Хайфа: раскрыт «пурпурный секрет»

Забытые археологические находки, сделанные в 1960-1970-х годах, раскрывают поразительный секрет: в Тель-Шикмоне, на юге Хайфы, еще в библейские времена получали драгоценный пурпур для окраски тканей.

«До сих пор не было найдено прямых археологических свидетельств, относящихся к железному веку, об изготовлении тканей, окрашенных в пурпурный цвет, — даже в Тире и Сидоне, которые были крупнейшими финикийскими центрами по получению пурпура. Если наша идентификация верна, Тель-Шикмона на побережье Кармель является уникальным археологическим памятником нашего региона», — сообщили профессор Айелет Гильбоа и исследователь Голан Шалви из хайфского университета, которые начали исследование забытых находок, раскрывающих секрет древнего поселения.

В Тель-Шикмоне, расположенной на небольшом прибрежном холме на южной окраине Хайфы, находятся развалины города византийского периода с сохранившимися великолепными мозаиками. В железный век (между XI и VI столетием до н. э.), то есть в период единого царства (Шаул, Давид и Шломо) и царств Израиля и Иудеи, здесь, на вершине холма, было расположено очень маленькое поселение площадью около 5 дунамов (1 дунам – 0,1 га), что гораздо меньше территории византийского города периода расцвета (100 дунамов).

На этом холме проводились тщательные раскопки в период с 1963 по 1977 год под управлением доктора Йосефа Эльгавиша при активной поддержке тогдашнего мэра Абы Хуши. Археологи и специалисты ознакомились с богатым материалом находок. Но по разным причинам основные результаты никогда не были опубликованы в научных журналах, и большинство из них были скрыто от исследователей. Это привело к тому, что небольшое поселение окружал загадочный ореол. Археологи не понимали, почему оно расположено именно здесь, поскольку скалистый берег не позволял причаливать лодкам. Территория, окружающая поселение, не была плодородной, поэтому жители не могли заниматься сельским хозяйством.

Кроме того, согласно ТАНАХу, было принято считать, что в те времена побережье Кармель входило в израильское царство. Тем не менее, согласно немногочисленным опубликованным данным, было известно, что найденная здесь керамика оказалась не израильской, а привезенной из других мест, таких, как Кипр.

Теперь, когда Гильбоа и Шалви наконец получили доступ к «утерянным» находкам доктора Эльгавиша, тайна Шикмоны начала раскрываться. По их словам, из анализа сотен глиняных сосудов и фрагментов керамики, найденных на полках хранилищ, выяснились две вещи. Во-первых, эти многочисленные артефакты принадлежат финикийской культуре, их очень много и привезены они из-за моря. Так, например, в Шикмоне обнаружено самое большое собрание черно-красной керамики, характерной для Кипра, найденное за его пределами.

Второе открытие было еще более удивительным: было обнаружено самое большое в мире (для I тысячелетия до н. э.) количество керамики со следами пурпурной краски различных оттенков. Химический анализ, проведенный доктором Наамой Сукеник из Управления древностей Израиля вместе с исследователями из университета Бар-Илан, показал, что это настоящий пурпур, полученный из морских моллюсков.

«Редко можно найти фрагменты глиняных сосудов этого периода со следами пурпура. Такие находки были сделаны вдоль северного побережья Израиля, но их единицы, в здесь, в Шикмоне, число их близко к тридцати. Это просто необыкновенно!» — говорят исследователи. Наряду с доказательствами добычи пурпура были обнаружены свидетельства производства шерсти и тканей, которые красили на месте.

Напомним, что в древности самые дорогие ткани были окрашены в пурпурный цвет и считались предметом роскоши и символом высокого положения («багрянородный» — эпитет, употреблявшийся в отношении детей византийского императора, рожденных во время его правления). В Древнем Риме, например, по указу Нерона облачаться в пурпур мог только император. Для получения красителя требовалось добывать многие десятки тысяч улиток, поэтому он ценился на вес золота, а само производство было в Финикии самым прибыльным. Секрет изготовления такой краски был утерян после падения Константинополя в 1453 году, и до сих пор сложный процесс точно не восстановлен.

Теперь исследователи предлагают по-новому взглянуть на Шикмону. Небольшой изолированный участок был не поселением, а местом производства пурпура и крашения тканей. Теперь его местоположение получает объяснение: это отличная среда обитания моллюсков, где их можно было добывать тысячами. Финикийский характер материальной культуры также становится понятным: жители (или, точнее, рабочие) были связаны с культурным ареалом финикийцев, которые владели секретом изготовления пурпура.

«До сегодняшнего дня не был обнаружен ни один центр получения пурпура, который можно было бы связать с зарождением финикийской культуры. Мы знаем, что в Тире и Сидоне было такое производство, и там обнаружены огромные груды использованных раковин, но сами мастерские и прямые свидетельства получения красителя ранее не были найдены».

Зив Райнштейн, Walla, И.Н.

«Нерон мучается от угрызений совести после убийства матери»,
репродукция картины Джона Уильяма Уотерхауса, частное собрание.
Фото: Wikipedia public domain

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend