Почему нельзя разрешить правительству Абу-Даби купить страховую компанию «Феникс»

Почему нельзя разрешить правительству Абу-Даби купить страховую компанию «Феникс»

13 декабря все были крайне удивлены, прочитав новость о том, что инвестиционный фонд, контролируемый правительством Абу-Даби, намерен приобрести контроль над крупнейшей страховой компанией Израиля — «Феникс». Такого никогда не было. Понятно, что официальное рассмотрение заявки Управлением рынка капитала, страхования и сбережений во главе с временно исполняющим обязанности председателя Амитом Галем, потребует политического решения правительства. Нет сомнений, что Галь передаст вопрос в комиссию по иностранным инвестициям, чтобы там дали экспертное заключение по этому уникальному случаю.

Наше удивление — первый знак вопроса по поводу этой сделки. В финансовой культуре Израиля не принято так «удивлять» регулирующие органы с продажей компаний. Тем более, когда покупателем является иностранное правительство. Принято сначала разведать, есть ли вообще смысл продвигать такую сделку.

Как нынешние американские владельцы «Феникса», так и покупатели из Абу-Даби, поставили регулятора перед свершившимся фактом. И уже сам этот факт свидетельствует о проблемном поведении тех и других.

Кто-то здесь не считается с Государством Израиль и не боится поставить его в неловкое положение. Возможно, это уже причина не одобрять эту сделку. 

Первые реакции чиновников на публикацию были противоречивыми. Несколько лет назад Израиль отклонял все запросы китайских компаний на покупку «Феникса». Так почему же правительство Абу-Даби рассчитывает получить контроль над одной из крупнейших финансовых структур Израиля.

Каковы риски на самом деле?  Есть два неприятных сценария, которые лишают сна.

Во-первых, коррупция. Новый владелец направит деньги страховой компании на коррупционные инвестиции в странах Персидского залива, или где-нибудь. Для этой цели он может использовать как собственные активы страховой компании, так и ее капитальные фонды. Он также может повлиять на инвестиционную комиссию пенсионного фонда, чтобы вложить пенсионные накопления израильтян туда, куда захочет.

Второй сценарий, еще более серьезный, предполагает преднамеренные враждебные шаги с целью нанести ущерб стабильности страховой компании и пенсионным накоплениям израильтян, чтобы вызвать финансовый кризис в Израиле. Это тоже можно сделать, перенаправив инвестиции, как из собственных активов страховой компании, так и из денег пенсионных вкладчиков.

Есть еще две проблемы, чуть менее серьезные.

Во-первых, утечка конфиденциальной информации в чужие руки. Страховая компания обладает огромным объемом информации о гражданах. Можно себе представить, сколько она о нас знает, хотя бы через медицинские страховки. И мы не уверены, что Израиль может позволить получение такой информации иностранным правительством.

И, конечно, иностранное влияние на политику в Израиле. Например, государство рассматривает возможность реформирования пенсионной отрасли и разделения страховых компаний и пенсионных фондов.

В какой степени государство будет свободно в этих вопросах, когда контролирующим владельцем крупнейшей страховой компании станет правительство Абу-Даби? Будет ли Абу-Даби оказывать давление на правительство Израиля, чтобы избежать этого?

Не знаю, насколько оправданы эти опасения. Это экстремальные сценарии, по поводу которых у государственного регулятора есть инструменты для решения подобных проблем.

Регулятор проверяет действия компаний, и хотя он не имеет полномочий вмешиваться в управление инвестициями, но может потребовать изменения состава инвестиционной комиссии, чтобы туда назначались только независимые эксперты. В крайних случаях надзорный орган может даже отозвать лицензию у владельцев.

Широко распространено мнение, что Абу-Даби инвестирует в «Феникс» по тем же причинам, что и американские фонды — они рассматривают «Феникс» как хорошую финансовую инвестицию, у них нет причин наносить компании ущерб. Опасения враждебных действий со стороны ОАЭ, с которыми у нас теперь есть мирное соглашение, кажутся преувеличенными.

Успокаивает и то, что правительство Абу-Даби уже получило разрешение на покупку части газового месторождения «Тамар» — жизненно важной части инфраструктуры Израиля.

Кроме того, страховая компания не банк. Ее финансовый крах — тяжелое событие, но оно не угрожает стабильности всей экономики.

Не очень успокаивает

Только эти успокаивающие доводы недостаточно убедительны. «Феникс» контролирует активы на сумму 370 миллиардов шекелей. В отличие от инвестиций в «Тамар», где Абу-Даби выступает в качестве миноритарного инвестора, финансовая отрасль очень чувствительна к влиянию тех, у кого в руках контроль над компаниями. Газовое месторождение невозможно ликвидировать физически. А вот в финансовом мире вы можете перенаправлять денежные потоки, причиняя серьезный ущерб одним нажатием кнопки. К тому времени, когда регулятор вмешается, ущерб может стать непоправимым.

Опыт показывает, что собственники имеют существенное влияние на подконтрольную компанию, несмотря на все усилия регулятора. И даже независимой инвестиционной комиссии будет трудно противостоять давлению владельца, который захочет, например, купить «потрясающую электростанцию ​​в Азербайджане» или инвестировать в «многообещающий новый курорт в Дубае».

Вне сомнений, если бы речь шла о  банке «Хапоалим», то государственный регулятор — Банк Израиля — не позволил бы иностранному правительству получить контроль. И не имеет значения, правительству какого именно государства. В большей части развитых стран не разрешили бы передать иностранному правительству, которое преследует свои интересы, контроль над крупнейшей страховой компанией.

Более того, страховая компания управляет средствами в пенсионных фондах, поэтому ее репутация и безопасность вкладов являются важным активом. Что подумают граждане, которые держат свои пенсионные накопления в «Фениксе»? Понравится ли им, что их пенсиями распоряжаются шейхи из Абу-Даби? Или они захотят перейти в другие пенсионные фонды?

Идем дальше. Несмотря на всю критику поведения Шломо Элиягу, как владельца страховой компании «Мигдаль», он все же является гражданином Израиля, его можно вызвать для разъяснений в Управление рынка капитала. Также ему можно предъявить претензии в израильском суде. Все это не работает, когда собственником является иностранец.

Это относится и к американским частным фондам, контролирующим «Феникс». Но вкладчики чувствуют себя спокойнее по поводу управления их средствами, если этим занимаются компании из западных демократических стран. Абу-Даби таковой не является.

Мы приглашаем Абу-Даби инвестировать в Израиль

Высокая политическая чувствительность по отношению к Абу-Даби ставит под большой знак вопроса одобрение этой сделки. Регулятор у нас обладает полной независимостью при принятии решения об утверждении сделки. Несмотря на это, вполне ожидаемо, что регулятор обратится за консультацией к политическому руководству, «для изучения аспектов национальной безопасности в иностранных инвестициях».

Для этого есть специальная комиссия, которая была создана в 2019 году под давлением американцев (которые были возмущены, по совершенно иным причинам, что мы посмели выдать разрешение китайцам на строительство морского порта в Хайфе).

Комиссию возглавляет главный экономист Министерства финансов Шира Гринберг. В состав комиссии входят представители министерств обороны и иностранных дел, а также Главного управления национальной безопасности. Комиссия уполномочена давать экспертные заключения о целесообразности тех или иных иностранных инвестиций с точки зрения национальной безопасности, если речь идет о чувствительных инфраструктурах, включая связь и финансы.

Полномочия комиссии носят сугубо совещательный характер. На самом деле, она не может принимать решения вместо Управления рынка капитала. Более того, Управление даже не обязано подавать запрос на такую ​​консультацию. Однако есть все основания предположить, что Управление обратится в комиссию из-за высокой геополитической чувствительности этого вопроса. Зачем Галю, временному председателю Управления, брать на себя ответственность за утверждение сделки, которая может нанести стратегический ущерб отношениям Израиля с Абу-Даби?

Это серьезная проблема. Если регулятор не чувствует себя свободным в принятии решения относительно крупнейшей страховой компании Израиля, то он не будет свободен в будущем, если появятся проблемы, отозвать у нее лицензию. Геополитическая туча будет всегда нависать над этим вопросом. Этот довод сам по себе является достаточным основанием, чтобы отклонить сделку.

Короче говоря, именно из-за огромной важности наших связей с Абу-Даби и сохранения «договоров Авраама», в интересах обеих сторон замять дело на самом начальном этапе. Мы приглашаем Абу-Даби инвестировать в экономику Израиля, но не в наши ведущие финансовые компании.

Мейрав Арлозоров, TheMarker Ц.З. Фото: Nousha Salimi/AP Images for ADTA

 

Новости

NBC: Байден опасается, израильского ответного удара. США хотят избежать региональной войны
«Иранцы поддерживают Израиль» – новый хэштег выбрался в топ Твиттера на фоне войны
В Биньямине ранена военнослужащая

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ