Monday 24.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Дуду Бахар
    Фото: Дуду Бахар

    Отобрать у ЦАХАЛа бесплатный ресурс – солдат срочной службы

    В середине 1990-х годов расходы на службу резервистов были переведены из службы национального страхования («Битуах леуми») в бюджет ЦАХАЛа. Если до изменения дни резервистской службы оплачивало государство и для ЦАХАЛа их использование было бесплатным, то после изменения армия стала оплачивать эти расходы из собственного бюджета.


    В результате произошло резкое сокращение использования резервистов в ЦАХАЛе. Пресс-служба армии отказалась предоставить последние данные, но ранее опубликованная информация показывает, что с 10 миллионов дней резервистской службы («милуим») в 1990 году показатель упал до 2,5 миллионов дней в 2004 году – снижение на 75 процентов.

    Некоторые утверждают, что чрезмерная экономия возникла главным образом потому, что Вторая ливанская война, разразившаяся в 2006 году, показала: системой резервистской службы слишком пренебрегали. В любом случае это, несомненно, иллюстрация важности придания экономической ценности использованию того или иного ресурса: как только ЦАХАЛу пришлось платить за дни службы резервистов, он перестал их тратить попусту.

    Урок не был учтен израильским правительством, когда на этой неделе оно решило расширить использование Армией обороны Израиля своего главного бесплатного ресурса – призывников срочной службы.


    Долгие годы борьбы привели к сокращению срока службы мужчин в ЦАХАЛе с 36 месяцев до 30. Но генштаб под руководством Авива Кохави решил, что ЦАХАЛу 30 месяцев военной службы солдата не хватает, и на этой неделе правительство решило продлить срок службы до 32 месяцев.

    Аргумент ЦАХАЛа состоял в том, что у него не было другого выхода, кроме как продлить службу мужчин из-за нехватки солдат в боевых частях, в частности, из-за увеличения числа уклоняющихся от призыва.

    Но это решение – наказать тех, кто не уклоняется, продлением их службы из-за множества уклонистов – кажется бредовым. Также очень сложно его понять в свете того, что предстоящие циклы призыва должны быть особенно большими.

    Число призывников в 2020 году – примерно 39 тысяч мужчин в возрасте 18 лет (евреев, не являющихся «харедим»). К 2030 году ожидается, что призыв будет составлять около 52 тысяч человек. Это рост на треть за десять лет. С такими цифрами в ближайшие годы ЦАХАЛ будет страдать от избытка призывников.

    «Не нужны все солдаты на три года»

    Факт, что в ЦАХАЛе избыток призывников срочной службы, и поэтому он страдает от известной в таких случаях проблемы – скрытой безработицы, не нов. Это было известно еще в 2006 году, когда тогдашний глава кадрового управления генштаба ЦАХАЛа (АКА) генерал-майор Элазар Штерн выступал перед комиссией профессора Бен-Басата, которая рассмотрела вопрос о сокращении продолжительности службы в ЦАХАЛе.


    «Я и тогда думал, что нам не нужны все солдаты для трехлетней службы, – говорит Штерн, ныне министр разведки. – Для нас важно, чтобы солдаты, проходящие длительную подготовку – в боевых частях, в разведке, в кибервойне, остались на службе, потому что мы хотим пожинать плоды их обучения, но большинство тыловых солдат могут отслужить более короткий срок, а государство выиграет, если они освободятся раньше и пойдут учиться и работать».

    Штерн называет растущую долю ультраортодоксов, не идущих на службу в армию, еще одной причиной сокращения срока службы. «Процент тех, кто призывается, снижается из-за демографии, – говорит он. – Из этого следует вывод: не возлагать больше бремени на тех, кто служит, наоборот. Давайте вознаградим тех, кто служит».

    Штерн и другой министр, внутренней безопасности, полковник (резерва) Омер Бар-Лев, на заседании кабинета министров выступили против предложения ЦАХАЛа о продлении срока  службы мужчин. Бар-Лев даже проголосовал против этого предложения.


    Позиции Штерна только укрепились с 2006 года, когда комиссия Бен-Басата опубликовала обширный отчет в пользу сокращения военной службы и перехода к дифференциальной службе.

    Члены комиссии считали, что сокращение срока службы усилит концепцию «народной армии», поэтому они рекомендовали сократить военную службу как для мужчин, так и для женщин до 24 месяцев.

    При этом комиссия решила, что ЦАХАЛ может принять решение продлить службу жизненно важным для армии солдатам до 28 месяцев с полной оплатой за дополнительные четыре месяца службы (по средней заработной плате молодых работников, выше минимальной).

    Комиссия подсчитала и пришла к выводу, что сокращение срока службы для большинства призывников до 24 месяцев увеличивает производительность и поможет росту экономики. Она рекомендовала, чтобы часть плодов этого роста – результат того, что ЦАХАЛ освобождает большую часть солдат через два года, – возвращалась в ЦАХАЛ и использовалась для выплаты адекватной компенсации солдатам, призванным на более длительную службу.

    Члены комиссии выразили обеспокоенность тем, что разница в продолжительности службы и оплате за более длительную службу подорвет понятие «народной армии». Вывод состоял в том, чтобы найти баланс между двухлетней обязательной службой для всех и как можно более короткой дополнительной оплачиваемой службой (максимум четыре-шесть месяцев).

    Основной аргументацией комиссии была экономическая: расточительное использование бесплатного ресурса. Установление реальной экономической цены на время службы призывников поможет ЦАХАЛу эффективно использовать этот ресурс и избавиться от скрытой безработицы, которая существует в вооруженных силах.

    Понятие равенства быстро лишается содержания

    В любом случае комиссия признает болезненный факт, что неравенство в вооруженных силах уже существует: служба солдат боевых частей несравнимо труднее, чем тыловых, и от них также требуется гораздо больше дней резервистской службы. Существует бесчисленное множество сокращенных путей военной службы, например сочетание службы с учебой в учебных заведениях религиозного сионизма – «йешивот-эседер», и – главное – большая часть каждого призыва не служит.

    В 2006 году цифра была такова: 23 процента мужчин не идут на военную службу (и еще 18 процентов отсеиваются во время службы). Сегодня это уже около 30 процентов призывников, которые не призываются на службу, отчасти из-за резкого увеличения числа ультраортодоксов, так что понятие «равенства в несении бремени» лишается содержания с головокружительной скоростью.

    То, что было правдой на момент написания рекомендаций комиссии Бен-Басата в 2006 году, еще вернее в 2021 году: ультраортодоксы не идут в армию – на этой неделе они получили официальное освобождение от призыва уже в возрасте 21 года; равенства не существует. И если ЦАХАЛ хочет сохранить модель «народной армии», он должен изменить модель службы.

    Ответ не может заключаться в том, чтобы принуждать тех немногих, кто служит, служить еще больше и бесплатно. Наоборот, срок службы должен быть сокращен, а более продолжительная служба – полностью компенсироваться экономически. Хотя деньги не являются адекватным ответом для тех, кто рискует жизнью, но в израильской реальности это минимум, который необходимо предлагать призывникам.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, И.Н. Фото: Дуду Бахар˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend