Понедельник 01.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    552052_Santa_Claus_Jerusalem_Ohad_Zwigenberg

    Почему Израиль боится праздновать Новый год?

    Для новых репатриантов из бывшего Советского Союза встреча Нового года – культурно-этническая традиция, которая переходит от родителей к детям со всеми воспоминаниями и корнями.

    В израильском обществе слово «традиция», как правило, носит религиозный характер, хотя на самом деле традиция есть ни что иное, как собрание обычаев, которые вовсе не обязательно отражают религиозную практику. Новый год – лучший пример такой традиции.

    Если в Российской империи празднование Нового года было отмечено христианскими мотивами, при коммунистической власти, отменившей все религиозные символы, на елку водрузили красную звезду и превратили 31 декабря в проводы старого года и встречу нового – в семейном или дружеском кругу с обязательным отсчетом боя курантов, одной-двумя обязательными кинокомедиями под не менее обязательный салат «Оливье».

    В отличие от 9 мая, встреча Нового года в сегодняшней России не требует прославления вождей и властей, а состоит в обильном застолье с не менее обильными возлияниями до самого утра.

    Все это знакомо и мило каждому новому репатрианту из СНГ, и совершенно чуждо большей части израильтян. Одно из самых известных требований к иммигрантам во всем мире, включая Израиль (где их называют «новыми репатриантами») – абсорбироваться в культуру страны, что может означать требование сбросить с себя все традиции, обычаи и привычки той культуры, из которой они вышли. В израильско-еврейской культуре это требование выражено особенно сильно из-за еврейского характера государства.

    В 90-х годах это проявилось в попытке перевоспитать новых репатриантов, чье еврейство оказалось под сомнением из-за того, что воспринималось, как «трефная практика» в странах, из которых они приехали. Они должны были доказывать свое еврейство не только с помощью кровного родства в нескольких поколениях, но также тех семейных обычаев, которые отвечали еврейскому характеру израильского общества.

    Непризнание Нового года официальным праздником в Государстве Израиль проистекает из мнимой угрозы, которую он якобы представляет для упомянутого еврейского характера общества. Хотя по сути дела Новый год напрочь лишен какого бы то ни было религиозного содержания, его существование, как гражданского праздника, который не отражает никакой еврейской практики, как бы подрывает еврейство израильского общества и заодно укрепляет образ русскоязычного населения как неевреев – из-за визуальных символов праздника, связанных с христианством.

    На деле же речь идет о самой настоящей традиции, которая позволяет новым репатриантам сохранять свои культурные корни без всякой связи с советской властью и передавать их своим детям.

    В эти дни, когда все больше усугубляется раскол в обществе и общественное неравенство открыто проявляется чуть ли не в каждой сфере, пришло время признания и солидарности с разными этническими группами, составляющими израильское общество.

    Вместо того, чтобы искать группы населения, которые якобы «повинны» в распространении эпидемии коронавируса, пришло время поднять флаг общности, который так жестоко втаптывали в грязь в течение всего прошедшего года.

    Новые репатрианты из СНГ не перестанут праздновать Новый год в семейном кругу, тогда как власти могут сделать шаг вперед к признанию разных этнических культур в Израиле.

    У этого признания есть два практических аспекта: объявление 1 января нерабочим днем и включение новогоднего праздника в программу обществоведения в израильской системе образования – с акцентом на исторических источниках праздника и его израильских связях.

    Официальное признание Нового года праздником не только сигнализирует русскоязычным репатриантам, что они составляют неотделимую часть культурной мозаики израильского общества, но также исключит все сомнения в их еврействе.

    В этом смысле Новый год не только не являет никакой угрозы еврейскому характеру государства, но символизирует возможность плюрализма для разных этнических групп, составляющих израильское общество.

    Юлия Шевченко, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Охад Цвигенберг. Автор – докторант социологии и антропологии в Институте исследования пустыни университета им. Бен-Гуриона.˜ 

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend