Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Shlomi Amsalem GPO via AP
    Фото: Shlomi Amsalem GPO via AP

    Первые 100 дней другой внешней политики

    Примерно десятилетие внешняя политика Израиля была основана на мрачной идее о том, что международное сообщество – это место, где идет только дарвиновская борьба за существование.


    Единственные союзы, которым можно доверять, – это те, которые основаны на экономических или оборонных интересах. Во внешней политике нет места диалогу, основанному на общих ценностях или дружбе между народами. Вместо активной и позитивной внешней политики правительство Биньямина Нетаниягу вело политику пессимистической подозрительности.

    На внутренней арене пессимизм как мировоззрение поставил израильское общество на грань распада. На международной арене он заставил предыдущие правительства пренебрегать жизненно важным ремеслом создания союзов, основанных на ценностях. Это произошло как раз в то время, когда серия глобальных кризисов – банковский кризис, кризис радикального ислама, климатический кризис и кризис «короны» – заставила международное сообщество осознать, что не существует такой вещи, как местные проблемы. Все проблемы, большие и маленькие, в конечном итоге станут глобальными.

    Политический пессимизм – это ошибка. Хуже того, это ошибка, вызванная ленью. Утверждение «все равно все антисемиты, и нет смысла…» было просто отговоркой для правительства, которое было озабочено другими делами и прекратило прилагать усилия на международной арене.


    Невозможно много лет работать без министра иностранных дел (или с таким, чьи полномочия практически сведены к нулю), закрывать представительства, снова и снова урезать бюджет министерства, оставлять десятки пустых посольств, игнорировать глубокие изменения в американском и европейском обществе – и затем сетовать на то, что нас не понимают.

    Последствия пренебрежения и пессимизма были быстрыми и тяжелыми. После неудачной речи Нетаниягу  в конгрессе США в 2015 году Израиль утратил способность мобилизовать мир по иранскому вопросу. Показатели антисемитизма – самые худшие за последние десятилетия. Симпатия к Израилю среди молодых американцев и среди избирателей-демократов находится на рекордно низком уровне. Международные организации постоянно принимают антиизраильские решения.

    Накопившийся ущерб особенно ярко проявился в наших отношениях с США. Нет сомнений в том, что величайшим политическим (и оборонным) активом Израиля являются стратегические отношения с Соединенными Штатами. Эти отношения основаны не на интересах, а именно на ценностях.

    Отцы-основатели Соединенных Штатов, как и отцы-основатели сионизма, стремились создать утопическое общество, основанное на свободе. Американцы смотрели на нас и видели в нас что-то от себя. Вместо того чтобы развивать эту связь, в последние годы мы вызвали растущий раскол с Демократической партией, которую поддерживает более половины американского населения, и со значительной частью важнейшей в мире еврейской общины.

    Этот раскол можно остановить. Американские и европейские студенты в кампусах протестуют против нас не «из-за интересов», а потому что произошел провал, мы не смогли донести разъяснения своих ценностей. Некоторые члены конгресса, которые голосуют против нас, делают это потому, что никто не объяснил им нашу точку зрения.

    Можно продолжать злиться, но у нас есть идея лучше: изменить это. Это потребует времени, усилий, но под руководством мощного и современного министерства иностранных дел можно резко улучшить положение Израиля в мире.


    Даже за то короткое время, которое у нас было, стало ясно, что можно действовать по-другому. Например, Израиль уже давно смирился с тем, что мир с Египтом и Иорданией – «холодный». Новое правительство, сформированное только в июне, решило бросить вызов этому подходу. За три месяца напряженной работы мир стал «теплым». Были подписаны новые торговые соглашения, проведены публичные встречи между руководителями, резко улучшилось сотрудничество. И все это без того, чтобы Израилю пришлось отказываться от чего-либо в своих жизненно важных национальных интересах.

    Да, у нас в мире немало врагов, но стоит отметить – у нас есть и  друзья. Они сильные, и их много. Перед лицом упущений и трещин последних лет существует давняя и устойчивая традиция сочувствия Израилю.

    Джо Байден, Владимир Путин, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон, Нарендра Моди, Скотт Моррисон, король Абдалла II, Абдель-Фаттах ас-Сиси, Мухаммад бин Заид, король Хасан V – это лишь неполный список друзей Израиля. Евросоюз готовится подписать с нами масштабное экономико-технологическое соглашение «Горизонт 2020-2027». В странах Восточной Азии, таких как Япония и Южная Корея, нет исторического антисемитизма, и связь с ними имеет безграничный экономический потенциал. Список китайских инвестиций в Израиль – один из самых впечатляющих, который мы видели.


    Если смотреть на запад, ситуация улучшается еще больше. С Грецией и Кипром был возобновлен союз, который мы распространяем на Балканы и на наших новых друзей в странах Персидского залива. Строятся отношения с Марокко, о которых до недавнего времени можно было только мечтать.

    Израиль недавно был принят в качестве страны-наблюдателя в Африканском союзе, несмотря на откровенный гнев некоторых стран из Лиги арабских государств. Харизматичная министр иностранных дел Сенегала Аиссата Талл Салл сказала мне в долгой и дружеской беседе: «Просто позвольте нам работать для вас в Африке».

    Конечно, будут вопросы, по которым Израиль просто не может уступить, даже если это нанесет реальный ущерб его международным отношениям. Нам нужно сделать все, включая публичные дебаты с нашими лучшими друзьями, чтобы раскрыть истинную природу иранского режима и его злонамеренные планы по приобретению ядерного оружия.

    Мы без колебаний начнем операцию в Газе, если ХАМАС продолжит обстреливать наших мирных жителей. Но все это не избавляет нас от необходимости строить прочную систему союзов и дружбы, а наоборот.

    Мы должны соорудить политический зонтик, который защитит наши головы в дождливый день. Принятие на себя ответственности, концептуальная открытость, принятие решений на основе фактов (даже если они неприятны), глубокое понимание того, как другие видят нас, готовность принимать критику, отказ от жалости к себе, приверженность правам человека – все это не политическое бремя, а ценности, в которые мы верим.

    Оптимистичная, непредубежденная и открытая для диалога политика – это не цена, которую мы платим, это актив, который мы создаем для себя перед лицом мира.

    Яир Лапид, «ХаАрец», И.Н. На снимке: министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бин Заид и его израильский коллега Яир Лапид. Фото: Shlomi Amsalem GPO via AP˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend