Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эмиль Сальман
    Фото: Эмиль Сальман

    100 дней правительства Беннета: все споры и компромиссы

    Когда 13 июня было сформировано правительство Беннета – Лапида, общая идея заключалась в том, что по 80 процентам вопросов все партнеры по коалиции, от арабского «Объединенного списка» и правее, вплоть до «Ямины», смогут договориться. Оставшиеся 20 процентов вопросов участники коалиции отложат в сторону. Но через 100 дней создается впечатление, что то, что изначально звучало странно, оказалось очень сложным в реальности.


    Споры и разногласия всегда были обычным делом в коалиционных правительствах (особенно если у коалиции в кнессете всего 61 мандат), но в нынешнем правительстве они кажутся гораздо более частыми. Хотя правительство функционирует, государственный бюджет, вероятно, будет принят, а отношения между министрами хорошие, все это достается ценой компромисса. И не одного, а многих.

    Нафтали Беннет, Яир Лапид, Мерав Михаэли, Авигдор Либерман и их коллеги по правительству обнаружили, что расхождения между ними больше, чем 20 процентов, касающихся израильско-палестинского конфликта, – с ними можно столкнуться почти в каждом решении. При этом они заканчиваются многочисленными компромиссами.

    «ХаАрец» составил список решений, принятых правительством в первые 100 дней его работы, и ответила на вопросы: кто против кого? Что было решено? И чем закончилась эта история – по крайней мере, на данный момент?


    Форпост Эвиатар

    Кто против кого: «Ямина» против «Аводы» и МЕРЕЦа.

    Предыстория: в ответ на убийство Иегуды Гуэта и позднее, во время операции Израиля в секторе Газа, поселенцы создали незаконный форпост Эвиатар на земле, принадлежащей трем палестинским деревням – Бейта, Каблан и Ятма.

    Полемика: «Авода» и МЕРЕЦ потребовали немедленной эвакуации форпоста, но «Ямина» выступает против эвакуации поселений.

    Что было решено: Беннет и Ганц согласовали план; в соответствии с ним жители форпоста покинут землю, на которой они поселились, но дома останутся на месте, а правительство еще раз изучит статус этого земельного участка. Если выяснится, что форпост удастся «легализовать», поселенцы смогут вернуться в свои дома. На территории форпоста тем временем будет построена армейская база, а после установления статуса земельного участка там будет устроена военная йешива («йешиват-эсдер»).

    Результат: правительство занялось определением статуса земельного участка, но пока не пришло ни к какому заключению.


    Поправка к Закону о гражданстве

    Кто против кого: арабский «Объединенный список», «Авода» и МЕРЕЦ против «Ямины», «Новой надежды», НДИ и «Еш атид».

    История вопроса: срок действия временной поправки к Закону о гражданстве, препятствующей объединению семей израильско-палестинских пар, истекал, и коалиция поняла, что ей трудно набрать большинство для продления срока ее действия из-за сопротивления внутри коалиции и отказа оппозиции оказать ей поддержку.


    Полемика: МЕРЕЦ (которая в течение многих лет голосовала против поправки) вместе с арабским «Объединенным списком» (поправка является чувствительной темой для некоторых его избирателей) и депутатами от «Аводы», прежде всего Ибтисам Марааной, высказались резко против продления срока действия закона. Между тем члены коалиции проголосовали за его принятие.

    Что было решено: после ночных переговоров было решено, что действие закона будет продлено только на полгода, а сотням, а то и тысячам пар статус по гуманитарным соображениям будет повышен. Принятие поправки к закону рассматривается как вотум доверия правительству.

    Результат: депутат Амихай Шикли из «Ямины» проголосовал против закона, два депутата от «Объединенного списка» воздержались; результат  голосования был 59 на 59 голосов. Поправка не прошла, и чрезвычайное постановление утратило силу. Реальная ситуация такова: МВД во  главе с Айелет Шакед препятствует объединению семей.

    Встречи с палестинцами

    Кто против кого: «Кахоль-лаван» и МЕРЕЦ против «Ямины» (в первую очередь) и остального правого фланга правительства.

    Предыстория: 30 августа министр обороны Бени Ганц встретился в Рамалле с председателем ПА Махмудом Аббасом. Несколькими неделями ранее министр здравоохранения Ницан Горовиц и министр охраны окружающей среды Тамар Зандберг (оба – МЕРЕЦ) встретились со своими палестинскими коллегами – Май аль-Кайла и Джамилем Матуром.

    Полемика: в то время как левый фланг коалиции стремится к более теплым отношениям с ПА, правые не заинтересованы в возобновлении дипломатического процесса (Шакед дошла до того, что заявила: «Беннет не будет встречаться с Аббасом») и хотят ограничиться только деловыми контактами.

    Что было решено: встреча Ганца с Аббасом стала взрывоопасной темой, особенно учитывая брифинги, направленные против министра обороны. По ее завершении Ганц заявил: он сказал Аббасу, что «Израиль готов к ряду шагов, которые укрепят экономику Палестинской автономии», и они договорились поддерживать контакты. В конце встречи министров МЕРЕЦа Горовиц и его коллега решили, что Израиль признает сертификат прививок ПА, что должно облегчить въезд в Израиль палестинцам с разрешениями на работу.

    Результат: дипломатические источники предполагают, что будут проведены дополнительные встречи.

    Запрет на формирование правительства лицом, обвиняемым в преступлениях

    Кто против кого: «Новая надежда» против «Ямины».

    Предыстория: на фоне инициативы, возникшей еще до формирования правительства, министр юстиции Гидеон Саар поручил профессиональному эшелону своего министерства подготовить законопроект о том, что президент страны не сможет возложить формирование правительства на человека, против которого выдвинуто обвинительное заключение. Если закон будет утвержден, он вступит в силу начиная с выборов в кнессет 25-го созыва, и председатель оппозиции Биньямин Нетаниягу, обвиняемый во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием, не сможет получить мандат на формирование правительства.

    Полемика: Шакед решительно выступает против закона, а Беннет так и не сказал, поддерживает он его или нет. Под вопросом и позиция других членов «Ямины», которые считают это решение одним из центральных политических узлов в жизни молодой партии. С другой стороны, Саар не желает идти на компромисс и утверждает, что этот вопрос подкреплен коалиционными соглашениями.

    Что было решено: Беннет дал зеленый свет на разработку законопроекта в министерстве юстиции, но еще не решено, как будет голосовать коалиция.

    Итоги: будущее этого закона еще не определено, но Саар уже объявил о еще одной инициативе – ограничить срок полномочий премьер-министра восемью годами. Этот закон не будет применяться задним числом, не затронет Нетаниягу – и встречает меньшее сопротивление.

    Выселение деревни Хан аль-Ахмар

    Кто против кого: «Еш атид» и «Объединенный список» против «Ямины», «Новой надежды» и НДИ.

    Предыстория: спустя три года после того, как Высший суд справедливости разрешил снос домов в этой палестинской деревне, строения все еще стоят. В начале сентября правительство Беннета – Лапида обратилось в Верховный суд с просьбой продлить срок действия решения еще на полгода, чтобы представить план эвакуации по обоюдному согласию.

    Полемика: главы трех правых партий в коалиции – Беннет, Саар и Либерман – раз за разом обрушивались на правительство Нетаниягу за то, что, несмотря решение суда, он бездействовал. Во время предвыборной кампании Шакед заявила: «Если Нафтали Беннет будет избран премьер-министром, деревня Хан аль-Ахмар будет эвакуирована». Однако шесть недель назад министр иностранных дел Лапид заявил, что планирует пересмотреть этот вопрос на том основании, что принудительная эвакуация повредит имиджу Израиля за рубежом. Заявления Лапида были согласованы с Беннетом, несмотря на то что это происходит ценой того, что правое крыло коалиции оказалось в неловком положении.

    Что было решено: пока ничего – ожидается решение Верховного суда.

    Реформа кашрута

    Кто против кого: «Ямина» и министр по делам религий Матан Кахана («Ямина») против ультраортодоксальных партий и партии «Религиозный сионизм».

    Предыстория: в контексте предвыборных обещаний провести изменения в отношениях религии и государства Кахана предложил отменить монополию Главного раввината на кашрут. Согласно его плану, частные организации получили бы право выдавать сертификаты кашрута вместо местных религиозных советов Главного раввината.

    Полемика: ультраортодоксальные партии предупредили, что этот шаг поставит под угрозу соблюдение стандартов кашрута. К ним присоединились ведущие деятели религиозного сионизма, включая раввина Хаима Друкмана.

    Что было решено: Кахана, оказавшись под сильнейшим давлением, согласился на компромисс. Городские раввины Главного раввината также смогут выдавать сертификаты в своих городах, а раввинские наблюдательные комитеты новых органов, выдающих сертификаты кашрута, должны будут состоять из действующих или бывших городских раввинов.

    Результат: реформе еще предстоит получить одобрение кнессета. Источники в коалиции говорят, что нет никакой гарантии, что она будет одобрена или что она пройдет в ее нынешнем формате.

    Призыв ультраортодоксов в армию

    Кто против кого: «Кахоль-лаван» против «Ямины» и НДИ.

    История вопроса: в течение последних двух десятилетий правительство боролось за принятие законопроекта о призыве ультраортодоксов в армию. Третье правительство Нетаниягу пало из-за разногласий по поводу того, как сформулировать закон, который был бы приемлем для БАГАЦа. Теперь разработать такой закон предстоит нынешнему правительству. Признавая, что ультраортодоксов в большей части не будут призывать в армию, правительство пытается вместо этого внести поправки в существующий закон, чтобы поощрить молодых мужчин-ультраортодоксов выйти на рынок труда. В настоящее время религиозный молодой человек, который не был призван в армию, может на законном основании устроиться на работу только с 24 лет. Предлагаемый закон снизит этот срок до 21 года. В любом случае в армию он призван не будет.

    Полемика: Либерман (НДИ) был настроен на принятие закона, который был подготовлен еще в бытность его министром обороны. Беннет и «Ямина» были сосредоточены на его экономическом аспекте. «Кахоль-лаван» Ганца хотел принять совершенно новый закон, который в корне изменит облик военной и гражданской национальной служб.

    Что было решено: по коалиционным соглашениям закон должен быть принят в его нынешнем виде, а возраст освобождения от службы – снижен. Но Ганц не был готов согласиться на столь значительное снижение возраста освобождения от службы. В конце концов Зеэв Элькин предложил компромисс, согласно которому возраст будет на два года снижен до 21 года, на третий год повысится до 23 лет, а на четвертый вернется к 24 годам.

    Результат: закон принят. Компромисс Элькина был принят при условии, что к этому вопросу вернутся еще через два года. Если Ганц продолжит реализацию своего плана реформ, он будет рассмотрен кабинетом министров, но сомнительно, что дело дойдет до этого.

    Михаэль Хаузер Тов, «ХаАрец», М.Р. √ Фото: Эмиль Сальман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend