Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Что скрывают министры, засекретив протоколы «короны» на 30 лет?

    После более чем полутора лет изнурительных судебных разбирательств Высший суд справедливости принял решение, которое может создать исторический прецедент: он обязал правительство объяснить, почему оно до сих пор отказывается обнародовать протоколы министерских обсуждений коронакризиса.


    Но реальная важность этого решения, которое было принято в ответ на петицию газеты «ХаАрец», не имеет никакого отношения к обнародованию конкретных протоколов, касающихся коронавируса. По сути дела, речь идет о более фундаментальном требовании председателя Верховного суда Эстер Хают и судей Ицхака Амита и Джорджа Кары потребовать от государства объяснить отказ отменить статьи в подзаконных актах кабинета министров, которые позволяют ему одним махом классифицировать все протоколы заседаний кабинета министров и министерских комиссий как совершенно секретные.

    Эти две статьи, 14 и 71, в течение многих лет приводили к тому, что все протоколы обсуждений на заседаниях министров автоматически хоронились в архивах на 30 и более лет, независимо от содержания и обстоятельств этих обсуждений. Это в корне противоречит Основному закону о правительстве, который определяет конкретный перечень секретных вопросов.

    Какие обсуждения в кабинете министров сегодня определены законом как секретные? Вы удивитесь, но это – национальная безопасность и международные отношения. Те темы, которые не определены как секретные, включают в себя сугубо гражданские вопросы, например, смертоносный вирус, у которого нет ушей, чтобы подслушивать отчеты об этих обсуждениях.


    Конечно, закон позволяет правительству при необходимости определять и другие вопросы как секретные, но только если оно заранее объявляет их таковыми посредством постановления кабинета министров или правительственной директивы.

    Другими словами, закон никогда не позволял министрам на протяжении десятилетий автоматически превращать все свои обсуждения – на каждом форуме и по каждому вопросу – в секретные. Он позволял им засекречивать только те вопросы, которые действительно заслуживали того, чтобы оставаться закрытыми от общественности, да и то только в том случае, если министры объясняли причины такого решения.

    В настоящее время бремя доказательства необходимости публикации и прозрачности лежит на общественности, а не наоборот – бремя доказательства необходимости засекречивания лежит на правительстве. Следовательно, эти положения подзаконных актов кабинета министров находятся в вопиющем противоречии духу закона. Тем не менее, это первый случай, когда подобная ситуация оспаривается со всей серьезностью.

    Правительство всегда будет иметь возможность определять действительно секретные обсуждения как секретные. Можно даже предсказать, основываясь на прецедентах прошлого, что оно найдет способы делать это чаще и в большем масштабе, чем необходимо, и даже найдет в этом своем стремлении поддержку в суде.

    Когда речь идет о дебатах по существу вопроса, аргумент против прозрачности также вступает в противоречие с реальностью. По моему опыту освещения дебатов в кабинете министров, в настоящее время власть находится в руках тех, кто сливает информацию, и они в любом случае сделают достоянием гласности все, что идет им на пользу – или во вред их конкурентам. Журналисты, исследователи и эксперты не имеют возможности, опираясь на какой-либо официальный источник, точно проверить, что произошло на самом деле.

    Некоторые журналисты находят такую ситуацию очень удобной. Нет ничего лучше цитаты с «закрытого» заседания, позволяющей им отработать свою норму «сенсаций», а уж если есть запись заседания – еще лучше. В результате вместо достоверной, исчерпывающей информации мы получаем политические вбросы со всех сторон. А вместо дебатов по существу – фейерверк анонимных цитат и потоки дезинформации.


    Дискуссии в кабинете министров отличаются от дискуссий в Банке Израиля. Даже скрываясь от публики во мраке, наши политики по-прежнему не свободны от популистского давления, потому что они все равно будут сливать информацию друг о друге и о сотрудниках. Единственное, от чего они освобождены, – это от критического взгляда общественности, которая вместо того, чтобы получить полную картину, получает лишь частичную информацию, зачастую имеющую второстепенное значение, а иногда и вовсе крохи.

    Засекречивание никогда не идет на пользу обществу. Оно служит только тем, в чьих руках сконцентрирована власть, тем, кто извлекает выгоду из абсолютного контроля над потоком информации.

    Ноа Ландау, «ХаАрец», М.Р.
    На фото: первое заседание правительства Беннета - Лапида.
    Фото: Охад Цвигенберг˜


     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend