Воскресенье 17.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    840479_Eyal_Nadav_Moti_Milrod

    Почем нынче израильские журналисты?

    Журналист Надав Эйяль, объявивший о переходе с 13-го телеканала в газету «Йедиот ахронот», несомненно, заметная медиа-фигура. Красноречивый, талантливый и образованный, он способен разъяснить широкой общественности сложную действительность всего, что происходит в мире.

    Около десяти лет назад Эйяль написал серию статей, в которых ввел новый интересный термин: «мубараки». В этой серии, получившей необычайный резонанс, Эйяль, проанализировав макроэкономику Израиля, пришел к выводу, что, как и в Египте, где 30 лет правил диктатор-президент Хосни Мубарак, нами тоже правят политики, олигархи и госаппарат, которые никогда не меняются.

    Затем Эйяль выбрал другое интересное слово – «матрица», по аналогии с одноименным фильмом. По его словам, граждане Израиля тоже живут в матрице и, будучи «батарейками», работают на «мубараков», не понимая, кто реально ими управляет.

    Также Эйяль был прав, заявив, что единственное средство массовой информации, которое регулярно выставляет напоказ «матрицу» и «мубараков» – это TheMarker.

    Для Эйяля «мубараки» – это политики, которые бессменно остаются министрами или депутатами парламента. То в коалиции, то в оппозиции, один раз – в одной партии, другой раз – в другой. Но здесь он ошибся. Мубарак действительно правил 30 лет, но Египет – это диктатура, а не демократия.

    У нашего премьера нет кронпринца. Или есть?

    В либеральных демократиях, а Израиль до сих пор является таковой, в политике нет людей, которые удерживали бы власть без конкурентов в течение 30 лет таким образом, чтобы для их замены потребовалась насильственная революция. На самом деле, несмотря на то, что у нас есть относительно постоянная группа политиков, они сильно конкурируют друг с другом: взлетают и падают, иногда уходят, иногда возвращаются, но каждый день боятся, что их потеснят.

    Мубарак находился у власти 30 лет без перерыва. За это время у нас на посту премьер-министра были Бегин, Шамир, Перес, Рабин, Барак, Шарон, Ольмерт и Нетаниягу. Причем они каждый день потели перед лицом бесконечных попыток оппозиции сменить их. В Израиле выборы проходят с самой высокой скоростью в демократическом мире. И каждый раз политики не знают, чем они закончатся. Это полная противоположность стабильному правлению Мубарака.

    Есть еще одно различие между Египтом и Израилем: диктаторы типа Мубарака стремятся сделать своими преемниками членов семьи. Иногда это удается, как в Северной Корее, иногда – нет. В случае с Мубараком, в 2009 году посол США в Египте Маргарет Скоби сообщила, что президента должен заменить его сын Гамаль Мубарак – этого не произошло только из-за демонстраций на площади Тахрир и настоящей революции. У нас же сын премьера никогда не наследовал его пост и никогда не был даже серьезным кандидатом. Так что оставим в стороне израильских политиков, которые вовсе не являются «мубараками».

    Но «мубараки» у нас все же есть, это – целые семейные кланы, которые правят нашей страной непрерывно без всяких выборов на протяжении десятилетий. Отцов сменяют дети, причем все они находятся не в политике, а на частном рынке. О ком я говорю? Эти персонажи всем знакомы, будучи сочетанием олигархов, бизнесменов и медиа-магнатов: семья Мозес, семья Тшува, семья Офер, семья Нимроди, семья Данкнер, семья Фишман (это далеко не полный список).

    Настоящие израильские «мубараки»

    Почему Нони Мозес, владелец контрольного пакета акций «Йедиот ахронот», сайта Ynet, газеты «Калькалист» и других СМИ, является настоящим израильским «мубараком»?

    Один из способов получить ответ – посмотреть документальный телесериал «Би-би-си» о медиа-магнате Руперте Мердоке, владельце многих газет и телеканала Fox. Сериал рассказывает о трех поколениях династии Мердоков и о том, как именно они определяли, кто будет премьер-министром Великобритании, а в последние годы – президентом США и членами конгресса. По мнению многих экспертов, чьи слова приводятся в сериале, влияние и политическая власть такого человека, как Мердок, который не участвует в публичных выборах, не согласуется с принципами демократии.

    Сериал подталкивает нас к выводу, что израильская семья Мозес – сестра-близнец австралийской семьи Мердок. Также она является «мубараками» по модели Эйяля. Обе семьи пользуются беспрецедентным влиянием на политику и бизнес своих стран. Обе передают власть от отца – сыну. Обе пользуются колоссальным влиянием, не давая общественности никакого отчета о своей деятельности. И обе действуют тайно, закулисно, и общественность ничего не знает об их интересах и способах воздействия на содержание публикуемых статей.

    Второй источник нашего понимания того, что Мозес – настоящий израильский «мубарак», это – материалы «дела 2000», по которому проходит Биньямин Нетаниягу. В рамках этого дела Мозес обвиняется в подкупе Нетаниягу, который обвиняется в мошенничестве и злоупотреблении служебным положением. Записи бесед рассказывают, как эти двое – снова и снова – координируют позиции о том, как журналисты будут освещать те или иные события в каждом туре выборов. Порой они соглашаются друг с другом, порой спорят. Совершенно очевидно, что Мозес влияет на политику и состав будущего правительства не меньше, чем Нетаниягу, и премьер-министр боится Мозеса больше всех в мире.

    Есть и другие свидетельства, которые также указывают на невероятную силу семьи Мозес. Это – его «черные и белые списки» для продвижения одних политиков и торможения других. Поддержка концерном «Йедиот ахронот» таких политиков, как Эхуд Ольмерт и Авигдор Либерман. Свидетельства бывших сотрудников. Поддержка олигархов и банков в целом, и банка «Хапоалим» в частности, которому в настоящее время принадлежит около трети акций концерна «Йедиот ахронот».

    Все это подтверждает, что Мозес издает газеты, исходя не из общественного блага. Для него это – инструмент огромного экономического и политического влияния. Параллель, проведенная Эйялем, соответствует даже по времени: карьера Мозеса и Мубарака продолжалась безмятежно в течение 30 лет. Разница между ними в том, что революция лишила Мубарака власти и отправила его в тюрьму за коррупцию, в то время как Мозес только находится под судом. Он может быть приговорен к тюремному заключению, но на сегодняшний день он все еще контролирует газеты и сайты, которыми владеет.

    Для осуществления этого контроля, в качестве условия колоссального экономического и политического влияния, Мозес должен постоянно заботиться об одном центральном элементе: его СМИ должны иметь образ полной объективности и сбалансированности, достоинства и «независимых», принципиальных журналистов. Чтобы продавать газеты и оказывать влияние, Мозесу жизненно необходима такая легитимность, поэтому время от времени он берет на работу авторитетных журналистов. Например, политкомментатора 12 телеканала Амита Сигаля, а теперь и Надава Эйяля. Это – люди, которые создают дымовую завесу журналистской работы над его политическими и экономическими интересами.

    Перейдя в «Йедиот ахронот», Эйяль присоединился к «мубаракам». Он будет помогать Мозесу сохранять легитимность, продвигая свои экономические и политические интересы вдали от глаз общественности. Он подает другим журналистам дурной сигнал, что дозволено работать на человека, обвиняемого во взяточничестве и предвзятости, который руководствуется личными экономическими интересами. Он присоединяется к «подельникам» Мозеса, оберегая его власть и влияние, продлевая срок его правления, который должен был закончиться с момента предъявления ему обвинительного заключения.

    Таким образом, Эйяль помогает «мубаракам» сохранить матрицу, в которой живут все граждане Израиля, даже не подозревая, на кого они работают, и кто ими управляет, как марионетками.

    Эйтан Авриэль, TheMarker. Ц.З.
    На фото: Надав Эйяль. Фото: Моти Мильрод˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend