Tuesday 24.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Susan Walsh
    AP Photo/Susan Walsh

    Первый год Байдена: его итоги для США, Израиля и мира

    Ровно год назад состоялась инаугурация Джо Байдена в качестве нового президента Соединенных Штатов. С его администрацией одни связывали надежды на возвращение к «нормальности» после турбулентных лет правления Дональда Трампа, другие опасались разворота к тому, что они считают радикальной левой политикой, и продолжения курса Барака Обамы. И хотя первый год неизбежно посвящен адаптации новой администрации к изменяющимся обстоятельствам и едва ли может быть надежным индикатором всего президентского срока, круглая дата всегда хороший повод оглянуться назад и подвести промежуточные итоги. 


    Самый непопулярный президент

    На внутриполитической арене Джо Байден испытывает трудности. 

    Пандемия коронавируса так и не побеждена. Социальные инициативы Байдена встречают ожесточенное сопротивление республиканцев, и это может только усилиться после промежуточных выборов этой весной, если соотношение представителей двух партий в парламенте изменится в пользу консерваторов. 


    На экономическом поле есть некоторые победы, включая низкий уровень безработицы и оживление экономики. В то же время в стране бушует инфляция: рост цен перечеркивает все хорошие экономические новости, и, похоже, инфляция будет оставаться высокой в течение некоторого времени. 

    Последние опросы показали, что его рейтинг одобрения продолжает падать. По данным опроса CNN, президента поддерживают 42%, а по результатам январского опроса Quinnipiac, и того меньше – 33%. Это делает Джо Байдена одним из наименее популярных американских лидеров. Тем не менее он заявил в ходе недавней пресс-конференции, что его администрация «превзошла себя» за первый год у власти. А по поводу рейтингов сказал просто – «Я не верю опросам».

    Больше не дирижер 

    Байден не делал секрета из того, что Соединенные Штаты постепенно отстраняются от Ближнего Востока. Нет Советского Союза, который нужно сдерживать, Америка достигла потенциальной энергетической независимости, а общественный и политический аппетит к саморазрушительным военным авантюрам – в Афганистане, Ираке, Сирии – ослабевает.  


    Политолог Стивен Кук назвал это «безжалостным прагматизмом» – формой политического реализма, которая придает большее значение реагированию на реалии на местах, чем разработке всеобъемлющей политики. По его словам, Вашингтон научился принимать как данность, что президент Сирии Башар Асад останется в своем кресле, а отношения с Саудовской Аравией придется поддерживать, даже несмотря на ее роль в войне в Йемене. Та же логика наблюдается в отношении иранской ядерной сделки – США стремятся ее заключить, но не любой ценой.

    Это привело к значительным сдвигам в межрегиональных отношениях. Наметилось потепление между давними недоброжелателями – Турцией и ОАЭ. Саудовская Аравия, один из важнейших партнеров США, рассматривает возможности сближения с Россией и Китаем. «Соглашения Авраама» тоже в известном смысле реакция на новый Ближний Восток, в котором Вашингтон не играет роли дирижера. 

    Что касается палестинского вопроса, то здесь были некоторые неприятные разногласия с Израилем: расширение поселений, выселение жителей из домов и упорное нежелание Израиля согласиться на возобновление работы консульства США в Иерусалиме. Как пишет Алон Пинкас в «ХаАрец», «когда этот вопрос угрожал отвлечь Байдена во время боевых действий с Газой в мае, он положил свой президентский палец на весы, чтобы добиться прекращения огня.


    Но те, кто ожидал от США крупной мирной инициативы по израильско-палестинскому вопросу, обманывали себя. Да, администрация Байдена использовала новую терминологию: «Израильтяне и палестинцы заслуживают равных условий свободы, достоинства, безопасности и процветания». Но нет, это не следовало истолковывать как сигнал о новой активной политике». 

    Мировая повестка: кризис за кризисом 

    Во главе угла внешней политики США встал Китай – не раз и не два наблюдатели говорили о «новой холодной войне» между двумя государствами. Байден, вероятно, видит свою задачу в том, чтобы сосуществовать с Китаем и не доводить дело до острой фазы конфликта, в то же время не позволяя Пекину обогнать Вашингтон и его союзников. 

    В рамках этого разворота США начали и завершили вывод войск из Афганистана – с катастрофическими последствиями как для этой страны, так и для отношений с союзниками в Европе, которые были вынуждены последовать их примеру. Для противостояния Китаю Вашингтон создает новые коалиции, такие как AUKUS, хотя этот союз связан с серьезным дипломатическим промахом, приведшим к унижению Франции. И это в то время, когда европейские партнеры ожидали от Байдена возвращения к стратегическому партнерству с европейскими союзниками после того, как его предшественник демонстративно разрывал связи и отказывался от обязательств.

    Как пишет Констанце Штельценмюллер, председатель кафедры Фрица Штерна по Германии и трансатлантическим отношениям в Институте Брукингса, «администрация Байдена думала, что она сможет повернуться лицом к Китаю, вычеркнуть Францию из сделки по подводным лодкам с Австралией и покинуть Афганистан без негативных последствий для своих отношений с Европой. Эти ошибки оказались дорогостоящими. Сейчас она изгибается назад, чтобы сохранить близость Европы; нигде это не видно так ясно, как в двусторонних отношениях США с Германией и отмене санкций в отношении газопровода «Северный поток – 2». Но эта приверженность, вероятно, теперь будет подвергнута серьезному испытанию российской жесткостью».

    Россия, несомненно, еще один вызов для американского президента. Его план поддерживать «стабильные и предсказуемые» отношения с Москвой, похоже, провалился – просто потому, что Путин не был в этом заинтересован. 

    «Главная проблема позиции Байдена заключается в том, на какие компромиссы ему, возможно, придется пойти, чтобы предотвратить военную эскалацию, – считает Татьяна Становая, основатель политико-аналитической компании R.Politik. – Война поставит под угрозу личный авторитет Байдена как внутри страны, так и на международной арене. Именно поэтому некоторые в Москве делают ставку на то, что Байден может пробыть на своем посту только один срок и поэтому готов пожертвовать своим внутренним положением в пользу европейской геополитической стабильности».

    Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Susan Walsh √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend