Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Перекроенная политическая карта Израиля

    Только восемь партийных списков прошли в кнессет - это наименьшее число партий за всю историю страны.


    Тупиковая ситуация, возникшая в результате двух выборов 2019 года, все еще сохраняется - ни Биньямин Нетаниягу, ни Бени Ганц, похоже, не могут сформировать коалицию большинства. Но мартовские выборы были очень бурными, с неожиданными взлетами и падениями для большинства партий.

    «Ликуд»

    Голоса, проигранные «Ликудом» в сентябре, в основном перешли к «Кахоль-лаван» и НДИ, но Нетаниягу не мог этого публично признать. Чтобы выиграть выборы на этот раз, ему нужно было еще 300 тысяч. Он почти их набрал.


    На этих выборах «Ликуд» увеличил свою поддержку на 237 тысяч голосов, или четыре места в кнессете. Этого оказалось недостаточно, но безусловно стало огромным достижением для Нетаниягу, который обратил вспять процесс оттока голосов от «Ликуда». Его карты смешала высокая явка в арабском секторе. Если бы она была низкой, от заветной цифры 61 его отделяло бы совсем немного. Скорее всего, он смог бы найти и уговорить перебежчиков, чтобы сформировать правительство.

    Откуда пришли эти голоса к «Ликуду»? Нетаниягу искал их везде. В бедных пригородах Тель-Авива, среди выходцев из Эфиопии. По крайней мере, два мандата, которые он потерял в сентябре, вернулись к нему от «Кахоль-лаван» и НДИ. В ходе клеветнической кампании он сумел убедить часть избирателей, что Ганц - не альтернатива на пост премьер-министра.

    Как и на прошлых выборах, особое место занимали бывшие избиратели «Ямины», которые больше не считают Нафтали Беннета своим лидером. В основном это - умеренно правые избиратели, с которыми активно заигрывал Ганц: после сентябрьских выборов он стал поворачивать руль резко вправо. Но бывшие избиратели «Ямины» были сыты по горло политической неопределенностью и решили вернуться к Нетаниягу.

    Не то чтобы они были им очарованы, это далеко не так, но Нетаниягу все еще символизирует для них стабильность. Кроме того, в поселениях «Ликуд» одержал еще одну победу, переманив к себе значительную часть ультраправых избирателей партии «Оцма йехудит», которых удалось убедить, что эта партия не проходит электоральный барьер, и их голоса просто уйдут в мусорное ведро. Кроме того, они видели, как Нетаниягу обхаживал их лидера Итамара Бен- Гвира. Так почему бы не проголосовать за Биби, такого простого и близкого к новым каханистам?

    Несомненно, это самая большая победа Нетаниягу из девяти выборов, на которых он руководил «Ликудом». Результат практически идентичен победе Ариэля Шарона на выборах 2003 года. "Ликуд" набрал 29,48 процента голосов, а Шарон в 2003 - 29,39 процента. Два предыдущих премьер-министра от "Ликуда" - Менахем Бегин и Ицхак Шамир - получали гораздо большую долю голосов в период с 1977 по 1988 год. Оба дважды пересекали 30-процентную отметку.

    Но это было до того, как ШАС превратилась в партию среднего класса и отобрала у "Ликуда" часть традиционной базы выходцев из восточных стран. 29 процентов голосов на выборах – это пик "Ликуда", и Нетаниягу, наконец, достиг его, хотя и с девятой - и, возможно, последней попытки.


    «Кахоль-лаван»

    Партия Бени Ганца уступила первое место на этих выборах, но  все же преуспела, учитывая, что она появилась из ниоткуда всего год назад. «Кахоль-лаван» поднялась с 25,95 до 26,59 процента голосов.

    Единственная проблема в том, что «Кахоль-лаван» потеряла большую часть избирателей, которые на прошлых выборах перебежали к ним от «Ликуда». Правда, эту утрату восполнили за счет соседа слева – блока «Авода-Гешер-МЕРЕЦ». В результате блок Биби вырос, а блок Ганца - нет.


    Если отбросить цинизм и завышенные ожидания, «Кахоль-лаван» добилась большего успеха, чем можно было подумать. Если не считать дезертирства одного депутата, они сумели остаться вместе и трижды набрали более 30 мандатов. Если бы им противостоял какой-нибудь другой лидер «Ликуда», а не гениальный стратег Нетаниягу, и если бы их союзники слева не были такими слабыми, Ганц уже был бы премьер-министром.

    «Кахоль-лаван» еще может развалиться. У них еще нет традиций, удерживающих их вместе, а гипертрофированное «я» четырех лидеров партии в одной кабине может привести к перегреву двигателей. Выживание партии во многом зависит от того, как Ганц сотоварищи проведут следующие несколько месяцев, и будут ли они, наконец, в правительстве.

    Если Нетаниягу каким-то образом сформирует коалицию, «Кахоль-лаван», скорее всего, засохнет и увянет в пустыне оппозиции. Но если Нетаниягу отправят паковать чемоданы, а Ганц доберется до улицы Бальфура, «Кахоль-лаван» станет одной из двух главных партий Израиля.

    «Объединенный список»

    Причины успеха этого арабского блока просты для объяснения. За три года явка в арабском секторе подскочила с 49 до 59 процентов, а сейчас - до 65 процентов. В то же время «Авода» и МЕРЕЦ поставили своих арабских кандидатов на такие нереальные места в списках, что вряд ли кто-то верил в их шансы пройти в кнессет.

    Надо ли считать, что 15 мандатов - это максимум для "Объединенного списка"? По оценкам, поскольку явка в арабском секторе все еще примерно на 5 процентов ниже, чем среди населения в целом, "Объединенный список" мог бы получить на один-два мандата больше.

    Любой дальнейший рост должен происходить за счет еврейских избирателей. Хотя статистические данные о числе еврейских избирателей, проголосовавших за "Объединенный список", неясны, аналитики и специалисты по опросам общественного мнения уже подсчитали, что оно выросло с 20 тысяч в сентябре до 30 тысяч в этот раз.

    Это произошло на фоне ослабления израильских левых и предвыборной кампании, которую "Объединенный список" вел на иврите.

    ШАС

    Эта ультраортодоксальная партия выходцев из восточных стран укрепила свои позиции на мартовских выборах, став второй по величине в блоке Нетаниягу и, по сути, «сестрой» «Ликуда». За последние несколько недель партии даже делились друг с другом базами данных, чтобы извлечь максимум из общего  резервуара потенциальных избирателей.

    Это сработало очень хорошо для «Ликуда» и неплохо для ШАСа. Партия набрала 22 442 новых избирателей, что, вероятно, принесло бы ей десятый мандат, если бы не рост явки арабских избирателей. В результате ШАС пришлось довольствоваться девятью мандатами, которые у нее уже были.

    Нетаниягу скрупулезно сохранял дистанцию от избирателей ШАС, уважая своего старого союзника, хотя многие избиратели ШАС – это бывшие ликудники. Если Нетаниягу и Дери будут вынуждены покинуть политику, ШАС, возможно, просто объединится с «Ликудом».

    «Еврейство Торы»

    В тот момент, когда стало ясно, что явка очень высока, казалось, что «Еврейство Торы» получит мощный удар. Это единственная партия, которая никогда не сталкивается с проблемой низкой явки избирателей, поскольку ее электорат всегда является в полном составе по приказу раввинов.

    Более высокая явка среди населения в целом означала бы меньшую долю «Еврейства Торы» и меньшее число мандатов. Говорилось, что в отличие от сентября, когда избирателей- ультраортодосов подгонял страх, вызванный антиклерикальной кампанией Авигдора Либермана, на этот раз чувства тревоги было меньше.

    Но, несмотря на более высокую явку, «Еврейство Торы» лишь  воспроизвела свой прежний показатель – 7 мандатов.

    «Авода-Гешер-МЕРЕЦ»

    28 лет назад «Авода» и МЕРЕЦ получили 45 процентов голосов или 56 мандатов. На этих выборах, в общем списке, они получили 7 мандатов.

    Некоторые утверждают, что это - самое большое поражение, понесенное какой-либо партией на этих выборах. Это доказывает, что объединение партий не всегда приводит к хорошему результату. С другой стороны, если бы они не объединились, одна из партий (а может, обе) могла не преодолеть электоральный барьер и уйти в политическое забвение.

    Трудно представить, что в будущем «Авода» и МЕРЕЦ сохранят старые названия и прежних лидеров. Конечно, нет. И в ближайшем будущем именно «Кахоль-лаван» останется главной центристской партией. Старые добрые левые сионисты все еще ждут новых лидеров с видением того, как сделать их партии актуальными в XXI веке. Если это, конечно, вообще возможно.

    «Наш дом Израиль»

    Авигдор Либерман стал большим победителем сентябрьских выборов. Доля его электората увеличилась с 4,01 до 6,99 процента. Его неожиданная атака против Нетаниягу из-за бесконечных уступок ультраортодоксальным партиям нашла отклик у многих светских израильтян, как правых, так и центристов, которым надоело растущее религиозное принуждение в период правления Нетаниягу.

    В апреле НДИ с трудом преодолела электоральный барьер, в основном, с помощью небольшого, но верного электората - пожилых русскоязычных репатриантов (периодически пополняемых новыми пенсионерами из России и Украины). Но вдруг она неожиданно повысила свою привлекательность.

    Отказ Либермана от участия в коалиции Нетаниягу дважды заводил нас в политический тупик. При этом Либерман был ведущей фигурой в ходе трех последних избирательных кампаний. Вопрос об отношениях государства и религии, который доминировал на сентябрьских выборах, на этот раз отошел на задний план. Означает ли это, что Либерман вернется к своему базовому электорату?

    Результаты доказывают, что с сентября Либерман удержал большинство своих 127 тысяч новых избирателей. Сейчас НДИ потеряла 47 тысяч голосов, а с ними и мандат, который  достался «Ликуду».

    Почти две трети избирателей, пришедших к Либерману в сентябре, все еще хотели дать ему шанс найти выход из тупика и сформировать правительство, которое больше не будет находиться во власти ультраортодоксов. Но вера в него будет недолгой. Либерман не может позволить себе испытать их терпение еще раз, допустив четвертые выборы подряд.

    «Ямина»

    Точно так же, как почтенные левые партии сионистов, лагерь религиозного сионизма в его партийно-политической форме, похоже, пережил свое время. «Ямина», объединение трех расколотых партий, которые вышли из старой Национально-религиозной партии и превратились в «Еврейский дом», теперь стала самой маленькой фракцией в кнессете.

    Несмотря на высокую явку на выборы, «Ямина» потеряла 20 тысяч голосов, рухнув до шести мандатов - 5,25 процента избирателей. Хотя демографы спорят о размерах и определениях религиозно-сионистского сектора, он несомненно, по крайней мере вдвое, если не втрое превышает долю избирателей «Ямины».

    Большинство избирателей «Ямины» проголосовали за «Ликуд», а значительная часть более умеренных религиозных кругов предпочли «Кахоль-лаван». В конце религиозно-сионистской шкалы были сионисты-ультраортодоксы, для которых Беннет с его крошечной кипой был слишком светским. Они проголосовали за одну из ультраортодоксальных партий.

    В отличие от левых сионистов, «Ямина» имеет некоторую надежду на воскресение, потому что у нее все еще есть относительно молодая и растущая база избирателей. Но это зависит от того, покинет ли сцену Нетаниягу. Беннет и его коллеги будут процветать только тогда, когда они выйдут из тени Биби. Если только сами не присоединятся к «Ликуду» в эпоху «пост-Биби».

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Ц.З.

    Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend