Побег из Аушвица: как и зачем нацисты лгали еврейским узникам

Вальтер Розенберг попал в немецкий концлагерь Освенцим (Аушвиц) в начале июля 1942 года. Ему было 17 лет. Однажды его и других узников заставили смотреть на публичное повешение, которое нацисты превратили в целую церемонию: эсэсовцы маршировали с барабанами перед виселицами.


Публичной казни были подвержены заключенные, попытавшиеся бежать, но пойманные. Розенберг понимал: нацисты хотели, чтобы он и другие узники уяснили, что попытка побега обречена на провал. Но вместо этого он выучил другой урок: опасность была заключена не в попытке побега, а в провале такой попытки. С того дня он был полон решимости бежать –  причём успешно.

Историю Вальтера Розенберга вспоминает издание The Guardian. В лагере он общался с наиболее смелыми узниками, которых объединил вокруг себя бывший капитан Красной армии. А заодно он, готовясь к побегу, на который ещё не решился ни один другой еврей, налаживал связи с лагерным подпольем. Причем Розенберг хотел не просто спастись, но и избавить евреев от страха, насаждаемого нацистами.

Розенберг в отличие от многих не был отправлен в газовую камеру, его задействовали в рабском труде. Почти два года он существовал тут, наблюдая воочию фабрику смерти Освенцима. Он не был капо, не работал в зондеркоманде, но видел своими глазами убийства, осуществляемые тут в промышленном масштабе.

В течение 10 месяцев он работал при вокзале, куда поезда привозили тысячи евреев. Именно там он обнаружил определенную схему действий нацистов: они лгали своим жертвам на каждом этапе их пути к уничтожению. Люди выходили из вагонов, будучи уверенными, что начинается новая жизнь в новом месте. Их просто переселили на восток, так им говорили. Нацисты иногда разыгрывали целый спектакль, например сообщали прибывшим евреям, что это словаки перевозили их в ужасных условиях. Те, кого привозили из Парижа или Амстердама, по-прежнему верили в милость цивилизованных немцев, и по приезду испытывали чувство облегчения: их кормили и поили, а их багаж находился под присмотром.

 Многих из тех, кто шел в газовые камеры, нацисты спрашивали об их профессии, после чего говорили, что направляют их на дезинфекцию. Само место преступления была замаскировано. Раздевалки выглядели как фермерские постройки, а около крематориев были разбиты цветочные клумбы. До последнего нацисты не давали евреям понять, что это – их последние минуты в жизни, продолжая говорить с обреченными людьми о будущем, которого у них не будет.

Даже в газовых камерах их продолжали обманывать. Табличка на дверях гласила: “к ванным комнатам”. В крематории №2 на потолке были установлены фейковые души. Даже в газ Zyklon В добавлялось вещество, которое пахло миндалем.

газ-Циклон-Б-Освенцим
Фото: Depositphotos

Газовая-камера-Освенцим
Газовая камера в Освенциме. Фото: Depositphotos.com

Розенберг понял, что это было не издевательской насмешкой, а рациональным планом. Нацисты старались, чтобы жертвы до последнего момента не понимали, какая судьба их ждёт, просто чтобы избежать паники или возмущения, которые сбили бы «график работы» их машины смерти. Хотя нацисты были вооружены до зубов, количество людей на платформах исчислялось тысячами, их было в десятки раз больше, чем нацистов. Если бы евреи знали, зачем их привезли, они могли бы оказать сопротивление.

Розенберг решил действовать. Кто-то должен бежать и начать бить тревогу, чтобы остальные евреи знали: попадание в Освенцим равнозначно смерти. И в апреле 1944 года, после долгих недель подготовки и месяцев наблюдения за провальными попытками других, он решился. Розенберг и другой заключённый, по имени Фред, воспользовались вырытым заранее бункером. Чтобы отпугнуть собак они, по совету красноармейцев, пропитали махорку бензином и заткнули ею щели в поленнице, который был прикрыт бункер. Там они собирались переждать трое суток.

Они дождались звука сирены, которая свидетельствовала о том, что побег был обнаружен, и знали, что в течение трёх дней будут идти поиски. Нацисты всегда следовали строгому протоколу. Если через 72 часа они не поймают беглецов, охранники лагеря смогут спокойно переложить ответственность на гестапо, сочтя, что беглецы уже за его пределами. После этого нацисты прекращали охранять внешний периметр, что дало бы Вальтеру и Фреду возможность и в самом деле выбраться оттуда.

Сделав это, они стали первыми евреями, самостоятельно организовавшими побег из Аушвица. Но не хотели быть последними.

Покинув лагерь, Вальтер Розенберг и Фред пустились в бега – через горы, болота и реки оккупированной нацистами Польши, не имея ни карты, ни компаса, они пытались проникнуть в родную Словакию. Там они впервые написали подробный отчёт о массовом уничтожении евреев в Освенциме. Этот отчёт, в конечном итоге, попал в руки Уинстона Черчилля, Франклина Рузвельта и Папы Римского, и это помогло спасти жизни около 200 000 евреев. После этого они ещё многократно давали показания, стремясь донести миру правду об этом лагере смерти.

«Детали», по материалам The Guardian. Фото: AP Photo/Stanislaw Mucha⊥