Перспективы топливного эмбарго: не так страшен Путин, как его малюют

Позади 60 дней боев, и война России с Украиной стала испытанием для мировой экономики. Житница Европы подвергается разрушениям, соизмеримым со Второй мировой войной, гибнут люди – но в то же время через зону боевых действий проходят газопроводы, и по ним продолжает течь российский газ, за который России платит возмущающаяся ее агрессией Европа.


По подсчетам независимых аналитиков, Россия за время военной компании в Украине получила около 20 миллиардов долларов за три товара – природный газ, нефть и уголь, то есть за энергоносители, которые она продолжает поставлять в Европу. В это же самое время через Украину идет транзит российского газа и проходит одна из веток нефтепровода с говорящим названием «Дружба».

Несмотря на резолюцию ЕС о введении дополнительных санкций против России, Европа не преуспела в объединении 27 государств-членов по вопросу топливного эмбарго. Все еще есть сопротивление, и беспокойство европейцев обоснованно.

Министр финансов Австрии рапортует, что промышленность его страны настолько зависит от российского газа, что у них просто «нет выбора», поэтому Вена не готова поддержать эмбарго на экспорт голубого топлива.

Глава Ассоциации немецких торгово-промышленных палат Мартиин Ванслебен утверждает, что для Германии введение эмбарго было бы неоправданным поступком, ведь ее экономика уже сильно пострадала во время пандемии, а отказ от энергоносителей из РФ ее совершенно парализует. Это топливо сейчас используют и для отопления жилых домов, и в промышленности.

Канцлер ФРГ Олаф Шольц полагает, что резкое введение эмбарго на газ не остановит войну в Украине, а приведет к серьезному экономическому кризису и потере миллионов рабочих мест в европейском сообществе.

Брюссель взял паузу, чтобы понять, может ли ЕС сильнее сосредоточиться на альтернативных источниках энергии, снизить спрос на ископаемые виды топлива, а также «оптимизировать логистику энергопотоков внутри ЕС и в отдельных странах». Нынешние высокие цены на энергоносители подталкивают потребителей в частном и деловом секторах тратить меньше энергии.

Все же «лед тронулся»: по данным независимых трейдеров, которые берут нефть у российских компаний, поток черного золота из РФ уже сократился, в некоторые дни составляя 3 миллиона баррелей в сутки, а порой падая даже до 1,5 миллиона. Прежний объем российского экспорта сырой нефти и нефтепродуктов – чуть больше 7 миллионов баррелей в сутки, значит, можно говорить о примерно 40-процентном сокращении. Леонид Брежнев завоевал для России европейский рынок газа и нефти, Владимир Путин смог эффективно его разрушить.

Большие потери российские нефтяные компании уже ощутили на себе – им некуда эту нефть девать: перегружены нефтепроводы, которые ведут к портам, перегружен нефтепровод «Дружба», емкостей для хранения не хватает. Никакие резервные фонды в России никогда не создавали, а полная и быстрая переориентация экспорта на Китай и другие страны невозможны из-за ограниченности транспортной инфраструктуры. Да они и не перекроют размеры европейского рынка, на долю которого приходится половина экспорта нефти и три четверти экспорта газа из РФ.

К сожалению, мгновенно нефтяное эмбарго, здесь и сейчас, ввести нельзя, но оно будет постепенным – страны одна за другой станут отказываться от российской нефти или уменьшать и ограничивать получаемые объемы. Некоторые перерабатывающие мощности настроены на характеристики российской нефти, их придется перестраивать на прием нефти других сортов.

Венгрия, Словакия, Чехия связаны южной веткой газопровода «Дружба» с Россией и получают нефть оттуда. У них нет портов, они не могут заказать танкеры, отказаться им будет труднее всего. Если Польша и Германия, имеющие выход к морю, могут получать нефть из любых источников, то страны Центральной Европы этой возможности лишены.

Таким образом, введение нефтяного эмбарго может быть только растянутым по времени. Но чем быстрее прекратятся закупки российских нефти и газа – тем быстрее российский лидер лишится возможности финансировать войну, косвенные потери Европы от которой уже выше, чем прямые экономические потери от потенциального введения эмбарго на российскую нефть и газ. Ущерб европейских стран от полного запрета на импорт энергоресурсов из РФ составил бы всего 0,2-0,3% общеевропейского ВНП. Один взрослый европеец потеряет в среднем 100 евро.

Стоимость одного лишь немецкого эмбарго на российские энергоносители – в диапазоне от 0,5 до 3% ВВП, или примерно 120-1200 евро в пересчете на душу населения, что эквивалентно умеренной рецессии и ниже экономических издержек, вызванных COVID-19. Будем честны, господин Шольц: у правительства Германии достаточно финансовых ресурсов, чтобы поддержать немецких потребителей, субсидируя более высокие расходы на энергию из альтернативных источников и компенсируя негативное влияние на производство и рынок трудовых ресурсов, как это было во время рецессии COVID-19.

На долю России приходится всего 3% немецкого импорта, а война в Европе нарушает производственные цепочки и торговые процессы – пока в основном в Восточной Европе. Введя эмбарго, экономики стран ЕС смогут быстро адаптироваться к новым условиям и наконец избавиться от зависимости.

Анализ брюссельского центра Bruegel предполагает, что следующей зимой Европа сможет обойтись без российского газа и столкнется лишь со временными сложностями, если введет полный запрет на поставку российских нефти и газа.

Продление российской агрессии против Украины приведет к гораздо более высоким экономическим издержкам, чем эмбарго на энергоресурсы из РФ. Европе грозит самый большой кризис беженцев со времен Второй мировой войны – количество беженцев уже превысило 4,5 миллиона человек и продолжает расти.

При текущих ценах на нефть Россия решит свои фискальные проблемы и проблемы с платежным балансом – ведь именно нефть является главным источником иностранной валюты для РФ, а доходы от продажи черного золота составляют основу российского бюджета. В 2021 году при значительно более низких ценах на нефть прямые налоги на нефть и газ составили 40% бюджета России – при значительных косвенных поступлениях от налога на прибыль с организаций, налога на доходы физических лиц и НДС.

Отсутствие формального европейского эмбарго дает Путину свет в конце туннеля. Российский бюджет сбалансирован на уровне 44 долларов США за баррель. Если доходы от нефти и газа продолжат поступать по нынешним гораздо более высоким ценам, у РФ возникнет профицит бюджета. Иностранные деньги, которые Путин получает от продажи российских природных ресурсов, сейчас используют и будут использовать в том числе для найма наемников из третьих стран и закупки основных компонентов для российских военных систем, которые не производятся внутри Федерации. А также – для успокоения населения на местах.

А если Россию лишат дохода от экспорта природных ресурсов, ее бюджет окажется дефицитным. Правительству РФ придется либо урезать жалованье солдатам и офицерам, либо прибегнуть к печатанию денег. Но инфляция уже очень высока – по некоторым оценкам, до 2% в неделю, и экспортное эмбарго значительно ее ускорит. Истощение поступлений в иностранной валюте вместе с ускоряющейся инфляцией подорвет возможности агрессора поддерживать покупательную способность зарплат силовиков, депутатов и пропагандистов.

Мила Рухман, «Детали». На фото: крупнейший в Европе регазификационный терминал сжиженного природного газа Enagas в Барселоне. AP Photo/Emilio Morenatti √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ