Письмо Эйнштейна, и актуальность лозунга «Пора валить!»

Письмо Эйнштейна от 12 августа 1922 года, в котором он задолго до прихода к власти нацистов предсказывает Германии «темные времена», выставлено на торги на иерусалимском аукционе, который пройдет сегодня, 13 ноября. В письме, адресованном сестре Майе, Эйнштейн объясняет свой отъезд из Берлина на север Германии (предположительно в Киль) тем, что «здесь начинаются экономические и политические темные времена».

Непосредственной причиной отъезда Эйнштейна из Берлина стало убийство Вальтера Ратенау, министра иностранных дел Германии, совершенное 24 июня 1922 года тремя боевиками нацистской организации «Консул», которые на суде заявили, что Ратенау являлся «одним из 300 сионских мудрецов».

Похороны Ратенау, в которых приняли участие два миллиона берлинцев, стали наиболее многолюдными за всю историю Германии. Эйнштейн находился с Ратенау в дружеских отношениях и предлагал ему отказаться от поста главы германского МИДа, предупреждал о смертельной опасности этого поста для еврея в условиях роста антисемитизма.

Сам Эйнштейн стал объектом целенаправленной антисемитской травли, начиная с 1919 года. В августе 1920 в зале Берлинской филармонии собралось «Рабочее объединение немецких естествоиспытателей для поощрения чистой науки», одним из вдохновителей которого был нобелевский лауреат Филипп Ленард. Ленард — один из двух немецких нобелевских лауреатов (второй – Иоханнес Штарк), которые возглавили борьбу за «чистоту крови» в науке.

Для Ленарда его неприятие теории относительности стало облечено в антисемитскую форму и превратилось в персональную войну с Эйнштейном. «Наиболее важный пример опасного влияния еврейских кругов на изучение природы представляет Эйнштейн со своими теориями и математической болтовней… Мы должны понять, что недостойно немца быть духовным последователем еврея», — писал Ленард, который регулярно проигрывал все содержательные дискуссии с Эйнштейном, как в прессе, так и в публичных столкновениях на конференциях.

В 1922 году обстановка в Германии еще была сравнима с многожильным кабелем, в котором существовали разнонаправленные движения. Когда нобелевский лауреат и по совместительству нацист Ленард отказался вывесить траурный флаг в память об убийстве Ратенау, институт физики был блокирован студенческим социал-демократическим обществом, а сам Ленард арестован. И свое решение об отъезде из Германии в 1922 году Эйнштейн отменил, а вновь вернулся к нему – уже окончательно – в 1933.

И все же именно 1922 год стал переломным в процессе поглощения науки в Германии нацизмом. Именно в этом году появляется расовая теория антрополога и евгеника Ганса Фридриха Карла Гюнтера. В 1924 в «Великогерманской газете» опубликована программная статья двух нобелевских лауреатов, Ленарда и Штарка, в которой они поддержали нацизм и лично Гитлера. В дальнейшем свои нацистские идеи Ленард изложил в «Немецкой физике в четырех томах», в предисловии к которой писал: «Вы спросите — немецкая физика?»… В действительности наука, как и все, что создают люди, зависит от расы, от крови».

На сторону нацизма стали переходить многие видные немецкие ученые. Карл Густав Юнг в июне 1933 года стал президентом Немецкого общества психотерапевтов и публиковал на страницах журнала этой организации свои статьи, в которых противопоставлял арийцев и евреев и требовал «понимать немецкую душу» и ее особое «коллективное бессознательное». Философ Мартин Хайдеггер, вступивший в НДСАП сразу после прихода Гитлера к власти, возглавил Фрайбургский университет и в своей инаугурационной ректорской лекции воспевал нацизм, а в своей деятельности в качестве ректора ввел в университете «фюрер-принцип», ликвидирующий университетскую свободу и автономию и поддержал «очищение» университета от профессоров-евреев.

Эйнштейн уехал из Германии в 1933 году, отказался от германского гражданства, от звания члена Прусской академии наук и разорвал все связи с этой организацией. В открытом письме в Прусскую академию наук от 5 апреля 1933 года Эйнштейн пишет: «Я объяснил, что не хочу жить в стране, где личности не гарантированы равные права перед законом, свобода слова и свобода преподавания».

Понимание что настали «темные времена» пришло в гениальную голову Эйнштейна в 1922-м (вообще-то раньше, но именно таким образом сформулировано после убийства Ратенау), а решение уехать было принято 11 лет спустя. Почему? Ведь антисемитская вонь нарастала все время, а персональная травля Эйнштейна дошла до того, что в листовках стали указывать сумму в 50 тысяч марок за его голову. И звание нобелевского лауреата, врученное в том же 1922 году, не спасло бы. Этого Эйнштейн не мог не понимать. А его популярность в мире делала проблему переезда в любую другую страну Запада несуществующей. Чего Эйнштейн ждал 11 лет?

Лозунг «пора валить!» появился в России сразу после прихода к власти Путина и постепенно перерос в вопросительный интернет-мем: #когдапоравалить? Попытки построить на основе аналогий между путинской Россией и Третьим рейхом прогноз развития и последующего краха путинизма привел к довольно бесплодным дискуссиям по датам: война с Грузией – это аннексия Судет или аншлюс Австрии? Или аншлюс – это оккупация Крыма? Означает ли, что, если с момента первых крупных территориальных экспансий Гитлера до его краха прошло 7 лет, то и путинскому режиму осталось жизни до 2021 года?

Исторические параллели имеют право на жизнь. В России германскому Ленарду вполне соответствует Мединский с его утверждениями, что истина в истории — это соответствие национальным интересам. Правда, Ленард был в своей сфере отличным физиком, а Мединский вообще ни в какой сфере историком не является. В целом, разница лишь в том, что в Германии на сторону Гитлера перебегали, в том числе, крупные ученые, а на сторону Путина перебегает в основном мелочевка и бездари. Что касается прогнозов на основе аналогий, то они бессмысленны, поскольку у Гитлера была цель и идеология, а у Путина никакой идеологии нет, не было и не будет, а единственная его цель – остаться у власти пожизненно.

Вся эта вполне бесплодная игра в даты и поиски совпадений скрывает подлинную проблему выбора и мотивы, по которым принимается то или иное решение. Расстановка запятых в предложении «валить нельзя остаться» зависит, помимо всего прочего, от того, что более противно: жить в стране, которой правят фашисты, или бежать из своей страны, оставляя ее фашистам. Полагаю, для Альберта Эйнштейна целых 11 лет второй тип отвращения и унижения пересиливал, потом первый тип стал преобладать. Да и чувство смертельной опасности уже зашкаливало…

Игорь Яковенко – специально для сайта «Детали»
На фото: Альберт Эйнштейн в 1921 году. Фото: Ferdinad Schmutzer. Wikipedia public domain.


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend