Палестинская хайтек-революция: в Рамалле растет число стартапов

Усама Ахмару – палестинский инженер, работающий в тель-авивской компании K Health. Ему 32 году, и свою карьеру в хайтеке он начал в Рамалле. Потом Усама вышел на израильский рынок.


«Я перешел в тель-авивскую компанию потому что там мне предложили лучшие условия, – говорит он. – Зарплата, которую я сейчас получаю, в пять раз выше той, которую мне платили в Рамалле. Расстояние не имеет большого значения. Как правило, я работаю из дома, и приезжаю в офис не более двух раз в неделю. Руководство компании учитывает и то, что я живу довольно далеко и некоторые другие особенности – например, пост во время праздничного месяца Рамадан. Мне предоставили возможность работать из дома в течение всего праздника».

У Усамы нет академической степени, он учился самостоятельно. «Сначала я прошел четырехмесячный компьютерный курс, а потом тренировался еще несколько месяцев. Сегодня для того, чтобы войти в мир хайтека, не нужно университетское образование. То есть, конечно, наличие степени имеет значение, но можно обойтись и без нее. На мой взгляд, палестинские университеты слабо связаны с происходящим на рынке. Их слабое место – слишком общая учебная программа, без углубленной специализации в той или иной области».

Трудное вхождение на рынок


Усама Ахмару – один из многих тысяч палестинцев, работающих в Израиле. У большинства из них есть израильское гражданство, и Усама не является исключением в этом смысле. Технологическая отрасль на Западном берегу, и, главным образом, в Рамалле, быстро развивается, с каждым днем там появляется все больше и больше стартапов. Количество работников хайтека постоянно увеличивается.

– Можно ли сказать, что решение кадровой проблемы израильского хайтека находится здесь, прямо за забором?

– Я часто встречаю молодых выпускников палестинских университетов, которые жалуются на то, что вхождение на рынок израильского хайтека затруднено многими обстоятельствами. Я, например, не знаю иврит, и многие говорили, что без языка мне трудно будет найти что-нибудь в Израиле. Но во время поисков по трудоустройству в Тель-Авиве я наткнулся только на две компании, одним из условий работы в которых было владение ивритом. Остальные удовлетворялись знанием английского. Палестинским университетам нужно сделать акцент на изучении английского языка и более узкой специализации.

Усама Ахмару вырос в Восточном Иерусалиме, у его есть израильское гражданство. Сейчас он живет в Кфар-Акаб, пригороде Рамаллы. «В нашей компании есть еще одна арабка, и у нее тоже есть израильское гражданство», – рассказывает Усама.

В 2021 году правительство утвердило разрешение на прием палестинских рабочих в предприятия хайтека. Однако продвигается этот процесс очень медленно. «Сказывается тяжелое политическое положение, – говорит Усама. – Но, теоретически, палестинцы все равно могут работать в Тель-Авиве. Правда до сих пор я не встречал жителей Западного берега, работающих в тель-авивских компаниях».

Ваджад Афана (31) возглавляет технологическую группу в компании ASAL Technologies, расположенной в Рамалле. Это крупное предприятие, занимающееся разработкой программного обеспечения и предоставляющее услуги в области аутсорсинга.

«В Рамалле и вообще, на Западном берегу и в секторе Газа, хайтек развивается очень быстро, – говорит Афана. – Спрос на работников в этой области все время растет. В нашей компании, например, работает 300 человек, но мы пытаемся привлечь к нам свежих выпускников университетов. Постоянно возникают и новые компании, в которых тоже имеются десятки рабочих мест. Кроме того, некоторые палестинцы работают по удаленному доступу в зарубежных фирмах».

В борьбе за специалистов у израильского хайтека есть очевидное преимущество. «С точки зрения зарплат и предоставляемых работникам льгот мы не можем соревноваться с Израилем, – говорит Анафа. – Но в израильские компании не принимают палестинцев без израильского гражданства. Я слышал, что жители Западного берега могут получить разрешение на работу в израильском хайтеке. Но ничего подобного в реальности я не видел. Дело не только в том, можно ли получить  разрешение или нет, но и в заинтересованности израильских компаний принимать палестинских работников. Видимо, такой заинтересованности нет».

– Почему?

– По-моему, тут есть несколько причин. Это и расизм, и проблемы в области логистики, и сложности налогообложения. К палестинским компаниям хайтека относятся с определенным недоверием. И это несмотря на то, что в последнее время они доказали свою состоятельность, приняв участие в нескольких важных международных проектах.

В то же время, признает Анафа, не так уж мало палестинских компаний сотрудничают с израильскими. «Большинство услуг в области аутсорсинга мы предоставляем израильтянам, – говорит он. – Но трудно отделить хай-так от политики. Очевидно, что мы предпочитаем сотрудничать с международными компаниями. Однако ничего не поделаешь, израильский рынок ближе – нам гораздо проще получать заказы из Израиля».

Требуются инвесторы

Самах Иад (25) из Рамаллы – генеральный директор и одна из основателей стартапа Sook. Эта платформа позволяет пользователям совершать покупки в Интернете, гарантируя их безопасность. Поставщикам она позволяет выходить на новые рынки и увеличивать объемы продаж.

«Наш народ устал, нам необходим экономический рост, – говорит Иад. – И в этом нам может помочь хайтек. В этом я вижу будущее Палестины. Да, пока что наша система высшего образования не может подготовить необходимое количество специалистов, но это не является неразрешимой проблемой. Палестинский народ очень целеустремленный, многие молодые люди самостоятельно овладевают необходимыми профессиональными навыками – с помощью обучения онлайн. Наши стартапы развивают множество новых идей, но нам не хватает денег. У молодых разработчиков нет средств на маркетинг своих изобретений».

Дефицит средств является следствием недостатка инвесторов. «В Израиле есть много людей, готовых вкладывать средства в разработку различных идей, – говорит Самах Иад. – На Западном берегу практически нет людей с ментальностью инвесторов. Есть люди с деньгами, но они не готовы вкладываться в развитие стартапов. С другой стороны, инвестициями начинают заниматься израильские арабы. Я лично знакома с двумя жителями Назарета, которые вкладывают деньги в палестинские проекты».

«Я вижу, как быстро меняется ситуация, – отмечает Иад. – Палестинцы обладают высоким потенциалом, они продвигаются во всевозможных направлениях. Некоторые специалисты в области высоких технологий находят себе работу в Иордании и Саудовской Аравии, в других ближневосточных странах. Одновременно с этим мы продолжаем развивать хайтек и у себя».

В отношении работы палестинцев в Израиле Иад настроена менее оптимистично. «Израильский хайтек может вычерпать все имеющиеся у нас трудовые ресурсы, – говорит она. – Это может представлять угрозу для палестинского рынка. Конечно, политика влияет на все, но экономика сильнее. Молодые палестинцы, которым представится возможность работать в Израиле, сделают это, чтобы продвинуть свою карьеру и набраться необходимого опыта».

«Один мой знакомый год проработал в Тель-Авиве, – рассказывает Иад. – Потом он вернулся домой и создал стартап, который смог продать за миллион. Мы всегда остаемся палестинцами, и те, кто сегодня работают в Израиле, никогда не расстанутся со своей палестинской идентичностью. Наоборот, заработав денег и набравшись опыта, они смогут укрепить палестинскую экономику».

Мария Рашад, «Либерал», Б.Е. Фото: Depositphotos.com⊥

Популярное

С 1 августа в общественном транспорте нельзя будет заплатить наличными

25 июля министерство транспорта сообщило о том, что с 1 августа оплата наличными в общественном транспорте...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

Технологии

Мартин Купер – еврей, сын беженцев из Украины, который своим изобретением изменил жизнь всего человечества

3 апреля 1973 года на углу улицы в центре Манхэттена стоял Мартин Купер. Он собирался сделать первый звонок с...

МНЕНИЯ