Плавильный котел сделал свое дело

Обнаруженный Рогелем Альпером разрыв между Тель-Авивом и остальным Израилем привел его к выводу о необходимости провозглашения независимости Государства Тель-Авив. Альпер не одинок в своей уверенности, что поляризация израильского общества достигла критической отметки, и правые-религиозные-консерваторы никогда не найдут общий язык с левыми-светскими-либералами. Недавние выборы, по их мнению, наглядно продемонстрировали невозможность диалога между ними.

По прочтении статьи Альпера у меня возникло ощущение, что мы живем в разных странах. Потому что Израиль, в котором живу я, от года к году становится все более и более сплоченным, однородным, единым. Это в полной мере относится и ко времени правления Нетаниягу, который никогда не мог понять, почему именно на него возлагают ответственность за якобы нарастающий общественный раскол. Но я вижу обратный вектор общественного развития – различия между нами постепенно стираются. Плавильный котел победил. Правда, это не плавильный котел партии МАПАЙ, требовавшей от людей радикально измениться. Он другой – в нем граждане страны постепенно приходят к общему национально-религиозно-экономически-культурному знаменателю. Да, это — низкая культура. Но это тоже своего рода переплавка.

Израильтяне становятся удивительно похожи друг на друга. Культурные различия между ними, бывшие когда-то причиной общественного раскола, стираются год от года. Нет никакого сравнения между враждебностью, царившей между левыми и правыми, светскими и религиозными, между ашкеназами и сефардами, между представителями элиты и простыми гражданами, скажем, в 90-е годы, во время подписания «норвежских соглашений» и нашими днями. Тогда Израиль действительно был расколот на два непримиримых по отношению друг к другу лагеря, что и привело к убийству премьер-министра.

Выборы 2019 года, на которых правый лагерь противостоял правоцентристскому, продемонстрировали идеологическое сближение между двумя крупнейшими политическими блоками, расширение общественного согласия и фактическое завершение дискуссии по таким болезненным вопросам, как конфликт с палестинцами и призыв в армию ультраортодоксов. Все (почти) считают, что в обозримом будущем Израиль не должен стремиться к подписанию мирного договора с палестинцами. Все (почти) уверены в том, что у нас нет партнера. Все (почти) поддерживают жесткую политику по отношению к Ирану, выступают за нанесение ударов по сектору Газа, считают Европу антисемитской и являются поклонниками Дональда Трампа. Все (почти) хотели бы вывести израильских арабов за рамки внутренней политической игры. И лишь немногих, несмотря на отчаянные вопли слева, пугает угроза сокрушения демократии. Все, в конце концов, думают, что Биньямин Нетаниягу – хороший премьер-министр, несмотря на свою коррумпированность. Это не раскол. Это (почти) гармония.

Мы становимся все больше похожи друг на друга, и настроены все более миролюбиво. Давний теоретический конфликт между еврейским и израильским началами постепенно угасает. На наших глазах возникает новая еврейско-израильская идентификация, которая далеко не всегда вступает в конфликт с либеральными ценностями. Социологические исследования показывают, что израильтяне, включая религиозных и ультраортодоксов, занимают либеральные позиции по отношению к личным свободам, статусу женщины, сексуальным меньшинствам и так далее. Одновременно с этим израильское общество постепенно отдаляется от традиционных светских позиций в вопросах, связанных с национальной идентификацией и характером государства.

Все серьезные разногласия, существующие в обществе, можно, в значительной степени, отнести к диалектическим нюансам. Попытка светских израильтян нарушить статус-кво в отношениях между религией и государством (работа магазинов по субботам) – симметричный ответ на анархизм ультраортодоксов по отношению к институтам государственной власти. Новомодное пестрое обличье Тель-Авива – постмодернистское отражение племенного уклада периферии. Каждый общественный сектор одержим навязчивой идеей, связанной с питанием – это может быть древняя традиция кашрута или новая, как веганство, или увлечение кулинарными программами, но все убеждены, что еда здесь замечательная. Все смотрят одни и те же сериалы и говорят на одном и том же сленге. Все помешаны на «Евровидении», потому что эскапизм и вульгарность не противоречат этноцентризму, а дополняют его. Все являются поклонниками музыкальных реалити-шоу и восточной поп-музыки. Все давно забыли, какой должна быть настоящая музыка, и все согласны с тем, что главное – это веселье и эмоции.

Израиль сегодня приобретает наиболее отчетливые черты за всю свою историю. Это – западная страна с точки зрения уровня жизни, и левантийская по своей культуре и структуре власти. Это – выбор граждан Израиля, и подавляющее большинство очень довольно своим выбором. Тель-Авив не может отделиться от Беэр-Шевы и Иерусалима, потому что сам Тель-Авив – это Беэр-Шева и Иерусалим. За исключением разве что велосипедных дорожек.

Рами Ливни, «ХаАрец«, Б.Е. К.В. Фотоиллюстрация: Оливье Фитусси

 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend