Понедельник 23.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    390161_Deri_Litzman_Olivier_Fitousi

    Почему Дери и Лицман до сих пор не отданы под суд?

    В 2015 году, в конце срока полномочий Иехуды Вайнштейна на посту генпрокурора, один из его помощников передал ему сенсационную информацию: Управление по борьбе с отмыванием денег обнаружило переводы миллионов шекелей со счетов иностранных бизнесменов - на счета юриста Шломо Дери. Согласно подозрению, деньги могли предназначаться для его брата, председателя партии ШАС и министра внутренних дел Арье Дери.

    Вайнштейн был шокирован. Он представлял интересы Дери в прошлом, высоко ценил его, сожалел, когда тот оказался замешан в преступлениях и был отправлен в тюрьму. Ему было трудно поверить, что Дери снова "взялся за старое". Но, не имея другого выхода, Вайнштейн одобрил проведение проверки.

    Прошло несколько месяцев, и в марте 2016 года сменивший Вайнштейна Авихай Мандельблит объявил, что в отношении Дери ведется расследование по подозрению в получении взяток от бизнесменов и заинтересованных лиц. В ходе следствия появилось еще одно подозрение.  Возникла версия, что пожертвования на миллионы шекелей от высокопоставленных бизнесменов, а также средства из госказны, выделяемые на образовательные и благотворительные организации, возглавляемые женой министра, Яфой Дери, использовались обходными путями на личные нужды семьи министра.

    Следствие против Дери вел отдел по расследованию мошенничества и налоговых нарушений. Оно завершилось в ноябре 2018 года. С тех пор и следователям, и Мандельблиту стало ясно, что первоначальные подозрения в отношении министра внутренних дел не перерастут в обвинительное заключение. Однако изучение его банковских счетов выявило крупные денежные переводы и операции с недвижимостью, вызвавшие подозрения в налоговых правонарушениях. В августе 2019 года, после завершения расследования, прокуратура рекомендовала Мандельблиту привлечь Дери к ответственности. И, хотя минуло уже больше года с того момента, генеральный прокурор все еще не решил: предъявлять ему обвинение или закрыть дело?

    Уже пять лет тень преступления витает над головой высокопоставленного министра, но Мандельблит, похоже, никуда не торопится.

    Некоторые примеры из прошлого показывают, насколько неадекватным является график ведения следствия по делу Дери. Прошло всего десять месяцев с того момента, как полиция арестовала американского бизнесмена Моше Талански по подозрению, что он передавал конверты с деньгами Эхуду Ольмерту - до момента, как генпрокурор Мени Мазуз решил предъявить обвинение премьер-министру.

    Обвинительное заключение по делу бывшего министра финансов Авраама Хиршзона было вручено ему через семь месяцев после того, как его допросили по подозрению в краже миллионов шекелей у Гистадрута.

    Между открытием дела о взяточничестве по проекту "Холилэнд" и объявлением прокуратуры о  намерении привлечь к ответственности 23 подозреваемых прошел  год.

    И всего полгода - со дня первого допроса покойного министра Биньямина Бен- Элиэзера до принятия решения о предъявлении ему обвинения во взяточничестве.

    Невероятная задержка в рассмотрении дела Дери напоминает крайнюю медлительность генпрокурора Вайнштейна в отношении  судебного преследования по делу главы НДИ Авигдора Либермана, его внезапно разбогатевшей дочери и миллионов долларов, которые поступили на банковские счета компаний на Кипре. Но здесь у следствия, шедшего со скоростью черепахи, было хоть какое-то оправдание: это было сложное международное дело, распространявшееся на Беларусь, Австрию и Виргинские острова, при этом несколько других стран отказались сотрудничать с правоохранительными органами Израиля, а ряд ключевых свидетелей исчезли.

    Склонность Мандельблита откладывать решения, касающиеся высокопоставленных общественных деятелей, проявляется не только в деле Дери. Около двух лет назад с одобрения генпрокурора было возбуждено расследование в отношении другого высокопоставленного деятеля от партии "Еврейство Торы", тогдашнего министра здравоохранения и нынешнего министра строительства Якова Лицмана.

    Он был допрошен по подозрению в оказании давления на психиатров- сотрудников министерства здравоохранения, с целью изменить их мнение о психической адекватности Малки Лейфер – стремясь предотвратить ее экстрадицию в Австралию, где она обвиняется в сексуальном насилии над несовершеннолетними. Такое же давление оказывалось им в пользу некоторых других заключенных, в том числе лиц, совершивших преступления на сексуальной почве - чтобы им снизили срок заключения или разрешали  отпуск. Еще был случай, когда он старался предотвратить закрытие гастронома, принадлежащего его другу, за нарушения санитарных правил. В обмен на эту услугу Лицман предлагал определенным сотрудникам ведомства повышение зарплаты и продвижение по службе.

    В августе 2019 года полиция представила результаты расследования в прокуратуру Иерусалима, которая вскоре отправила Мандельблиту заключение с рекомендацией привлечь Лицмана к судебной ответственности. С тех пор это дело лежит на столе генпрокурора, а решения нет.

    Дери и Лицман - два самых верных союзника Биньямина Нетаниягу, ставшего главным "клиентом" Мандельблита в последние годы. Однако в отличие от премьер-министра, который ведет жесткую кампанию против правоохранительной системы, мобилизуя членов своей партии и СМИ, двое подозреваемых министров проявляют сдержанность и не присоединяются к попыткам шельмовать следователей, прокуроров и генпрокурора.

    Более двух десятилетий назад Дери и Нетаниягу были допрошены по подозрению в заговоре с целью назначения генпрокурора и юридического советника правительства – ради спасения председателя ШАС от возбуждения дела о взяточничестве.

    «Вся цель заключается в том, чтобы отстранить Биньямина Нетаниягу от власти, - заявлял тогда Дери. - Это элементы, которые объединились в один кулак: левые светские круги, контролирующие СМИ, полицию, прокуратуру и Верховный суд. Им не нравится союз между Нетаниягу и религиозными партиями. Я готов поклясться в этом на свитке Торы».

    В нынешнем качестве подозреваемого Дери ни единым словом не повторяет своих прежних утверждений. С момента допроса он словно дал обет молчания и воздерживается от нападок на полицию и прокуратору.

    Необоснованная задержка в рассмотрении дел Дери и Лицмана породила слухи в политических кругах, а также среди чиновников министерства юстиции: согласно им, Мандельблит, который и так находится под огнем критики со стороны Нетаниягу, оттягивает эти дела из опасений вовлечения в "боевые действия" еще и религиозных кругов.

    Министерство юстиции отвергает это предположение. Однако источник в правоохранительных органах сказал, что уклонение от решения по делу об этих двух министрах не может рассматриваться в отрыве от процесса против Нетаниягу, а также того факта, что полиция долгое время не раскрывала дела о коррупции в верхних эшелонах.

    «Правоохранительную систему сдерживает правительство, в этом нет никаких сомнений. Кампания Нетаниягу и его сторонников была успешной и достигла эффекта. Система затягивает с решениями по раскрытым коррупционным делам», - добавляет он.

    Человек, хорошо знающий Мандельблита, объясняет, что дела против Нетаниягу нанесли юрсоветнику тяжелый урон: помимо самих дел, он также был обязан отражать ответные действия обвиняемого и его людей. В их числе - назначение Дана Эльдада исполняющим обязанности госпрокурора, которого в прокуратуре считают «троянским конем».

    «Эти события отвлекли внимание генпрокурора и затруднили его работу, - говорит источник. - С момента начала исследования, и, тем более, после подачи обвинительного заключения правительство бойкотировало Мандельблита в качестве юридического советника, в то же время упорно пытаясь подорвать его общественное положение. Добавим сюда, что все это совпадает с периодом коронакризиса - и получим причины задержки с решениями».

    С тех пор, как ему было предоставлено заключение по делу Дери, Мандельблит неоднократно просил сотрудников прокуратуры заполнить пробелы в этом расследовании. В последние недели в его офисе состоялось несколько обсуждений в рамках подготовки решения, которое, как ожидается, вскоре будет принято.

    «Нет сомнений, что это дело дурно пахнет, - отметил источник. - Оно началось с серьезных подозрений  и закончилось обвинением в налоговых правонарушениях». В прокуратуре убеждены, что нужно предъявить Дери обвинения. После того, как будет вынесено решение по этому делу, генпрокурор получит возможность принять решение и по делу Лицмана.

    Приверженцы Нетаниягу описывают правоохранительную систему, как «глубинное государство», хунту, которая на протяжении многих лет сознательно держит в заложниках высокопоставленных политиков. Сам премьер-министр недавно заявил в ходе закрытого обсуждения, что генеральная прокуратура разработала практику «замораживания» рассмотрения дел общественных деятелей, чтобы «поймать их в уязвимом месте».

    Мандельблит, может, хотел бы отложить завершение дел - но чем дольше он откладывает решения по делам Дери и Лицмана, тем сильнее он подпитывает эти аргументы.

    Гиди Вайц, «ХаАрец», В.П. Фото: Оливье Фитуси

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend