Saturday 29.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mahmoud Illean
    AP Photo/Mahmoud Illean

    Почему мир захвачен событиями, которые израильтянам неинтересны?

    Правые регулярно изображают Верховный суд Израиля сборищем леваков-постсионистов. Но, по крайней мере, на этой неделе, во время последнего слушания по делу о выселении жителей квартала Шейх Джарах, судьи доказали, что их сердца бьются в унисон с национальными настроениями.


    «Давайте спустимся с принципиального уровня на уровень прагматический», - предложил председательствующий судья Ицхак Амит, когда он и двое его коллег по судейской коллегии, выйдя за рамки традиционных полномочий суда, попытались навязать обеим сторонам готовое соглашение. Судьи были готовы сделать практически все, вплоть до того, чтобы самим разработать схему компромисса.

    Единственное, что они отказались сделать во время продолжительных слушаний в понедельник 2 августа, - это позволить сторонам обсудить предложение вне зала суда. «Мы знаем, что происходит, когда вы выходите на пять минут, - сказал Амит. - СМИ пляшут вокруг вас, дают вам всевозможные советы. Решайте. Кто-то должен это сделать, и если необходимо провести консультации, то они будут проходить внутри, за закрытыми дверями».

    Амит пошутил: «Вы арестованы до конца заседания».


    Судьи точно знали, с чем имеют дело. Судебное заседание было лишь интермедией перед гораздо более масштабным медиа-цирком за стенами зала суда. Добавим - цирка международных СМИ, потому что внимание мировой общественности к делу квартала Шейх Джарах резко контрастировало с тем, что происходило в Израиле, где большинство местных СМИ освещают его скупо.

    Израильтян мало интересует то, что, возможно, 13 палестинских семей будут выселены из своих домов в квартале Шейх Джарах в Восточном Иерусалиме. Нельзя сказать, чтобы они обязательно были на стороне поселенческих организаций, которые пытаются их выселить. Просто в этом нет ничего особенного.

    И уж точно не в знойный августовский день, когда впервые за три года израильтяне наконец-то получили новый государственный бюджет, который может повлиять на их финансовое положение, когда коронавирус возвращается, а Олимпийские игры в Токио могут для разнообразия ненадолго потешить национальную гордость. Конфликт из-за нескольких домов в Восточном Иерусалиме действительно кажется таким несущественным - до тех пор, пока ХАМАС снова не использует их в качестве предлога для ракетных обстрелов израильских городов.

    Суд считает так же. Как и МИД Израиля, который в мае заявил, что происходящее в Шейх Джарахе - это всего лишь «спор о недвижимости». Судьи пытались применить «прагматичный» подход, потому что именно так решаются споры о недвижимости. Но они прекрасно понимали, что за пределами зала суда, в социальных сетях и международных новостных сетях, этот конфликт видится совсем по-другому.

    Из дела о Шейх Джарахе можно многое узнать о нынешнем состоянии израильско-палестинского конфликта, и особенно о его восприятии. После нескольких лет, в течение которых конфликт привлекал к себе внимание только тогда, когда число погибших исчислялось двузначными или трехзначными цифрами, выселение горстки семей попало в заголовки и получило освещение, которое возвращает нас к старым временам, до «арабской весны» и гражданских войн предыдущего десятилетия, когда борьба палестинцев все еще рассматривалась ведущими западными СМИ как центральный вопрос на Ближнем Востоке.

    Поучительно, что внимание СМИ переключилось не на гибель палестинских детей или судьбу более крупных и гораздо более уязвимых палестинских общин в глубине Западного берега, а на Шейх Джарах.


    Отчасти такое избирательное внимание можно объяснить тем, что в Шейх Джарахе проживают молодые и медийно подкованные активисты, которые создали на Instagram и других платформах глобальную кампанию, легко переводимую на английский язык. Но дело не только в этом.

    Шейх Джарах - это легкодоступная история израильско-палестинского конфликта. Как в географическом смысле - он находится буквально в пяти минутах езды от центра Иерусалима и в двух шагах от отеля American Colony, - так и в презентационном. Нигде больше столетний конфликт не может быть так легко сведен к черно-белой притче, которая укладывается в несколько коротких фраз. Палестинские беженцы, лишившиеся своих домов, в которых они в подмандатной Палестине жили до 1948 года, и которым израильский закон не позволяет вернуть утраченное имущество, теперь лишатся своих домов, в которых они жили последние 70 лет, потому что, в отличие от них, израильские евреи имеют право вернуть себе утраченное имущество. Просто и понятно. И, по сути, это правда.

    Еще более удобным для международного потребления эту историю делает то, что она происходит в месте, о котором все слышали, - в Иерусалиме, а не в какой-нибудь непроизносимой деревне вроде Хан-эль-Ахмар. Кроме того, поскольку в Иерусалиме действует только одна юрисдикция - израильская, нет никакого сомнения в том, что жертвами являются палестинцы. Если бы история происходила на Западном берегу, где приходится иметь дело также с коррумпированной Палестинской администрацией, или в Газе, где властвует воинствующий исламистский ХАМАС, в этой истории вы получили бы впридачу «плохих палестинцев».


    Шейх Джарах - идеальная история, потому что несправедливость происходящего так очевидна и так легко объяснима, и нет никаких неудобных фактов, которые могли бы замутить воду. Вам даже не нужно беспокоить свою аудиторию, увязая в более широких дипломатических вопросах, таких как будущее разрешения израильско-палестинского конфликта по принципу «два государства для двух народов». Речь идет не об абстрактных утопических концепциях, а о реальных вещах - живописных домах, где умудренные жизнью патриархи и их внуки живут под сенью угрозы, исходящей от жирных узурпаторов с американским акцентом и жестокой полиции.

    Это звучит как клише, именно потому, что во многом так оно и есть. Идеальное клише - это клише, которое также является правдой и легко воспринимается. И оно так хорошо вписывается в медийный дух времени, который пытается приложить линии разлома нынешних токсичных культурных войн в Соединенных Штатах к другим странам, независимо от различий в обстоятельствах и истории. Шейх Джарах и его персонажи созданы для того, чтобы проиллюстрировать непоколебимую уверенность в возможности установления расовой справедливости, которую можно сократить до аббревиатуры хэштега.

    Три месяца назад в Газе были убиты 256 палестинцев, но Шейх Джарах - где никто не погиб - остается в новостях гораздо дольше. В начале этого года две крупные правозащитные организации опубликовали отчеты, объясняющие, почему Израиль является государством апартеида, но они не смогли добиться ничего близкого к такому воздействию, как история семей Шейха Джараха.

    Конечно, в этом и заключается работа СМИ: истории отдельных людей всегда вызывают больший резонанс, чем безликое множество. Перефразируя цитату, приписываемую Сталину: история одного палестинца разлетается  по Instagram, миллион палестинцев остаются статистикой в докладе Human Rights Watch (неправительственная организация «На страже прав человека» - примечание «Деталей»), который мало кто прочтет.

    Является ли это пиар-катастрофой и кошмаром для пропагандистской службы Израиля? На данный момент, возможно, да. Но суть споров о недвижимости - даже тех, которые сопровождаются историческими конфликтами и несправедливостью, а также захватывающими сюжетами в СМИ - заключается в том, что в конечном итоге людям, когда они не снимают видео для Интернета, нужно где-то жить, и именно здесь на помощь приходят судьи с прагматичными компромиссами.

    Как отметил на этой неделе в «ХаАрец» Нир Хасон, один из небольшой горстки израильских журналистов, серьезно освещающих это дело, Шейх Джарах близок к тому моменту, когда палестинские семьи столкнутся с дилеммой: принять ли компромисс, который предоставит им статус защищенных арендаторов, признав при этом право поселенцев на собственность, что в принципе позволит им и будущим поколениям их семей жить там и дальше. Или они будут продолжать бороться за свои принципы, что, возможно, приведет к их выселению?

    Компромиссы не тянут на хороший заголовок и они уж точно не годятся для хэштега.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: в квартале Шейх Джарах. AP Photo/Mahmoud Illean

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend