Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Хуго Мендельсон, GPO
    Фото: Хуго Мендельсон, GPO

    Первое правительство и сюрпризы коалиционных переговоров

    Во второй половине дня 8 марта 1949 года сотни людей начали стекаться к кинотеатру "Кесем", стоявшему на набережной в самом начале улицы Алленби в Тель-Авиве. Здесь в 4 часа должно было начаться заседание кнессета, нашедшего временное пристанище в слегка переоборудованном кинозале. Радостно возбужденная толпа приветствовала пробиравшихся ко входу депутатов, и не расходилась до позднего вечера. Собравшиеся у кинотеатра "Кесем" люди чувствовали себя соучастниками исторического события. В этот день премьер-министр Давид Бен-Гурион представил кнессету свой кабинет – первое правительство Государства Израиль.


    Бен-Гурион распределяет портфели

    Помимо Бен-Гуриона, возглавившего также министерство обороны, в состав правительства вошли 11 министров. Они представляли четыре партии – МАПАЙ (Рабочая партия), Объединенный религиозный фронт, Прогрессивная партия и Объединение сефардов. Пятой партии, присоединившейся к правящей коалиции – Демократическому списку Назарета – не досталось ни одного министерского портфеля.

    Пост главы МИДа в первом кабинете Бен-Гуриона занял Моше Шарет, министром финансов стал Элиэзер Каплан, министром образования – Залман Шазар, министром труда – Голда Меирсон (Меир), министром транспорта – Давид Ремез, министром снабжения – Дов Йосеф. Все они представляли партию МАПАЙ. Три портфеля достались Объединенному религиозному фронту – министерство социального обеспечения возглавил Ицхак-Меир Левин, МВД – Моше Шапира, министерство по делам религий – Йегуда-Лейб Маймон. Лидер Прогрессивной партии Пинхас Розен получил портфель министра юстиции, предводитель Объединения сефардов Бахор Шитрит стал министром полиции.


    На первый взгляд, Бен-Гуриону было совсем несложно сформировать правящую коалицию – возглавляемая им партия МАПАЙ получила в кнессете 46 мест! Для того, чтобы заручиться поддержкой парламентского большинства, МАПАЙ было достаточно создать блок со своим "естественным союзником" – МАПАМ (Объединенной рабочей партией), получившей 19 мандатов. Временное правительство, созданное в момент провозглашения независимости Государства Израиль, функционировало вполне нормально. Поэтому с началом коалиционных переговоров Бен-Гурион не спешил. Они начались только 24 февраля. Впрочем, у неторопливости премьера была и другая, формальная причина.

    Кнессет выбирает первого президента

    В день публикации результатов выборов Бен-Гурион, выступая по радио, заявил: "Итоги голосования возлагают на меня миссию создать и возглавить правительство Израиля". С этим никто не спорил. Но соответствующее поручение лидеру крупнейшей парламентской фракции все же должен был дать президент страны. А его в Израиле в тот момент попросту не было.

    Выборы первого президента страны состоялись 16 февраля. На этот пост претендовали два профессора – Хаим Вейцман и Йосеф Клаузнер. Кандидатуру первого поддерживали левые и центристские партии, кандидатуру второго – правые. Таким образом, исход голосования в кнессете был предрешен. Вейцман получил 83 голоса, Клаузнер – 15. Еще 15 депутатов воздержались, семеро отсутствовали в зале заседаний.

    Сразу же после приведения президента к присяге временное правительство Израиля в полном составе подало в отставку. На следующий день Вейцман начал консультации с представителями избранных в кнессет политических партий. Разумеется, они носили формальный характер. Лидеров партии "Херут" и коммунистов на встречу с президентом вообще не позвали. 23 февраля Вейцман официально поручил Бен-Гуриону приступить к формированию первого правительства Израиля.

    Коалиционные переговоры проходили в Тель-Авиве и поначалу сюрпризов не предвещали. Ожидалось, что Бен-Гурион с легкостью создаст правительство, опирающееся на поддержку подавляющего большинства депутатов кнессета. Договориться с лидерами Объединенного религиозного фронта, Прогрессивной партии и Объединения сефардов действительно удалось без особых проблем. Даже арабский Демократический список Назарета согласился присоединиться к коалиции, несмотря на то, что его лидер Сифаддин Зуаби не получил министерского портфеля, ограничившись должностью заместителя председателя кнессета. Неразрешимые проблемы у Бен-Гуриона возникли с "естественным союзником" – партией МАПАМ.


    "Великий диктатор" и "партия путча"

    Представители МАПАМ входили в состав временного правительства Израиля. За девять месяцев совместной работы серьезных трений с ними у Бен-Гуриона не возникало. Это давало основания надеяться, что и в новом правительстве МАПАЙ и МАПАМ смогут найти общий язык. Хотя отношения между двумя крупнейшими партиями Израиля складывались отнюдь не идиллически.

    7 января завершилась операция "Хорев", в результате которой египетская армия была изгнана с территории Израиля. Западный Негев и прилегающие к нему району были освобождены. Однако, по решению Бен-Гуриона, наступление израильской армии было остановлено у границ сектора Газа, при том, что египтяне не были готовы к продолжению сопротивления. Игаль Алон, руководивший операцией "Хорев", был одним из основателей и лидеров МАПАМ. Он счел решение Бен-Гуриона ошибкой. В ходе межпартийных дискуссий МАПАМ настаивала на продолжении наступления и захвате сектора Газа.


    При этом Алон и его соратники попрекали Бен-Гуриона роспуском ПАЛМАХа, а тот, в свою очередь, напоминал о "преступной" попытке МАПАМ создать армию на партийной основе. В ходе предвыборной кампании дискуссия обострилась. Бен-Гурион обвинял МАПАМ в попытке политизации кибуцев, а также в том, что эта партия видит во всех гражданах Израиля "резерв для Дгании и Мишмар ха-Эмек".

    Лидеры МАПАМ не оставались в долгу. Они обвиняли Бен-Гуриона в преклонении перед Западом, в пораженчестве, трусости и предательстве интересов рабочего класса. Дело доходило до прямых оскорблений. Представители МАПАМ называли Бен-Гуриона "великим диктатором", а он, в свою очередь, называл МАПАМ "партией путча".

    "Обмен любезностями" на коалиционных переговорах

    Тем не менее, начало коалиционных переговоров между МАПАЙ и МАПАМ проходило в спокойной обстановке. Две недели спустя после выборов, 7 февраля 1949 года, газета "Давар" опубликовала программную статью Бен-Гуриона под названием "Возвращение из изгнания в еврейское социалистическое государство". В ней подчеркивалось, что МАПАЙ стремится к созданию правительства "рабочего большинства", которое займется государственным строительством на основе идей социализма. Бен-Гурион также выражал стремление к развитию дружественных отношений с Советским Союзом, отмечая при этом, что Израиль не собирается присоединяться к соперничающим между собой государственным блокам. Эти слова успокаивающе действовали на лидеров партии МАПАЙ, поскольку вполне соответствовали их политической платформе.

    В результате трех дней интенсивных переговоров (встречи между представителями партий начинались рано утром и заканчивались глубокой ночью) МАПАЙ и МАПАМ смогли прийти к принципиальному решению о создании правительства "рабочего большинства". На 1 марта была назначена встреча с участием лидеров обеих партий. Ожидалось, что она завершится подписанием коалиционного соглашения. Однако этого не произошло. Выйдя на финишную прямую, стороны не смогли прийти к согласию по целому ряду вопросов.

    Сначала представители МАПАМ выразили недовольство намерением Бен-Гуриона назначить на пост министра образования Залмана Шазара. Они не могли простить Шазару его "правизны" и чрезмерно традиционных, по их мнению, взглядов. Яаков Рифтин, Ицхак Бен-Аарон и Меир Яари обвинили МАПАЙ в отказе от прогрессивных идеалов. В ответ Бен-Гурион обвинил МАПАМ в "политизации системы образования". Затем лидеры МАПАМ в ультимативной форме потребовали для своей партии портфель министра труда, заявив, что именно они являются представителями пролетариата. "Как показали выборы, пролетариат предпочитает МАПАЙ", - парировал Бен-Гурион, у которого были свои планы на этот счет. Когда речь зашла о намерении Бен-Гуриона сохранить за собой пост министра обороны, представители МАПАМ обвинили его в попытке создания "армии золотопогонников". Разумеется, и здесь не обошлось без упоминания о роспуске ПАЛМАХа. "Как бы то ни было, политической армии в Израиле не будет", - отрезал в ответ Бен-Гурион.

    Атмосфера постепенно накалялась. Рифтин заявил о том, что нежелание Бен-Гуриона взять курс на тесное сближение с Советским Союзом противоречит провозглашенному им же принципу государственного строительства на основе идей социализма. "Разве я говорил, что в Советском Союзе существует социализм?" – иронически ответил Бен-Гурион. Раздраженный Рифтин принялся клеймить план Маршалла, утверждая, что он превратит европейских пролетариев в рабов американского капитала. "Лучше работать на американских заводах, чем умирать от голода в Сибири", - заметил Бен-Гурион, чем окончательно вывел из себя своих оппонентов.

    Ультиматум Бен-Гуриона

    Встреча 1 марта завершилась безрезультатно. На следующий день Бен-Гурион предъявил лидерам МАПАМ ультиматум: либо они в течение суток сообщают о своем присоединении к коалиции на предложенных им условиях, либо правительство формируется без них. "Я понимаю, что неучастие в коалиции будет для вас катастрофой, - заявил он на прощание. – Но я также понимаю, что вы не присоединитесь к ней в положении униженных".

    Экстренно созванный политический совет МАПАМ обсуждал сложившуюся ситуацию до поздней ночи. Прийти к единому мнению участникам дискуссии так и не удалось. В конце концов, на голосование были вынесены три варианта решения. Первый – присоединиться к коалиции, второй – остаться в оппозиции и третий – "утвердить существующую партийную линию, на предложенных условиях к коалиции не присоединяться, передать все полномочия по этому вопросу политсовету". В результате голосования был принят именно третий, расплывчатый вариант резолюции, как бы оставлявший некую возможность для продолжения переговоров. Но поскольку утром следующего дня срок ультиматума, предъявленного Бен-Гурионом, истек, МАПАМ осталась в оппозиции.

    Первое правительство Израиля, представленное кнессету 8 марта 1949 года, просуществовало чуть более полутора лет. Привлечь "естественных союзников" к участию в коалиции Бен-Гуриону удалось только в конце 1955 года. Тогда понесшая значительные потери партия МАПАМ (в результате выборов она получила лишь 9 мест в кнессете) присоединилась к седьмому правительству Израиля.

    Борис Ентин, "Детали".
    На фото: Бен-Гурион на исполнении "Ха-Тиквы" при открытии кнессета первого созыва.  Фото: Hugo Mendelson.
    На врезках: на заседениях кнессета первого созыва. Фото: Ханс Пинн.
    Все фотографии: Национальная фотоколлекция, GPO.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend