Первый срок мэров, и соблазн коррупции

Накануне выборов в местные органы власти израильский институт экономического планирования (IEP) опубликовал исследование, обнаружив, что, вопреки распространенному мнению, коррупции подвержены, в первую очередь, те, кто впервые занял должность мэра. Между тем, до сих пор было принято считать, что этой «болезнью» страдают, в первую очередь, мэры и их подчиненные, которые провели на своих постах много лет и со временем перестали различать между личным и общественным.

Оказалось, что это вовсе не так. Самая опасный в этом смысле – именно первый срок. Возможно, одна из причин заключается в том, что новоиспеченные мэры и их заместители спешат расплатиться с теми, кто помог им во время предвыборных гонок.

Хотя можно предположить и другое — например, в начале своего срока коррупционеры еще просто не умеют грамотно заметать следы при оформлении левых сделок и «откатов», поэтому в будущем следователи ловят их именно на преступлениях, совершенных во время первого срока. К тому же в этот период еще не сформированы (порой с использованием административного ресурса, доступ к которому только-только получен) группы заинтересованных лиц, «центры силы», которые в будущем обеспечат мэру долгое пребывание на этом посту; еще не перетасованы люди, и чужаки в разветвленном аппарате не полностью сменены своими людьми; еще не приструнен главный ревизор муниципалитета — представитель оппозиции. А потому и давление, и попытки найти пятна на белоснежном белье нового избранника могут быть особо сильны именно в первый срок.

Впрочем, это — только предположения, а статистика показывает, что на протяжении последних десяти лет из 15 мэров, обвиненных в должностных преступлениях, в девяти случаях мэры заключили коррупционные сделки время своего первого срока. Вероятно, самый нашумевший случай – мэр Бат-Яма Шломи Лахиани. Еще в четырех случаях коррупция зафиксирована во время второго срока. Один из примеров – Бени Регев, бывший мэр Лода. И только в двух случаях преступления совершены во время третьего срока и далее. Иными словами, чем дольше мэр и его заместители занимают свои должности, тем меньшей оказалась доля раскрытых коррупционных сделок, в которых замешана верхушка города.

Исследование еще не завершено, проверены только 20 случаев коррупции в 18 муниципалитетах, по которым обвинены в общей сложности 24 народных избранника. Всего же на протяжении последнего десятилетия в должностных преступлениях обвинены 34 руководителя городов. Именно городов: IEP проверило ситуацию только в муниципалитетах, отказавшись на данном этапе от изучения ситуации в региональных и местных советах, поскольку, по словам составителей отчета, выборка и так представительная –в городах проживают 75 процентов израильтян.

При этом выявить какую-либо демографическую тенденцию не удалось: коррупции в одинаковой степени подвержены мэры и в еврейском, и в арабском секторе, должностные преступления совершают мэры и бедных, и богатых населенных пунктов. Разве что, отмечает Дрор Штром, возглавляющий IEP, несколько чаще случаи коррупции выявляются в старых городах. И это, возможно, связано с тем, что в старых населенных пунктах генеральные планы развития корректируются реже, что оставляет простор для волюнтаристских решений руководства.

Да и вообще, как показало исследование, большинство преступлений связано со сферой недвижимости. Среди 20 проверенных случаев коррупции 11 прямо или косвенно связаны со строительством. Главным образом, речь идет о выдаче незаконных разрешений на строительство вообще и на возведение дополнительных этажей – в частности. Исследователи полагают, что одна из причин – высокая экономическая стоимость «поблажек», при том, что, на первый взгляд, никто не страдает. Дополнительная нагрузка на городскую инфраструктуру выявляется много позже, и связать ее со слишком интенсивным строительством со временем становится сложнее.

И еще одни момент, связанный со временем: исследование обнаружило, что процессы, связанные с коррупцией городских властей, длятся непозволительно долго, в среднем – около 10 лет. И это несмотря на то, что, с целью поскорее завершить следствие, полиция идет на сделку с ответчиком. Штром приводит в пример Сингапур, в котором по закону такие дела рассматриваются в течение не более двух лет.

Еще одна проблема – сравнительно легкие наказания. Тюремным заключением стал удел только девяти народных избранников из 24, обвиненных во взятках. Но и в этих случаях средний срок заключения составил только 1,3 года. Остальные вообще отделались короткими исправительными работами.

Евгений Весник, НЭП. Фото: Дуду Бахар

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend