди других левоцентристских избирателей, были те, кто был убежден, что на недавних выборах они должны голосовать стратегически – за самую крупную партию блока, а именно за «Еш атид».

«За пределами [левоцентристского] блока практически не было движения – было только движение внутри него, от МЕРЕЦ и «Аводы» к «Еш атид» и немного к «Кахоль-лаван», – говорит Хаим Орон, бывший депутат и экс-председатель МЕРЕЦ, который живет в кибуце Лахав на юге. – В кибуцном движении были люди, которые также поверили заявлениям, что голосование за более крупную партию может изменить исход выборов. Этого было достаточно, чтобы люди проголосовали за любого кандидата, которого они считали разумным выбором».

Суть в том, продолжает Орон, что «кибуцное движение уже не та политическая сила, какой оно было когда-то, когда люди знали, что существуют «Авода» и МЕРЕЦ». По его словам, сегодня есть члены кибуца, которые больше не видят некогда полного совпадения между их кибуцной идентичностью и политическим движением. Крайним примером – возможно, показательным – была видеозапись в Facebook генерального секретаря Кибуцного движения Нира Меира накануне выборов, в которой он сказал, что сам голосует за партию Бени Ганца, поскольку только тот заботится об интересах кибуцев. Меир уже не является политически влиятельной фигурой, как раньше, но в прошлом такое заявление сочли бы еретическим».

Как в Тель-Авиве

С публикацией окончательных результатов выборов 1 ноября многие израильтяне поспешили посмотреть, как проголосовала их собственная община. Кибуцное движение особенно интересовалось этим. Победа «Еш атид» на территории уже не существующих партий МАПАЙ и МАПАМ, возможно, была воспринята ветеранами этих левых движений с гневом и печалью, но не обязательно с удивлением. Это даже не было беспрецедентным: по данным Израильского института демократии, эта тенденция началась во время первого тура выборов в 2019 году. «Кахоль-лаван» во главе с Ганцем получила 50,6 процента голосов кибуцев, а лейбористы – лишь 21,2 процента (аналогично результатам последних выборов).

«Тогда впервые «Авода» и МЕРЕЦ получили менее 50 процентов голосов в кибуцах. «Кахоль-лаван» их поглотил», – говорит Офер Кёниг, научный сотрудник института. Профессор отмечает, что в 1992 и 1996 годах «МЕРЕЦ и лейбористы» получили более 90 процентов голосов кибуцев; у них была почти монополия. Но за прошедшие десятилетия цифры изменились, и резкое изменение баланса сил в 2019 году стало частью общего тренда. Единственным исключением были выборы 2021 года, на которых лейбористы, набрав 25,6 процента голосов, обошли «Еш атид» с 23,1 процента и МЕРЕЦ с 18,9 процента голосов. Это было каким-то миражом в преддверии выборов, состоявшихся несколько недель назад.

В этом контексте представляется, что в кибуцах наблюдается та же тенденция, что и в других израильских общинах, отождествляемых с левоцентристскими. «Я предлагаю усвоить это, – подчеркивает Орон. – Кибуцное движение сегодня – часть избирательной зоны, похожей на Тель-Авив, Раанану и им подобные».

Кёниг идет еще дальше: «Кибуцы – часть израильского общества, которое за последние три десятилетия сместилось вправо. Поддержка «Аводы» и МЕРЕЦ перешла к таким партиям, как «Еш атид», «Кахоль-лаван» и (ныне несуществующие) «Кадима» и «Ха-Тнуа». В этом отношении кибуцы ничем не отличаются от Тель-Авива. Либеральные и светские левоцентристы перенесли свою поддержку на партии, расположенные ближе к центру».

Со своей стороны доктор Алон Паукер с факультета истории общества и общины в колледже Бейт-Берл предлагает рассматривать аномальный всплеск голосования кибуцев за «Аводу» и МЕРЕЦ на выборах 2021 года через ту же призму: одни и те же тенденции прослеживались тогда у всех левоцентристских избирателей, а не только в кибуцах. «Происхождение кибуца оказывает некоторое влияние, но это не единственный фактор, определяющий, как человек голосует, – говорит Паукер. – В моем кибуце Беэри лейбористы по-прежнему получили наибольшее количество голосов, у МЕРЕЦ тоже все хорошо, но переход от этих двух к «Еш атид» очевиден».

«В списке не было генерала»

«Куда мы направляемся? – сокрушается Шош Калифон, подводя итоги выборов. – Мы на исходе нашей жизни, но какое будущее ждет наших детей и внуков? Какое будущее у них будет? Это очень тяжело и пугающе, несмотря на успокаивающие сообщения».

Калифон – очень давняя сторонница «Аводы» («не помню, сколько десятилетий») – считает, что прошлое ее партии все еще витает над теми членами, которые продолжают следовать ее путем.

«Мы расплачиваемся за грехи, совершенные в 1950-х годах, – объясняет она. – В этой стране есть много общин, которые до сих пор, в четвертом поколении, все еще не находятся в центре событий. А те, кто дает им чувство собственного достоинства и самоуважения, находятся справа».

Алон Лешем, еще один давний сторонник «Аводы», говорит, что есть и другие причины недавнего провала на выборах. «Возможно, список был слишком левым, – говорит он. – Генерала не было. Некоторые люди говорят, что лейбористы устарели. Надеюсь, что нет».

Цуба считается одним из бастионов партии «Авода» среди кибуцев. В течение многих лет у него была самая высокая доля избирателей-лейбористов. Действительно, на выборах 2019 года, когда только два кибуца проголосовали преимущественно за «Аводу», это был один из них. Но господствующие политические тенденции не обошли и его стороной. Если на тех выборах лейбористы сохранили явное лидерство (с 41,5 процента голосов), то в последующих турах поддержка партии в Цубе сократилась. 1 ноября только 32,6 процента избирателей проголосовали за «Аводу» под руководством Мерав Михаэли. «Еш атид» получила больше голосов.

Меир Зарайя, бывший секретарь отделения «Аводы», оценивает причины случившегося иначе. «Организационная инфраструктура кибуцного подразделения Лейбористской партии ослабла, из-за чего мы потеряли свою власть, – объясняет он. – Еще одна проблема – Мерав Михаэли. Она умная женщина, приводит в партию группы молодых, но она намеренно отказалась от партийных ветеранов. Из-за этого на нее сильно злятся».

Гнев, направленный на партию, по-видимому, проистекает не только из-за того, что она оставила этих ветеранов позади, но и из-за того, что она отказалась от ценностей, важных для сельскохозяйственных сообществ, таких как кибуцы.

«С тех пор как лейбористы перешли в оппозицию, почти не участвуя в формировании коалиций, – говорит профессор Бен-Рафаэль Галанти, – люди не обращаются к ней по таким вопросам, как сельское хозяйство или вода; они обращаются к любому, кто может помочь». Это тоже, по-видимому, имеет свою цену на избирательных участках.

У более старшего поколения в кибуцах могут быть и другие соображения. Они годами просматривают партийные списки «Аводы» и МЕРЕЦ и почти не находят в них выходцев из кибуцев, по крайней мере не так часто, как в прошлом. У лейбористов был один кандидат от кибуца с реальными шансами попасть в кнессет, но у МЕРЕЦ, которая не преодолела избирательный барьер, не было ни одного. «Кибуцники когда-то были очень влиятельны в МЕРЕЦ», – говорили источники в партии перед выборами.

Доктор Паукер не считает, что личная идентификация была основным фактором при голосовании, «поскольку люди действительно хотели, чтобы Рам Шефа из кибуца Гиват-Хаим, занимавший пятое место в списке «Авода», попал в кнессет, а также Наама Лазими, которая много сделала для поддержки Кибуцного движения. «Но если бы член кибуца возглавил список, а Яир Голан, который гораздо более связан с движением, возглавил бы МЕРЕЦ [вместо Зехавы Галон], это могло привлечь больше голосов», – считает профессор.

Приезд Бен-Гвира

Муки Цур из Эйн-Гева считается знатоком истории кибуца. Когда он говорит о политической арене и изменениях в культуре голосования в кибуцах, он упоминает об утрате традиции, а не религиозного разнообразия.

«Вообще следует сказать, что все традиционные партии в Израиле исчезли, – замечает он. – «Ликуд» – это не партия Бегина, МАПАЙ открыла путь проправым переменам, МЕРЕЦ потерял МАПАМ и РАЦ. Все претерпели кардинальные изменения».

Это, по его словам, внесло значительный вклад в разрушение левых ворот в Кибуцном движении. Цур, которому 84 года, вспоминает, как одно время в кибуцах была только одна газета, связанная с одной партией, и были споры о том, можно ли приносить газеты, распространяемые другими партиями. Но все это в прошлом. Молодежь уже не настроена однозначно в пользу «традиционных» для кибуцев партий.

«Нам едва удалось мобилизовать молодых людей для участия в политической деятельности, – говорит Кандель из Кибуцного движения. – Несколько лет распространяю протестные материалы против коррупции в правительстве; все это достается пожилому населению. Люди, родившиеся в 1980-х, 1990-х и позже, не понимают реалий оккупации. Они родились в них. То же самое и с людьми, которые родились в условиях вечного правления «Ликуда». Они не понимают, почему мы, эта «кучка старожилов», размахиваем черно-розовыми флагами».

Впрочем, пожилым кибуцникам есть о чем беспокоиться. Недавние выборы показали, что сторонники правых экстремистов встречаются и у них дома. Пока это маргинальное явление, но, по данным Израильского института демократии, 2,8 процента голосов членов кибуца, живших в пределах «зеленой линии» до 1967 года, достались «Религиозному сионизму». Это немного, но их стало больше, чем в прошлом. Есть и другие свидетельства этой тенденции.

Во время предвыборной кампании Итамар Бен-Гвир посетил кибуц Айелет-ха-Шахар в Верхней Галилее, которая широко освещалась в СМИ. Неясно, в какой степени это было частью кампании или провокацией, но 23 члена кибуца проголосовали за «Религиозный сионизм» по сравнению с двумя на предыдущих выборах. Аналогичные изменения были отмечены в соседних кибуцах Кфар-ха-Наси (12 по сравнению с пятью), Хулата (с девяти до 22) и Маханаим (с трех до 31).

Профессор Кениг говорит, что, с одной стороны, это еще одно свидетельство того, что кибуцы не застрахованы от процессов, влияющих на израильское общество в целом. С другой стороны, он хочет напомнить людям, что эти цифры составляют менее одной десятой одного места в кнессете. Вот и все. По крайней мере на данный момент.

«Весь мир смещается вправо, – говорит Шарлин Блум, общинный координатор в Цубе и член «Аводы», которая пытается сохранять оптимизм. – Но история показывает, что, когда вы резко поворачиваете направо, вы затем возвращаетесь налево».

Ноа Шпигель, «ХаАрец», А.У. Фото: Алон Рон √

Новости

Трамп: «События 7 октября могут закончиться мировой войной»
Пресс-секретарь ЦАХАЛа: «В ближайшие дни следует быть начеку»
ЦАХАЛ уничтожил в секторе Газа установки, готовые к запуску ракет по Израилю

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ