Thursday 19.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo Tsafrir Abayov/Shabak
    AP Photo Tsafrir Abayov/Shabak

    Почему личность террориста из Негева имеет значение

    Террористическое нападение в Беэр-Шеве во вторник, 22 марта, навевает старые воспоминания. Прошли годы с тех пор, как террористу-одиночке в последний раз удавалось устроить подобную ​​бойню, используя такие простые инструменты, как нож и автомобиль.


    С приближением Рамадана многочисленные предупреждения разведки и правительство, которое постоянно подвергается атакам справа, кажется, дают идеальный рецепт для новой эскалации напряженности на территориях и внутри «зеленой черты».

    Реакции в социальных сетях были исполнены в таком же духе: они призывали правительство Беннета-Лапида действовать против палестинцев железным кулаком. Позднее с аналогичными требованиями выступили и оппозиционные политики.

    Но на самом деле это, кажется, это момент, когда от «павловских» реакций лучше воздержаться. Конечно, в последнее время наблюдается рост религиозной и националистической напряженности, которая может привести к еще большей эскалации в следующем месяце, когда совпадают Рамадан и Песах. Но важно обратить внимание на личности недавних преступников.


    Убийца, совершивший нападение в Беэр-Шеве, был гражданином Израиля, бедуином из Хуры. Все виновные в недавних нападениях с холодным оружием в районе Иерусалима были палестинцами из Восточного Иерусалима, постоянными жителями Израиля, имеющими синее удостоверение личности.

    В последнее время на Западном берегу было относительно — и необычно — тихо. В секторе Газа - еще тише. Это затишье не случайно. Согласно источникам в израильских службах безопасности, и палестинская администрация, и ХАМАС явно заинтересованы в мирном Рамадане.

    В последние два года Израиль значительно ограничил число палестинцев Западного берега, которым разрешено молиться на Храмовой горе во время праздника. Два года назад это было связано с карантинными мерами из-за эпидемии коронавируса, а в прошлом году — из-за операции «Страж стен», которую ЦАХАЛ проводил в Газе.

    Но в этом году палестинцы Западного берега рассчитывают отпраздновать праздник, как обычно, со свободой культа на Храмовой горе. Что касается сектора Газа, на фоне затишья Израиль недавно увеличил число жителей Газы, которым он позволяет работать в Израиле, до 12 тысяч человек, больше, чем когда-либо за последние два десятилетия.


    Житель Газы, работающий в Израиле, может заработать в 10 и более раз больше, чем тот, кто работает в Газе, и каждый житель Газы, работающий здесь, поддерживает около 10 человек там.

    Более того, ХАМАС знает, что премьер-министр Нафтали Беннет одобрил рекомендацию армии постепенно увеличивать количество разрешений на работу до 20 тысяч, если тишина сохранится.

    Это временные решения, а не долгосрочные. Но палестинцы, как в Газе, так и на Западном берегу, очень заинтересованы в их успехе, по крайней мере, во время Рамадана.


    Поэтому если начать слепо вводить меры наказания, вне зависимости от личности вчерашнего террориста, то это может дать результат, противоположный желаемому, и только раздуть огонь.

    Это не освобождает силовые структуры и спецслужбы, особенно службу общей безопасности (ШАБАК), от необходимости выяснять, что пошло не так, что привело к смертоносному теракту в Беэр-Шеве. Террорист,  Мухаммад Абу Алькиан, описан как человек, который собирался отправиться в Сирию, воевать на стороне ИГ, и отбывал с 2016 по 2019 год тюремный срок за правонарушения, связанные с безопасностью государства (участие  в запрещенной организации, сговор с целью совершения преступления, покушение на террористическую деятельность и др.)

    Конечно, он совершил теракт «подручными средствами», ножом и машиной, для этого не требуются подготовки или помощи от других лиц. Тем не менее, если убийца недавно прошел процесс идеологической радикализации под носом у ШАБАКа, а затем решил перейти от слов к делу, это требует расследования.

    «Исламское государство», остаткам которого в последние годы были нанесены тяжелые удары западными спецслужбами, сейчас менее активно действует в странах Ближнего Востока, включая Израиль, чем в прошлом. В основном ИГ занимается подстрекательством издалека, через интернет. Поэтому маловероятно, что мы скоро услышим, что ШАБАК и полиция совершили рейд на опорные пункты «Исламского государства» в Негеве.

    Тем не менее, теракт в Беэр-Шеве был совершен на фоне резкой националистической радикализации среди бедуинов Негева. Это нашло отражение в серьезных актах насилия во время операции «Страж стен» в мае прошлого года.

    Эта радикализация отчасти связана с тем, что сотрудники спецслужб называют «вторым поколением» — молодыми мужчинами-бедуинами с палестинскими матерями с Западного берега или из Газы. Они граждане Израиля, но не чувствуют никакой идентификации с государством.

    Амос Харель, «ХаАрец», И.Н. На снимке: на месте теракта в Беэр-Шеве, на врезке – террорист. AP Photo Tsafrir Abayov/Shabak

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend