Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Abir Sultan/Pool Photo via AP
    Abir Sultan/Pool Photo via AP

    Кнессет потерял разум

    За последние дни уже несколько авторов «ХаАрец» писали о важности принятия двух новых законов, чтобы предотвратить нежелательное возвращение Биньямина Нетаниягу в резиденцию главы правительства: первый – о сокращении пребывания на посту до двух сроков, второй – о запрете занимать пост главы правительства человеку, которому предъявлено обвинительное заключение.

    В коалиционных соглашениях «Еш атид» с «Новой надеждой» и НДИ есть общий пункт следующего содержания: «Сразу после формирования правительства и для того, чтобы воплотить принцип ограничения пребывания на посту главы правительства общим сроком не более 8 лет, будет внесен  основополагающий закон «Кнессет» (поправка – карантин и ограниченне срока на посту главы правительства)».

    Это – слишком общие, почти туманные слова, сознательно лишенные всякой обязывающей формулировки.

    Этот вопрос сопровождают множество загадок. Вот несколько из них: будет ли это ограничение ретроактивным, то есть сможет ли тот, кто был главой правительства 12 или 50 лет до принятия закона, вернуться с интервалами в резиденцию главы правительства еще на 8 лет?

    Является ли конституционным один из предлагаемых вариантов эффективного ограничения Нетаниягу в виде 4-летнего карантина, налагаемого на главу правительства, который пробыл на посту 8 лет и хочет баллотироваться в кнессет?

    Можно ли вообще практически ввести ограничение срока на посту в Израиле, где существует парламентская система?

    Намного более важный, справедливый и крайне необходимый закон – это как раз тот, что запрещает обвиняемому в уголовных преступлениях занимать пост главы правительства. Не для того, чтобы перекрыть дорогу Нетаниягу, из чего исходят упомянутые авторы статей, а потому, что, как мы уже знаем, положение, в котором глава правительства, обвиняемый в уголовных преступлениях, борется в суде параллельно с управлением государством, совершенно безумно и полно хаоса.

    Чуть более года назад судьи БАГАЦа единогласно решили, что нет повода, мешающего Нетаниягу, обвиняемому в уголовных преступлениях, получить мандат на формирование правительства. Это было правильное решение, поскольку БАГАЦ истолковал ясный язык закона, по которому можно сместить главу правительства с поста только после его осуждения в суде.

    Трудная миссия коалиции, созданной во имя защиты демократии, состоит в том, чтобы убрать эту политическую горячую картофелину со стола суда, чья роль состоит в том, чтобы выносить решения в соответствии с лежащим перед ним законом, а не решать политические проблемы или исправлять законы – и остудить ее на своем поле.

    Сейчас, когда Нетаниягу провалился в решении задачи формирования правительства и его заменили в результате выборов, а не в результате запрещенного вмешательства суда, роль новой коалиции состоит в том, чтобы внести в книгу законов базовую общественную и самую логичную норму, которая станет обязательной для главы правительства от любого лагеря.

    Такой закон не лишен трудностей. С одной стороны, он дает юридическому советнику правительства большую силу, а с другой – возлагает на него постоянную ответственность. Для такого положения можно найти решение в виде дополнительной системы контроля, и вполне вероятно, что оно и тогда будет далеко от абсолюта. Но все же и такое положение предпочтительнее того, что произошло, когда началось следствие по трем уголовным делам Нетаниягу, и еще хуже – после того, как ему было предъявлено обвинительное заключение и начат судебный процесс. Возвращение такой действительности намного опаснее возвращения Нетаниягу.

    Члены коалиции говорят в свою защиту, что с той минуты, как было создано новое правительство, прошли считанные дни, и еще слишком рано предъявлять им претензии, что до сих пор не принято решения по этому вопросу. Некоторые из них говорят, что правительству надо дать несколько дней нормальной работы до принятия драматических решений. Но вместе с разумностью этих аргументов, если есть очевидный вывод после долгих лет правления Нетаниягу, который доминирует над персональным психозом вокруг него, то его сделал и сам Нетаниягу во время правления Эхуда Ольмерта: глава правительства, обвиняемый в уголовных преступлениях, не может занимать свой пост.

    Равит Гехт, «ХаАрец». Р.Р. Abir Sultan/Pool Photo via AP˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend