Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Почему Израиль так осторожен в войне с ХАМАСом

Не располагая в полном объеме той же информацией, которая имеется в распоряжении военных и политиков высшего эшелона, нельзя ответить на вопрос, почему Израиль даже в периоды эскалаций воздерживается от ударов по лидерам ХАМАСа и влиятельным жителям Газы.

Солдат ЦАХАЛа был убит снайпером ХАМАСа вечером 20 июля, на границе с Газой. Пресс-секретарь ЦАХАЛа назвал случившееся самым тяжелым инцидентом со времени проведения операции «Нерушимая скала» — что, впрочем, было понятно и без его слов. Как уточнил Десятый телеканал («Эсер»), в ЦАХАЛе получили предупреждение о возможности снайперского огня, потому что ХАМАС намерен отомстить за ликвидацию своего боевика — он погиб в результате удара по позиции, с которой запускали воздушных змеев.

ЦАХАЛ нанес ответные удары, в результате которых были убиты четверо палестинцев, трое из них, по сообщениям из сектора, были активистами ХАМАСа. Однако и тогда стремились не доводить до широкомасштабной операции в секторе — во избежание еще больших потерь, Израиль надеялся нанести максимальный ущерб инфраструктуре террористов, чтобы вынудить их пойти на перемирие. Всего за ночь ЦАХАЛ поразил около 60 объектов этой террористической организации. После чего ее пресс-секретарь заявил о достижении соглашения с Израилем о прекращении огня. Правда, и после этого случился инцидент: военные заметили палестинцев, которые пытались преодолеть пограничное заграждение. После этого танк произвел выстрел по позиции ХАМАСа, и нарушители сбежали обратно, на территорию сектора.

Сообщается, что параллельно на ХАМАС оказывалось и давление из-за рубежа: Турция, Катар и Египет убеждали лидеров группировки не отвечать ракетными обстрелами на удары ЦАХАЛа. Заодно и глава арабоязычной службы ЦАХАЛа Авихай Эдраи опубликовал в Твиттере фотографию главаря ХАМАСа в Газе, сопроводив ее угрожающим текстом: «Важно, чтобы ты знал: никто из замешанных в терроре не является неприкасаемым».

Однако так ли это? Ударам Израиля не подвергаются богатые кварталы Газы. Не пострадал никто из живущих там крупных бизнесменов. Ликвидации главарей ушли в историю. Во время операции «Нерушимая скала» даже ликвидация командиров среднего звена ХАМАСа и «Исламского джихада» преподносилась общественности, как определенное ужесточение израильской позиции.

О причинах выбранной таким образом стратегии можно лишь догадываться и строить предположения. Сторонники теорий конспирации могут предположить, например:

1. что сам ХАМАС, или разведслужбы третьей страны, контактирующей с ХАМАСом, располагают документами, компрометирующими высшее руководство Израиля — и превратили их в инструмент сдерживания. Тем более эффективный, чем меньше людей участвуют в принятии решений. Не все в израильском обществе понимают, насколько коррупция в высших эшелонах власти именно этим опасна для страны. Будем надеяться, что это не так.

2. что на гибель своих главарей ХАМАС может попытаться ответить покушениями на убийства руководителей израильского государства. Чего те стремятся избежать. Не будем  тут углубляться в причины.

3. что их не так легко ликвидировать, как кажется. Это вряд ли. Конечно, главари боевиков способны залезть глубоко под землю. Но вот, например, стрельба по нашему солдату была открыта недалеко от места, где в этот момент проходил митинг палестинцев, в котором не побоялся принять участие и сам Исмаил Хание. Когда раньше разбомбили командный штаб ХАМАСа — он стоял пустым, не пострадал никто из высокопоставленных «офицеров». Среди уничтоженных ночью объекта было еще три командных центра — однако еще до удара оттуда все успели уйти, им хватило на это время. О том, что принадлежащие им коммерческие объекты и недвижимость спрятать от бомб было бы невозможно. Удары по гражданским целям вызвали бы очередную волну негодования мирового сообщества, однако ведь когда израильская армия сносит дома родствеников террористов — аналогичное негодование никого не останавливает?

4. что руководители ХАМАСа легко заменяемы, и любая ликвидация кого-то из них приведет к войне, в которой подавляющее преимущество ЦАХАЛа может быть подвергнуто сомнению. Наиболее агрессивно настроенная часть общества, требующая «дать армии победить» и убежденная в несокрушимой военной мощи Израиля, возможно, не хочет вспоминать провалов в логистике и снабжении во время Второй ливанской войны; тяжелых выводов комиссий после «Цук Эйтан» о причинах наших потерь; эти «ястребы» не читали отчет о расхлябанности в израильской армии, который был выпущен армейским омбудсменом, и т.д. В новой крупной войне это все выльется в людские потери — а потому генералы, хорошо знающие картину, могут предпочитать сдерживаться.

По какой-то из этих, либо по другой причине, главари ХАМАСа, да и вообще все богатые и влиятельные люди сектора Газа, как и их родственники, не чувствуют себя в опасности вне зависимости от числа «объектов ХАМАСа», которые в ту или иную ночь были подвергнуты бомбежкам. На гибель своего военнослужащего Израиль, де-факто, не ответил ничем. ХАМАС в ответ воздерживается от обстрелов Израиля более дальнобойными ракетами, способными достигать Ашкелона, Ашдода и других крупных городов.

В результате крупной военной операции в очередной раз удалось избежать. Остаются вопросы, на которые ответ обществу не дают ни Нетаниягу, ни Либерман, ни Айзенкот: о том, является ли это достижением; какой — в человеческих жизнях, моральных и финансовых убытках — будет цена очередной отсрочки; как долго лидеры ХАМАСа будут чувствовать, что над ними распростерт бронированный зонтик; и почему старая израильская тактика «будем сдержаны, пока число жертв не станет слишком большим» не меняется у нас на протяжении многих лет.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend