Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Почему нам так важен МЕРЕЦ

    Перед выборами 2009 года председатель партии МЕРЕЦ решил пополнить список кандидатов новыми людьми, обновить партию. Нынешний лидер партии «Авода» Мерав Михаэли была тогда одной из женщин, рассчитывавших на забронированное место, но этого не произошло. Место досталось Ницану Горовицу.


    За несколько дней до того, как должны были быть поданы списки кандидатов на участие в выборах 23 марта, прилагались большие усилия для объединения МЕРЕЦа с «Аводой». Что касается политиков этих партий, между ними почти нет различий. В пятерке лидеров «Аводы» нет никого, кто не смог бы баллотироваться от МЕРЕЦа.

    Но Горовиц не испытывал особого энтузиазма по поводу объединения, а Михаэли даже слышать об этом не хотела. В ее глазах «Авода», возможно, станет в будущем правящей партией, а она сама – кандидатом на пост премьер-министра. В конце концов, Амир Перец тоже ожидал, что его союз с Орли Леви-Абекасис принесет «Аводе» в кнессете 15 мест.

    Михаэли приложила немало усилий, чтобы получить шанс участвовать в предвыборной гонке. Она – единственное, что освежает политическую систему с точки зрения того, какие кандидатуры на этот раз выставлены. Михаэли также обладает потенциалом привлечения избирателей, которые иначе не голосовали бы за «Аводу».


    Но все это не оправдывает ее попыток устраивать маскарад. В интервью «Маарив» от 12 февраля она назвала себя сторонницей Рабина, то есть центристкой. Еще немного, и она бы заявила, что она на стороне РАФИ (правоцентристская фракция рабочего движения, которую в середине 1960-х возглавлял Бен-Гурион, против Леви Эшколя и партии МАПАЙ).

    Этот лагерь перевидал немало людей в масках. Ави Габай выдавал себя за правого, Яир Лапид тоже долгое время скрывал свое лицо под политической маской. Все эти маски спали. Провалились и те, кто не прятался за маской.

    Слабости МЕРЕЦ известны. Это – партия, которая действует как эксклюзивный клуб, ведет себя так, точно она – правящая партия. Многие достойные люди пытались побороться за то, чтобы войти в этот круг. Большинство из них проигрывают тем людям, которые раз за разом продолжают участвовать в выборах. Пробиться туда удалось, как правило, тем, кого поместили на забронированное место в списке кнессета.

    Хуже того, МЕРЕЦ превратился в малозначительную партию. Она не была в составе правительства 20 лет. В большинстве случаев – вполне обоснованно, но даже в те моменты, когда можно было пофантазировать о присоединении к коалиции, такой вариант в МЕРЕЦ даже не рассматривался. Последователи школы чистоплюев, возглавляемой бывшей главой партии Захавой Гальон, все еще ждут возвращения коалиции Ицхака Рабина.

    Заслуга Горовица и его предшественницы Тамар Зандберг состоит в том, что им хватило мудрости вернуться к реальности. Гальон не согласилась вступить в коалицию с Авигдором Либерманом, и на то у нее были веские причины. Зандберг и Горовиц готовы сидеть с ним в одном правительстве только по одной причине: если считать, что Биньямин Нетаниягу – фигура неприемлемая, Либерман недостоин рукопожатия, а Нафтали Беннет слишком радикален, то не существует правительства, к которому МЕРЕЦ когда-либо может присоединиться.

    В конце концов, мало кто хочет голосовать за партию, борющуюся за политическую власть, стоя на позиции, которая никогда не принесет им реального влияния, как будто они слишком хороши для этой политической системы.


    Согласно всем опросам, трио Беннет-Саар-Лапид может сформировать коалицию, даже если каждый из них будет по-прежнему бойкотировать своих традиционных оппонентов – ужасных арабов, кошмарных ультраортодоксов и Нетаниягу как он есть. Большинство опросов показывают, что это зависит от того, хватит ли у этой троицы ума, чтобы поделить между собой роль премьер-министра. Возможно, впервые в истории страны возникнет необходимость в трехсторонней ротации поста премьер-министра.

    Несмотря на то, что партия Беннета «Ямина» может получить не более 10 мест, реальность диктует, что для того, чтобы заставить его выйти из блока правых и ультраортодоксов в пользу чуждого ему блока «анти-Биби», потребуется предложить ему пост премьер-министра. Второй факт, основанный на большинстве опросов: нет никакой гарантии, что Беннет (а также Айелет Шакед и Алон Давиди) проявят готовность вступить в коалицию с МЕРЕЦ.

    В то же время для МЕРЕЦ очень важно выжить и остаться в кнессете. В «Аводе» уже довольно давно не говорят об оккупации, не испытывают энтузиазма по поводу защиты «Нового израильского фонда» или организации «Нарушить молчание» и не будут связываться с насилием поселенцев-экстремистов. А у МЕРЕЦ есть Моси Раз и Габи Ласки, у которых эти вопросы всегда будут на повестке дня, а у Горовица, Зандберг, Яира Голана и Эсауи  Фрейджа – всегда были.


    В кнессете, который вот-вот станет самым правым в истории, простое присутствие законодателей с другой стороны спектра – уже кое-что. С другой стороны, иметь четырех таких депутатов – минимум, необходимый для прохождения партии в кнессет – лучше, чем ничего.

    Равив Друкер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: предвыборное собрание МЕРЕЦ в 2019 году. Фото: Офер Вакнин

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend