Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D286-040 Yigal Alon GPO

    «План Алона» опередил Нетаниягу на 60 лет

    Переиздание книги Игаля Алона «Песчаная завеса», которая впервые вышла в свет в 1959 году, кажется особенно удачным, что называется, «в яблочко». Учитывая план аннексии премьер-министра Израиля Биньяминам Нетаниягу, книга Игаля Алона, содержащая размышления об аннексии Иорданской долины, выглядит особенно актуальной.

    «Песчаная завеса» впервые вышла спустя десять лет после Войны за Независимость, когда израильское военное командование праздновало уверенную победу; и в книге Алон пытается обосновать свое собственное видение, стратегическое, идеологическое и политическое, свое кредо. Это всеобъемлющее теоретическое сочинение, которое разрабатывает теорию безопасности и анализирует «фундаментальные факторы в проблемах безопасности Израиля с учетом его стратегической ситуации».

    Алон делает акцент на установку, сформулированную экспертами по международным отношениям, и в первую очередь — американским политологом Гансом Моргентау, общепризнанным основателем и главой школы прагматизма и политического реализма: международная политика базируется на властных отношениях и стремлении стран к власти, отстаиванию свои интересы.

    Концепция Моргентау, немецко-еврейского юриста и политолога, эмигрировавшего в США в 30-х годах прошлого века после прихода к власти нацистов, противоречила идеалистическому подходу Вудро Вильсона, президента США во время Первой мировой войны.

    14 пунктов Вильсона представляли план мирного урегулирования для всего человечества, который должен быть реализован после войны. Этот план сосредотачивался на международной системе, основанной на всеобщем правосудии, утопическом мире и предположении, что государства стремятся к всеобщему благу.

    Напротив, Моргентау основывал свои выводы на противоположной предпосылке. В своей знаменитой книге Politics Among Nations. The Struggle for Power and Peace («Политические отношения между народами. Борьба за власть и мир»), вышедшей в 1948 году, он подробно исследовал «составные» власти той или иной страны.

    Как и Моргентау, Алон считал, что мощь страны измеряется не только количественными показателями, такими как число танков и самолетов, находящихся в ее распоряжении. Это также «функция социальной, культурной и географической жизнеспособности народов».

    Согласно Алону, «национальная жизнеспособность», подразумевая под собой моральный дух и жизнеспособность населения, общие нравственные ценности, защиту демократии, сплоченности и единства, выступает неотъемлемой частью безопасности. По его словам, «это — самоцель, в то время как военная мощь — это средство, предназначенное исключительно для защиты национального существования и жизнеспособности в случае, когда им угрожает опасность».

    Другими словами, к использованию военной мощи следует прибегать лишь в самых крайних случаях.

    Пять факторов Алона

    В книге «Песчаная завеса» Алон указывает на пять факторов, характеризующих военный потенциал каждой страны: «Население, геостратегическое положение, политическое положение на международной арене, состояние экономики и общественная позиция».

    По мнению Алона, по четырем из пяти перечисленных факторов «арабы обладают преимуществом в сравнении с Израилем, и только в одном — по характеру общественной позиции — Израиль превосходит своих соседей». Из этого складывается израильская реальность, которую Алон назвал «вынужденным состоянием войны». Он добавляет, что нашу страну отличает от соседей демократический характер органов правопорядка, но она представляет собой «страну на краю моря», а в лицо смотрят арабские государства, конфронтация с которыми сулит серьезные неприятности, не считая того, что вблизи живет еще и арабское меньшинство. Посему важное значение для обороны Израиля имеет поселенчество, у него есть «эффективная... и самая гуманная армия», поддерживающая «боевой дух».

    Некоторые из характеристик, данных Алоном в книге «Песчаная завеса», в том числе тип режима, качество командного состава, а также эффективная и гуманная армия, актуальны для нашего времени и чрезвычайно важны. Другие значат меньше: в Израиле немало бедных и есть колоссальный разрыв между богатыми и бедными, но, по сути, Израиль — богатая и прогрессивная страна; важность поселений с точки зрения охраны границ в значительной степени уменьшилась, а после мирных соглашений с Иорданией и Египтом и подписанных в Осло соглашений с палестинцами, наряду с существованием официальных и неформальных отношений со многими арабскими и мусульманскими странами, сомнительно, что определение «страны на краю моря» сегодня актуально.

    Вообще Алон был плодовитым мыслителем и талантливым оратором, но, к сожалению, не слишком успешным политиком. Он словно поселился в тени своего соперника Моше Даяна, который был назначен министром обороны накануне Шестидневной войны.

    Игаль Алон меньше трех недель исполнял обязанности премьер-министра после смерти Леви Эшкола и вплоть до создания правительства Голды Меир, но позже его ученик Ицхак Рабин обошел его, войдя в триумвират, возглавлявший правительство после Войны Судного дня. На мгновение казалось, что желание Алона возглавить страну сбудется, когда  в 1980 году он решил побороться с Пересом за лидерство в блоке МААРАХ. Его шансы на победу были весьма велики, но в них вмешалась судьба: Игаль Алон умер в возрасте 61 года от инфаркта.

    И все же следует говорить об уникальном наследии этого человека, воплощенном в плане, названном его именем: семена этого плана были посеяны в «Песчаной завесе». Это — политический план, по которому территории, завоеванные в ходе Шестидневной войны, должны быть разделены между Израилем и автономным образованием, контролируемым палестинскими жителями или в конфедерации с королевством Иордания.

    Алон, тогдашний министр труда, представил свой план премьер-министру Леви Эшколю через месяц после Шестидневной войны и предложил правительству принять немедленные меры, которые рассеяли бы туман над послевоенными государственными границами. Официально план не был утвержден, но оказал определенное влияние на проводимую на территориях израильскую политику.

    Согласно плану Алона, официальное название которого было «Будущее территорий и решение вопроса с беженцами», восточная граница Государства Израиль должна проходить по реке Иордан, затем продолжится через Мертвое море вдоль мандатной границы в районе Аравы. В районе Иерихона Израиль отступит от узкой полосы, которая связывает Иорданию с Самарийскими горами. Большая часть территории Иудеи и Самарии, района Газы и Синая будет передана арабским жителям этого района. Израиль распространит свой суверенитет на Иорданскую долину и восточные части гор Иудеи и Самарии, которые (тогда и сейчас) малонаселены. Кроме того, к Израилю отойдут районы, связанные с обеспечением безопасности, включая горы вокруг Иерусалимского коридора (район Гуш-Эцион, Биньямин и горы Восточного Иерусалима), южная часть сектора Газа (район Рафиаха) и некоторые районы Синая.

    Как стратег, Алон опирался на факты, учитывая еврейскую и палестинскую демографию, но также стремился мотивировать и политические процессы, чтобы не завязнуть в статус-кво, возникшем в результате завоевания новых территорий. В предложении Алона, которое включает аннексию, установление безопасных границ, отказ от палестинского государства и предоставление палестинцам автономии, была заложена основа, на которой зиждется практическая инфраструктура того, что делали и делают израильские власти по сей день, начиная с 1977 года.

    В этом отношении Нетаниягу может вполне считаться преемником Алона – он полон мессианского рвения, его отличают невротическая реакция и меньшая степень понимания необходимости глобализации, прагматизма и учета мирового общественного мнения.

    «Истина заключается в том, — пишет Алон, завершая свой труд, — что, несмотря на вынужденное состояние войны, Израиль должен видеть в арабских странах не только сегодняшнего врага, но и завтрашнего союзника...

    ...Израиль должен приподняться над схваткой и увидеть сквозь густую песчаную завесу, которая, как стена, встала между нами и арабским миром, укрепляемая арабскими правителями, что окончательное решение проблемы лежит исключительно в плоскости мира и сотрудничества».

    Йоси Мельман, «ХаАрец», М.К.  На фото: Игаль Алон (в центре) во время операции «Хорев» в Негеве. Фото: GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend