Пакистан и Израиль: такие разные, но такие похожие!

«Когда я подошел к паспортному контролю в аэропорту им. Бен-Гуриона и вручил свой документ проверяющему, то понял, что предчувствия меня не обманули: увидев в паспорте пакистанскую визу, мой визави недоуменно поднял брови.

Несмотря на безуспешную попытку объясниться и успокаивающую улыбку, меня, тем не менее, отвели в отдельный кабинет, где задали ряд вопросов по поводу моего пребывания в Пакистане – страны, недружественной Израилю, с которой нет даже дипломатических отношений. Лишь после тщательной двухчасовой проверки моих учетных данных через какие-то, видимо, известные только пограничной службе информационные базы меня, наконец, отпустили, разрешив продолжить путь в Израиль.

Такое препятствие, с которым сталкиваются многие путешественники по прибытии в Израиль, практически зеркально отражает антиизраильский настрой, который я почувствовал, посетив Пакистан несколькими месяцами ранее».

Так считает Пол Ганье – французский журналист, живущий в Париже. Его специализация — Индия и Пакистан. В материале, написанном им для газеты «ХаАрец», он напоминает, что когда Пакистан обрел независимость в 1947 году, там проживало, по некоторым оценкам, около полутора тысяч евреев. А сейчас нет ни одного. Но, несмотря на это, там процветают антисемитские и антисионистские настроения, как правило, раздуваемые властями и различными маргинальными группировками.

«Делается это со вполне определенной целью – дабы обвинить во всех проблемах Пакистана мировое еврейство и Израиль. Хотя сам Пакистан все еще не признал независимость Израиля. В справедливости своих выводов я убедился, увидев граффити «Смерть Израилю!» даже в самых отдаленных населенных пунктах, расположенных в горных районах этой страны».

Никогда еще между двумя странами не пролегала столь глубокая пропасть, никогда еще они не казались столь разными и непримиримыми. Но, утверждает Ганье, тон его бесед со многими израильтянами удивительным образом напоминал те, что он вел с пакистанцами!

«К примеру, общей была тема выживания обоих национальных государств, даже не столько тема, сколько ее параноидальные оттенки. Я не ожидал, что мои собеседники в обоих странах наделены неким ощущением постоянной загнанности и того, что их страны пребывают в долговременной осаде. Это ощущение переходит во все проникающую тревогу за судьбу своей страны, в опасение, будет ли она существовать еще через несколько лет…», — пишет Ганье.

Девушки из спецназа полиции Пакистана. Фото: Faisal Mahmood, Reuters

Пакистанцев пугает конфликт с Индией, угроза исходит, как они полагают, и от контингента иностранных войск в Афганистане. На протяжении многих лет мысль о выживании Пакистана во вражеском окружении оправдывает возрастающую роль армии и разведслужб, а обладание ядерным оружием ставилось во главу угла — его считают самым главным «инструментом» в борьбе за выживание. Обрести это оружие Пакистан смог в 1998 году.

В истории возникновения двух государств тоже можно найти сходные предпосылки: и Пакистан, и Израиль возникли, благодаря одной и той же идее – создать национальный очаг для тех, кто оказался в рассеянии, будучи меньшинством, и чье существование оказалось под угрозой — евреев — в Диаспоре и мусульман — в Индии. Вера, примешавшись к этой идее, породила новую форму религиозного национализма, идеи «плавильного котла», в котором будут устранены культурные и прочие разногласия. Эту идеологию общности провозвестили в конце девятнадцатого века Теодор Герцль и Мохаммед Икбал, а затем ее претворили в жизнь политики — Давид Бен-Гурион и Мухаммад Али Джинна. Они создали свои государства на развалинах Британской империи, причем с разницей всего в год.

«Оксфордский историк Фейсал Девджи, характеризуя создание Пакистана, называл его не иначе, как «мусульманский Сион», — пишет Ганье. — Страх перед тем, что мусульман в Индии может ожидать такая же участь, как и евреев в сороковых годах в Европе, был главным аргументом в рассуждениях мусульманских интеллектуалов Индии о необходимости создания собственного государства. Они считали, что подобное образование спасет от гибели их соплеменников и даст им новые возможности для существования…

Правда, Израиль и Пакистан пошли в своем развитии разными путями. Израиль сохранил демократический режим, несмотря на многочисленные военные конфликты, тогда как мирная смена власти в Пакистане кажется невозможной. И все же есть некое, чуть ли не сверхъестественное сходство! В обеих странах силен диктат религиозных кругов. В обеих странах молодежь противится этому. Обе страны отличает сдержанный национализм. И в Пакистане и в Израиле армия – всемогущий институт власти, занимающийся не только национальной безопасностью, но и своего рода государственным строительством.

И молодые пакистанцы, и молодые израильтяне, невзирая на их патриотизм, сетовали, что их государства не оправдали надежды и чаяния отцов-основателей, которые выступали за светские ценности и говорили о намерении создать всеобъемлюще плюралистическое общество. И те, и другие говорили мне о неумении жить в мире со своими соседями, от которых их правительства отгородились бетонными стенами или электрифицированными заборами», — резюмирует Пол Ганье.

По материалам «ХаАрец». М.К. Иллюстрация: Pixabay

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend