Арабскому миру надоели палестинцы

Использование и предательство Палестины арабскими режимами имеют долгую историю. Теперь они считают палестинское дело обузой и опасным отвлечением от Ирана.

«Свадьба в Варшаве»: так бывший премьер-министр Катара описал недавнюю встречу между арабскими лидерами и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу на ближневосточном «мирном саммите», сосватанном администрацией Трампа. Хамад Аль-Тани назвал это «свадебным анонсом после длительной помолвки».

Арабские режимы, которые долгое время считали, что путь в сердце Белого дома лежит через Иерусалим, теперь действуют в соответствии с этим признанием. Стремясь получить рычаги воздействия на администрацию Трампа, и освободиться от наказания за свое преступное поведение по отношению к Израилю, они спешат сесть на колени к Нетаниягу.

И теперь у них есть идеальное алиби – иранское угроза, которая, по мнению многих суннитских режимов, требует еще более тесной координации с Израилем.

Однако эксплуатация и подрыв арабскими режимами палестинского дела, а также их тайное сотрудничество с Израилем и его интересами, восходит к тому времени, когда Израиль был создан в 1948 году – и даже раньше.

После предательства арабами Османской империи в Первой мировой войне палестинцы отправились к эмиру Фейсалу ибн Хусейну, который возглавлял арабскую делегацию на Версальской мирной конференции, и попросили его переименовать Палестину в «Южную Сирию», чтобы включить ее в состав сирийско-иракского королевства, которое Фейсал потребовал взамен за сотрудничество с союзом Антанты.

Фейсал был совершенно не заинтересован в удовлетворении этой просьбы и вместо этого предпочел вступить в партнерские отношения с главой британской Сионистской федерации Хаимом Вейцманом, приняв Декларацию Бальфура, чтобы добиться более выгодных условий в своих переговорах со странами Антанты.

Накануне создания Израиля армии Иордании и Египта захватили Западный берег и сектор Газа, пытаясь в лучшем случае обезопасить свои границы, чтобы предотвратить экспансию новорожденного государства на свои собственные территории.

Затем, во избежание дальнейшей конфронтации с Израилем, арабские армии разоружили около 24 000 палестинских повстанцев, распустили палестинский «Высший арабский комитет» и организацию сопротивления «Священный джихад», образованную палестинским лидером Амином аль-Хуссейни, который затем был помещен под домашний арест в Египте. Великобритания требовала ареста, несомненно, из-за сотрудничества муфтия с нацистами во время Второй мировой войны, но это был полезный предлог для короля Фарука, чтобы подавить палестинский национализм.

Действительно, подавление палестинского сопротивления было оправдано давним лозунгом арабского мира: освобождение Палестины является панарабской обязанностью, а не палестинской. Эту риторическую солидарность следует учитывать сегодня, когда дело палестинцев внезапно стало бременем.

Такое обещание принесло огромные выгоды авторитарным арабским режимам, которые десятилетиями занимались невообразимым грабежом и проявляли жестокость по отношению к своему народу, замалчивая его требования о лучшей жизни, и постоянно твердя, что Палестина остается их приоритетом номер один. Эта стратегия отвлечения внимания принесла ее авторам немалую меру лояльности и сочувствия их пропалестинского населения, которое воодушевил призыв «Освободить Иерусалим».

Однако, помимо лозунгов, палестинцы – хотя и тепло принятые арабским населением – не получали от арабских режимов элементарного человеческого отношения, ибо были для них всего лишь «лицами без гражданства».

После захвата Газы в 1948 году египетский режим отказался ее аннексировать, и вместо этого огородил весь сектор и отправил туда оккупационные военные силы, чтобы управлять ей под руководством губернатора Махмуда Риада, который затем уступил треть ее территории, около 200 квадратных километров, Израилю в 1950 году.

Затем, в 1959 году, Египет вновь разоружил палестинские группы сопротивления в Газе и арестовал сотни активистов и членов профсоюзов в рамках кампании против коммунистических группировок. Когда в 1964 году была создана ООП, она предназначалась для сдерживания палестинской активности, и ее председателем был назначен палестинский сторонник арабских режимов Ахмед Аль-Шукри.

Между тем, еще один удар по палестинскому делу нанес король Саудовской Аравии, который в 1966 году направил официальное письмо в США с просьбой к администрации президента Линдона Джонсона призвать Израиль оккупировать Газу, Синай и Западный берег с целью ослабить египетские войска, боровшиеся против саудовских интересов в Йемене.

После войны 1967 года арабские режимы снова постепенно разоружились и изгнали палестинские группы сопротивления из Египта и Сирии. Вооруженные группировки ООП базировались в Ливане до 1982 года.

Во время и после войны 1973 года король Фейсал из Саудовской Аравии демонстрировал необычный дух пропалестинской арабской солидарности, побуждая утвердить нефтяное эмбарго и призывая египетского президента Садата воевать до победного конца.

Но для Садата настоящей целью войны было вовсе не освобождение Палестины, а, скорее, возвращение Египту Синая. Садат сказал Пересу в 1978 году, что премьер-министр Израиля Менахем Бегин предложил вернуть Газу Египту, если Израиль сможет аннексировать свой город Ямит на Синае. Садат засмеялся и сказал: «Можете оставить себе это проклятое место».

Если подрыва вооруженного палестинского сопротивления было недостаточно, арабские режимы также трудились над тем, чтобы воспрепятствовать достижению палестинцами мира с Израилем.

Например, в 1973 году один из лидеров ООП Махмуд Аббас тайно назначил членов ООП Саида Хаммами, Иссама ас-Сартави и Наима Хадира найти каналы для диалога, мирных переговоров и сосуществования с Израилем, известные, как «парижские встречи». Арабские режимы были сильно недовольны этим шагом.

Аббас недавно вспомнил, как эту инициативу назвали «изменой», когда он присутствовал на саммите Национального комитета в Египте в 1977 году. Аббас рассказал о множестве разгневанных людей, которые подходили к нему, чтобы узнать: «Кто предатель, связавшийся с сионистами?» Хаммами и Сартави были убиты в 1978 и 1983 годах Абу Нидалем, скандально известным террористом и платным агентом Ирака и Сирии.

Ирония заключается в том, что Сартави фактически сидел в той же комнате на международной социалистической конференции, что и Шимон Перес, в день, когда его убили; люди Абу Нидаля получили указание «убить израильского коллаборациониста», а не израильтянина.

Когда в 1993 году были подписаны соглашения в Осло, многие арабские режимы, от Персидского залива до Сирии, осудили Ясира Арафата, как предателя, и начали кампанию в СМИ, которая демонизировала его стремление к миру с Израилем.

Это неудивительно, поскольку увековечение израильско-палестинского конфликта принесло пользу многим арабским диктаторам.

Например, в 1991 году Саддам Хусейн во время своей оккупации Кувейта бомбил Тель-Авив и обещал освободить Палестину. Хусейн надеялся, что ответный удар Израиля вызовет солидарность арабов с Ираком.

Его болтовня о джихаде ради Палестины ввела в заблуждение многих палестинцев, увидевших в Хусейне нового Саладдина. Значительная часть палестинцев, которые участвовали в массовых ненасильственных демонстрациях первой интифады, выступили против насильственного «вооруженного сопротивления», которое получило распространение в 1990-х годах.

Арабская весна 2011 года стала тревожным звонком для молодых арабов, которые стали лучше осознавать, что их режимы эксплуатируют пропалестинскую и антиизраильскую риторику для отвлечения народного гнева от внутренних кризисов этих авторитарных режимов.

Очевидно, что агрессия Ирана в регионе сблизила Израиль и арабский мир. Мы должны продолжить этот важный разговор.

Арабские диктаторы долго утверждали, что являются хранителями палестинского дела, но не обращали на него никакого внимания, за исключением того, что постоянно списывали все свои внутренние неудачи на «израильский заговор». Но эта стратегия теперь невыгодна. В наши дни универсальным козлом отпущения стал Иран.

Во время саммита в Варшаве посланник президента США на Ближнем Востоке Джейсон Гринблатт написал в «Твиттере», что «отстаивание» палестинского дела, как «единственного и приоритетного для региона», препятствует национальным интересам арабских режимов, а именно, борьбе с Ираном.

Но арабские государства никогда не позволяли палестинскому делу диктовать свои национальные интересы, так что идея, что это когда-либо было ключевым региональным вопросом, была всего лишь риторической стратегией.

Мухаммад Шхаде, «ХаАрец», Л.К. К.В.

На фото: Варшавский саммит. Фото: Ави Охайон, GPO 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend