Фото: Charles Platiau, Reuters

Париж в огне

Около 200 арестованных и, по разным оценкам, от 60 до 100 раненых – таков итог субботних беспорядков в центре Парижа. В интервью «Деталям» французский политолог Себастьян Сенепарт сказал: «Манифестанты намерены стоять до конца, однако у них все еще нет четкой направляющей, которая позволила бы определить цели и задачи этого протеста».

Инициированные движением «Желтые жилеты» выступления против повышения цен на дизельное топливо переросли в настоящее сражение с силами правопорядка. Полиция применила слезоточивый газ и водометы, манифестанты, скрыв лица под масками и платками, обстреливали их петардами, в результате – среди полицейских тоже есть раненые. Аэропорт Нанта закрыли после того, как демонстранты вышли на летное поле. В некоторых городах были предприняты попытки блокировать полицейские участки.

– В развитии этого протеста важную роль играют социальные сети. Я видел много групп в «Фейсбуке», созданных для координации действий на местах, – рассказал Себастьян Сенепарт. – До сих пор мы не видели подобной организационной работы, и не идентифицировали лидеров движения. Это чем-то напоминает  события «арабской весны», в особенности то, что происходило в Тунисе, где соцсети играли главную роль.

Кинорежиссер и военный журналист Евдокия Москвина тоже  находится сейчас во французской столице. Она рассказала «Деталям», что в субботу вечером центр города был похож на поле боя: разбитые витрины, баррикады, перевернутые машины, и повсюду – огромное количество полицейских.

– Я не могу сказать, что французы боятся выходить на улицы. Но люди старались не приближаться к центру, где наблюдалось скопление манифестантов. Передвижение по городу сейчас затруднено, поскольку закрыт ряд ключевых станций метро. На мой взгляд, это носит символический характер: впервые за долгие годы французы решили выразить протест против проводимой правительством политики. И это не подростки или студенты, а средний класс – то есть те, кто определяет жизнь страны. Это они выбрали Макрона, но теперь они же выразили ему недоверие, пойдя на баррикады. Такое ощущение, что  народ объявил войну правительству, – сказала Москвина.

Волнения в Париже не утихают уже третью неделю, достигая пика по субботам. Организаторы акций уже пообещали, что через неделю на Елисейские поля вновь выйдут тысячи парижан. Отвечая на вопрос, почему решение о повышении налогов на топливо спровоцировало столь буйную реакцию французов, Себастьян Сенепарт ответил:

– Дело не в подорожании «солярки». Протесты спровоцировало ощущение, что правящая элита, взимающая все больше и больше налогов, совершенно оторвана от реальности, в которой живут простые люди. Их, например, хотят пересадить на общественный транспорт – но, правители, похоже, не понимают, что многим без автомобиля не добраться до работы. Или другой пример: недавно один из министров заявил – дескать, он понимает, что большинство людей не в состоянии заплатить в ресторане 200 евро на двоих за скромную трапезу без вина. Он хотел показать, что заботится о своих гражданах, но добился обратного эффекта: ведь это не средняя, а очень высокая цена!

– Есть объективные причины повышения налогов на топливо?

– Во-первых, рост цен на нефть. Во-вторых, «зеленая политика»: правительство Франции решило сделать бензин дешевле, чем дизель, потому что бензин, как считается, меньше загрязняет атмосферу. В итоге – сегодня налоги во Франции составляют шестьдесят процентов от цены на топливо.

Но все это глубже, чем просто недовольство политикой Макрона. В последние десять лет все, кто вставал у власти во Франции, действовали так, будто к людям вообще не стоит прислушиваться. За примером далеко ходить не надо: когда французы проголосовали против «европейской конституции», Саркози пошел против воли народа и утвердил ее. А когда политиков уличают в коррупции, они – да тот же Саркози! – выходят из этих передряг без серьезных последствий. Недовольство всем этим постепенно накапливалось в общественном сознании, а увеличение налогов только подлило масла в огонь.

– Что представляет собой движение «желтые жилеты»? Кто их финансирует? Кто ими руководит?

– Это нечто новое и по форме, и по содержанию. Их можно сравнить, пожалуй, с протестным движением «Nuit Debout», созданным два года назад и выступавшим против трудового законодательства. Те тоже широко использовали социальные сети. Однако, разница между «Желтыми жилетами» и «Nuit Debout» – в их социальной ориентации. Значительную часть «Nuit Debout» составляли студенты, преподаватели, представители интеллектуальных профессий. И само движение было, скорее, леворадикальным, его руководители позиционировали себя в левом лагере. А «желтые жилеты» – это средний класс, в основном, люди взрослые, отнюдь не идентифицирующие себя с левыми. У них нет конкретного руководителя, нет никакой финансовой поддержки, они работают автономно и спорадически, по мере возникновения проблем. Кто-то организует для митингующих еду, кто-то доставляет горячий кофе, и так далее.

– Как будет развиваться ситуация дальше?

– Правительство надеется, что движение умрет само собой: уже наступил декабрь, скоро – Рождество и Новый год, люди будут готовиться к праздникам и заниматься семейными проблемами. Макрон и его команда ясно дали понять, что не собираются отступать.

Судя по всему, они ждут, когда силы протестующих иссякнут. Но если этого не произойдет, если «желтые жилеты» смогут проводить протестные акции и во время рождественских праздников, и после них – вот тогда они, действительно, станут угрозой для Макрона. Ведь в мае следующего года во Франции пройдут выборы в Европарламент, и Макрону будет трудно убедить избирателей отдать голоса возглавляемому им движению. А «желтые жилеты» к тому же и сами вполне смогут стать политической партией.

Марк Котлярский, «Детали». К.В. Фото: Charles Platiau, Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend