Главный » В Мире » Ближний Восток » Парадоксы борьбы Турции за Ближний Восток
Фото: Umit Bektas, Reutres

Парадоксы борьбы Турции за Ближний Восток

На первый взгляд недавние попытки Турции ввязаться в военные операции в регионе от Сирии до Ливии кажутся катастрофическими. В этих конфликтах Турция либо поддерживает проигравшую сторону, либо способствует тупиковой ситуации. Тем не менее, приоритеты Анкары в Сирии и других странах не обязательно заключаются в том, чтобы поддержать победителя. Ее цель в том, чтобы другие державы, как в ближнем зарубежье, так и во всем мире в достаточной степени признавали интерес Турции в регионе.

В Сирии после недавних успехов войск Башара Асада в Идлибе, в результате которых погибли турецкие солдаты, президент Турции Реджеп Эрдоган потребовал, чтоб сирийские войска были выведены из зоны боевых действий. Анкара уже направила дополнительные силы и снаряжение на линию фронта и публично опровергла утверждение Москвы, что Турция нарушила соглашения о деэскалации, заключенное между двумя странами и Ираном еще в 2018 году.

На прошлой неделе посланник США Джеймс Джеффри попытался использовать российско-турецкий раскол для переформатирования американо-турецких отношений и заявил, что Вашингтон будет поддерживать своего союзника по НАТО. Но, несмотря на американские декларации, Турция не спешит возвращаться в лоно Запада, и по-прежнему полна решимости двигаться собственным путем.

Например, в Идлибе позиция Анкары выглядит несостоятельной. Оппозиционные силы, поддерживаемые Турцией, имеют мало шансов против превосходящих по огневой мощи сил режима Асада, которые при поддержке России контролируют воздушное пространство региона. Тем не менее, Турция продолжает обреченную политику поддержки разношерстных группировок оппозиционных сил.

Однако, поддерживая Идлиб, Анкара защищает свои интересы, признанные международными державами, и занимает центральное место на форумах, на которых обсуждается будущее Сирии. Эрдоган и российский президент Владимир Путин регулярно общаются по этому поводу, помимо того, что состоялось уже несколько раундов переговоров по этому вопросу.

Позже Турция может использовать Идлиб, как козырь для защиты своих интересов в других районах Сирии, особенно на курдской территории вдоль своей границы.

Аналогичным образом в Ливии Турция направила вооружения и членов своих сирийских прокси-сил, в том числе радикальных джихадистов, для поддержки правительства национального согласия во главе с Фаезом ас-Сарраджем. Однако даже если правительство Триполи выживет, все, что может быть достигнуто - это очередная патовая ситуация. Противостоящие ей силы генерала Халифа Хафтары контролируют большую часть страны и пользуются поддержкой России, Франции, ОАЕ, Египта и других стран региона.

Но, как и в Сирии, вмешательство Турции в Ливии заключается не столько в поддержке победившей стороны, сколько в усилении своего международного влияния для участия в обсуждении будущего страны. Турция уже достигла этого, благодаря участию в переговорах о прекращении огня в Берлине и в дискуссиях в Женеве. Пока Турция вовлечена в конфликт, международное сообщество будет вынуждено, хоть и неохотно, признавать Турцию важной регионально державой.

По другую сторону Средиземного мора Анкара вступила в ссору с Евросоюзом, который теперь намерен ввести санкции против Турции. Международное сообщество не признало заключенное в декабре прошлого года соглашение о демаркации морской экономической зоны с Ливией, которое в любом случае совершенно неэффективно, учитывая, что осажденное правительство Триполи не имеет реальной власти в Средиземноморье.

Действия Турции у берегов Кипра вступают в противоречие с интересами Израиля, Египта, Греции и Кипра, которые вместе с Италией, Иорданией и ПА создали Восточно-Средиземноморский газовый форум для совместной работы по добыче и экспорту регионального газа.

Рассматриваемая по существу, средиземноморская политика Турции также представляется сплошной неудачей. Однако политика Анкары состоит не в том, чтоб повлиять на ситуацию, благодаря дружеским отношениям, а в том, чтобы, оказав давление, послать сигнал, что интересы Турции нельзя игнорировать.

Позиция Турции по израильским и палестинским делам также принесла Анкаре мало ощутимых выгод. Прием руководства ХАМАСа и обвинения в предательстве в адрес Египта и стран Персидского залива за то, что те не осудили мирный план Трампа, лишь еще больше изолируют Анкару. Единственными друзьями на Ближнем Востоке остаются Катар, Иран и ХАМАС. Но для Эрдогана, занявшего такую позицию, ясно, что Турция должна сыграть свою роль и в вопросе о Палестине. Получение этого признания имеет большее значение для Эрдогана, чем примирение с арабскими столицами.

Эрдоган знает, что он может оказаться не на стороне победителей, но участие в целом ряде региональных конфликтов само по себе является для него свидетельством силы Турции. Президент считает, что важнее - и стратегически выгоднее - участвовать в игре со слабыми картами, чем оказаться за пределами игрового поля.

Доктор Саймон А. Вальдман, научный сотрудник Института ближневосточных исследований Королевского колледжа в Лондоне, "ХаАрец", В.П. На снимке: президент Турции Реджеп Эрдоган. Фото: Umit Bektas, Reutres

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend