Авгиевы конюшни придется разгребать. Почему никто не расследует насилие полиции?

Авгиевы конюшни придется разгребать. Почему никто не расследует насилие полиции?

Гиора Ромм очень хотел стать государственным контролером. Он хорошо подходил для этой работы: умный, с прекрасными навыками общения с людьми и большим опытом управления системами в государственном секторе. И честный.

Короче говоря, в эпоху премьер-министра Биньямина Нетаниягу у него не было никаких шансов. За несколько месяцев до своей недавней смерти, будучи в здравом уме и твёрдой памяти и полностью осознавая свое состояние, он рассказал мне о встрече, на которой он пытался убедить депутата кнессета Бецалеля Смотрича поддержать его кандидатуру (В мае 2019 года фракция «Кахоль-лаван» выдвинула его кандидатом на пост госконтролера, — примечание «Деталей»). Во время встречи Смотрич читал биографию Ромма, пока тот сидел и ждал. Было очевидно, что Смотрич не знаком с впечатляющей историей жизни героя Израиля.

Книга «Цивони арба» (позывные «Миража», на котором Гиора летал во время Войны на истощение), в английском переводе «Solitary: The Crash, Captivity and Comeback of an Ace Fighter Pilot» («В одиночку: крушение, плен и возвращение летчика-аса») — эта мудрая и волнующая книга Ромма о пребывании в египетском плену, очевидно, не входила в круг чтения Смотрича, и военное прошлое первого летчика-аса страны не произвело на него сильного впечатления.

«Так вы на самом деле пилот вертолета, — сказал Смотрич, поднимая голову от страницы. — Нет, «Скайхок» — это боевой самолет, а не вертолет, — терпеливо объяснил Ромм.

Ромм уже не в первый раз рассказывал мне о той встрече. В этот раз — отчасти из-за его состояния, отчасти из-за нашего — она была еще более осторой и пронзительной. Только подумать — этот незаурядный человек пришел за поддержкой к ловкачу, который меняет свою личину, как наряды.



В один момент он хвалит политиков Авигдора Либермана и Омера Бар-Лева, а в другой — говорит о них как о врагах. Он с видимой серьезностью листает биографию одного из самых выдающихся летчиков ЦАХАЛа и в то же время продвигает кандидата, который его победит, — Матаньягу Энгельмана, человека, возглавляющего ныне ведомство государственного контролера.

Нетаниягу сознательно ликвидировал двух «стражей закона»: государственного контролера и главу управления по госслужбе, которого сейчас добивает профессор Даниэль Гершкович. Но наибольший гнев вызывает ситуация в отделе по расследованию преступлений полицейских МАХАШ.

Каждую неделю, а иногда и каждый день появляются не вызывающие сомнений видеозаписи необоснованного полицейского насилия. Обвинительных заключений нет, расследования начинаются очень медленно и не заканчиваются. И это не из-за Нетаниягу, и не из-за мстительного бывшего главы отдела, депутата от «Ликуда» Моше Саада. Это просто трусость, нерешительность и отсутствие способностей.

Керен Бар-Менахем, возглавляющая отдел расследований, не стоит в очереди на повышение и не ждет четвертого года пребывания в должности. Она не должна никого бояться, и ее начальник — не министр национальной безопасности Итамар Бен-Гвир, а генеральный прокурор. Конечно, она руководствуется разумными соображениями, но это просто не работает.

Отдел объясняет это тем, что расследования занимают много времени, что сотрудникам не хватает поддержки суда, что они работают круглосуточно, что общественность не понимает ограничений, с которыми они должны считаться. Нам кажется, что водометы в нарушение правил направлены прямо на демонстрантов, а на самом деле эти устройства трудно нацелить и контролировать. Трудно будет доказать наличие умысла на совершение преступления.

Мягко говоря, это неубедительно. Конная полиция топчет демонстрантов, полицейские их душат и арестовывают без причины. Без причины забирают человека из дома для допроса. Вызывают на допрос без веских причин, а МАХАШ не существует. Но дело не только в МАХАШ.

Генерального прокурора, к сожалению, фактически не существует. Прокуратура хочет только тишины. И мы не можем освободить от ответственности даже генерального прокурора. Правда, количество фронтов, на которых может одновременно вести борьбу генеральный прокурор Гали Бахарав-Миара, ограничено. Но от этого фронта нельзя отказываться, потому что именно эти инциденты вызывают самое сильное ощущение недемократичности режима.

За одиннадцать дней до своей смерти Ромм отправил текстовое сообщение. «Что касается моего здоровья: я прекратил химиотерапию. Я дома, большую часть времени провожу в постели, мое состояние стабильно и я не испытываю болей… Сейчас мне больше всего нужен покой». Я знаю, что пронеслось у меня в голове: что бы Ромм сделал сейчас при этом правительстве, будь он государственным контролером. Бар-Менахем, вероятно, не знала Гиору Ромма. Если бы только она проявила хоть немного его бойцовского духа.

Равив Друкер, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Ohad Zwigenberg

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Сегодня сразу 3 авиакомпании возвращаются в Израиль
Совбез ООН прокомментировал инцидент с давкой в Газе
Бои на юге сектора Газа: ЦАХАЛ окружил комплекс жилых зданий в Хан-Юнисе

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ