Monday 27.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Мегед Гозани
    Фото: Мегед Гозани

    До отставки генпрокурор очистит «авгиевы конюшни»

    1 февраля 2022 года закончится срок пребывания на посту генпрокурора Авихая Мандельблита. К этому времени должна завершиться одна из самых неприятных саг последних лет: дело бывшего министра внутренних дел Арье Дери.

    В марте 2016 года, через считанные месяцы после того , как он вступил в должность, Мандельблит решил начать расследование дела Дери. Информация, переданная его предшественнику Йехуде Вайнштейну Управлением борьбы с отмыванием капитала, вызывала подозрение, что заинтересованные лица перевели миллионы шекелей Шломо Дери, брату министра. По подозрению, от Шломо Дери деньги перетекли на банковские счета председателя ШАС, который использовал их на личные нужды.

    Впоследствии также проверялось подозрение, что пожертвования на благотворительные организации под руководством его жены, Яффы Дери, тоже служили для пополнения карманов членов семьи.

    Три года спустя, в канун завершения пребывания на посту госпрокурора Шая Ницана, уже было ясно, что для подозрений в тяжелейшей правительственной коррупции не нашлось доказательной базы. В то же время совместное и необычайно медленное расследование полиции и Налогового управления выявило систематическое использование Дери наличных денег и обман властей. Тогда Ницан порекомендовал Мандельблиту отдать Дери под суд за ряд налоговых правонарушений, отмывание капитала и фиктивый отчет госклонтролеру и председателю кнессета. Еще через полтора года Мандельблит сообщил Дери, что собирается предъявить ему обвинительное заключение всего по трем налоговым правонарушениям. В течение шести прошедших лет с тех пор, как против него появились первые подозрения, пухлое уголовное дело бывшего зэка претерпело невероятную трансформацию, превратившись в тоненькую папочку.

    Полгода назад Мандельблит устроил Дери слушания в своем кабинете, но по сей день так и не решил судьбу его дела. Сейчас похоже, что генпрокурор склоняется к соглашению с Дери. После слушаний стало известно, что люди Мандельблита установили связь с адвокатом бывшего министра Навот Тель-Цуром и дали ему понять, что генпрокурор склонен пойти на соглашение, включающее менее серьезные правонарушения – без использования таких взрывных слов, как «мошенничество», «обман» или «жульничество».

    Дери стремился завершить свою вторую метаморфозу в качесте подозреваемого, уплатив штраф – без осуждения за совершение уголовных преступлений, но после проверки Мандельблит пришел к выводу, что это совершенно исключено. В любом случае у него нет никакого намерения закрыть дело Дери, и если контакты между сторонами окажутся безрезультатными, Дери будет предъявлено обвинительное заключение.

    Даже если это не будет сказано вслух, над столом переговоров все время витает вопрос политического будущего Арье Дери. Правда, он уже намекал, что собирается оставить политику и руководить партией из дома, как делал покойный духовный вождь ШАС, раввин Овадия Йосеф. Но пока Дери – один из самых активных игроков оппозиции, и не исключено, что он снова станет одним из министров в будущем правительстве.

    Дери знает, что если его признают виновным в инкриминируемых ему уголовных преступлениях, это может положить конец его политической карьере. Закон устанавливает, что срок нахождения депутата в кнессете прекращается в ту минуту, когда он официально обвинен в совершении уголовных преступлений. И, повидимому, даже израильская общественность не смирится и не стерпит председателя партии, бывшего зэка, который вторично обвинен в коррупции.

    Если он подпишет соглашение с прокуратурой и признает вину в менее серьезных правонарушениях, Дери может дать суду более широкое маневренное пространство в отношении уголовного характера наказания. «Тут он может влипнуть», – сказал нам источник, хорошо знакомый с делом.

    Похоже, обе стороны заинтересованы закончить эту сагу в ближайшее время: генпрокурор хочет очистить стол; Дери, в отличие от его политического партнера Биньямина Нетаниягу, всегда видел в Мандельблите шанс, а не проблему. Он не захочет передать свою судьбу в руки нового генпрокурора, а точнее – прокуратуры. В этом также причина того, что адвокат Дери поспешил явиться на слушания.

    Независимо от того, осудят ли Дери на основе соглашения и сделает ли он ставку на суд, невыносимая волокита рассмотрения его дела уже дорого обошлась: уголовные дела, которые доходят до суда через годы после совершения преступлений, имеют обыкновение терять остроту и покрываться плесенью. Инкриминируемые Дери деяния были совершены от 8 до 11 лет назад. В таком положении ущербу подверглись и права обвиняемого.

    До своего ухода в отставку генпрокурор может также решить общую судьбу Дери и его партнера по ультраортодоксальному блоку Яакова Лицмана, подозреваемого в помехах ходу следствия и злоупотреблении служебным положением. В этом случае тоже речь идет о сильно похудевшей папочке уголовного дела, по которому решения принимаются крайне медленно. В сентябре бывшего министра Лицмана ожидают слушания у генпрокурора и предполагается, что его тоже отдадут под суд.

    Параллельно вполне вероятно, что Мандельблит решит расставить все точки над «i» в тех делах, которые занимали его более всего остального – «нулевые» дела Нетаниягу. Видный юрист, который в прошлом работал в госслужбе, сказал нам, что у обвинямых по этим делам осталась последняя крохотная возможность заключить соглашение с прокуратурой – до ухода в отставку гепрокурора Мандельблита. Как сказал тот же источник, «новый генпрокурор не коснется этих дел даже длинной палкой, а предпочтет, чтобы ими занимался суд».

    Главный подозреваемый Нетаниягу не выглядит тем, кто готов к соглащению с прокуратурой, и собирается сражаться за свою невиновность в суде. Это стало очевидно после того, как он привлек в состав своей защиты еще одного известного адвоката, который будет представлять бывшего премьера в самом неприятном с его точки зрения деле – «дело 1000», где он обвиняется в получении противозаконных подарков от знакомых магнатов. Руководителю его адвокатской группы Боазу Бен-Цуру запрещено заниматься этим делом, потому что он представлял главного поставщика компромата Арнона Мильчена.

    Точно так же адвокаты супругов Шауля и Ирис Алович не станут стучать в дверь кабинета генпрокурора, чтобы полюбовно закрыть дело.

    Единственный обвиняемый, который намекнул, что готов к потерям, это издатель «Йедиот ахронот» Арнон (Нони) Мозес: он вел переговоры с прокуратурой с намерением подписать условия сделки. Причина, по которой этого не произошло, состоит в категорическом несогласии и отказе Мандельблита и прокуратуры заменить пункт обвинений на более легкий – содействие злоупотреблению служебным положением. По их мнению, такая замена полностью выхолостит все обвинения против Нетаниягу, который (как сказано там) прекрасно понимал, что Мозес предлагал ему взятку. Там поясняется, что, продолжая переговоры с Мозесом, бывший глава правительства дал ему понять, что «предложения взятки – это инструмент, дающий возможность продвигать взаимные интересы бизнесменов и старших госслужащих, в котором нет ничего неподобающего». Если Мозес признается в даче взятки, вполне вероятно, что Мандельблит проявит великодушие и не потребует для него реального тюремного срока.

    Наконец, в ближайшие недели руководство прокуратуры решит, что делать с жалобами на бывшего директора «Моссада» Йоси Коэна. В первую очередь касательно 20 тысяч долларов наличными, которые он получил по случаю свадьбы его дочери от магната Джеймса Пакера. Коэн утверждал в интервью телепрограмме «Увда» («Факт»), что юридический советник «Моссада» разрешил ему получить столь щедрый подарок, и то же самое было сказано в реакции министерства главы правительства.

    В министерстве юстиции это объяснение вызвало изумление. «Трудно поверить, что юридический советник разрешит госслужащему получить подарок на такую сумму», – сказал нам источник, знакомый с подробностями. В последнее время министерство юстиции обратилось к «Моссаду» с просьбой получить письменное заключение по поводу подарка для Коэна.

    Если будет принято решение углубить проверку этого дела, может быть, выяснятся обстоятельства, при которых бывший директор «Моссада» получил подарок от друга из Австралии.

    Гиди Вайц, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Мегед Гозани˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend