Отношение Израиля к войне в Украине – неразумно, аморально и стратегически неверно

«Самые жаркие места в аду уготовлены тем, кто во времена великого морального кризиса остается нейтральным». Эта цитата приписывается великому Данте Алигьери, но она, как указывают исследователи – парафраз реальной дантовской фразы, где упоминались те «жалкие души, что прожили, не зная ни славы, ни позора смертных дел», и потому не допущены даже в пропасть Ада.


Так или иначе, но идет 69-й день войны России с Украиной, и это – 69-й день с того момента, как Израиль воздерживается от осуждения России, от критики Путина, от четкого выражения своей позиции по совершенным российской стороной военным преступлениям. Воздерживается от того, чтобы поддержать США и Запад, убого и никчемно оправдываясь «деликатными отношениями с Россией» и так называемыми «стратегическими интересами», весомыми для нашей национальной безопасности.

Из тех немногих осуждений, которые звучали до сих пор, подавляющее большинство были жалкими, в них на Москву не возлагалось явной ответственности за происходящее.

Израиль взял на вооружение аморальную, недальновидную и ошибочную политику, пытаясь прочитать «стратегическую карту». Она базируется на принятии практически всех неверных и несбывшихся предположений Путина: о немедленном крахе Украины, падении правительства Зеленского, слабости НАТО и США, которые не станут противостоять агрессии, недостаточной силе санкций и о тактико-технических характеристиках российской армии.

Понятие «нейтралитет», если его рассматривать в контексте украинского кризиса, означает только одно: встать на сторону России. И если занять ложную позицию, сводящуюся к принципу «у медали есть две стороны», тогда не надо жаловаться, когда та же извращенная логика обернется против вас. Будьте уверены, ею не преминут воспользоваться. Более того, нейтралитет по отношению к России означает отказ встать на сторону Соединенных Штатов и их союзников, что также может иметь определенные последствия.

В течение нескольких недель, предшествовавших вторжению России в Украину, когда Путин нагнетал напряженность и вселял неуверенность в своих намерениях, Израиль имел полное право воздерживаться от проведения четкой и ясной политики. Пока параллельно США выстраивали политику реагирования, пока «раскачивалось» НАТО и разрабатывалась всеобъемлющая схема санкций, Израиль не заставляли принимать в этом хоть какое-то участие. В Вашингтоне приняли (хотя и не полностью согласились с приведенными доводами), что Израиль предполагает невозможным путинское вторжение, и по Сирии ему нужна свобода действий в воздухе.

Пока Путин лишь угрожал и держался, что называется, на грани фола, у Израиля не было никакой причины или выгоды выступать с проамериканскими или антироссийскими декларациями. Но затем началось российское вторжение, удары с воздуха по украинским городам, бойня и беспорядочное уничтожение мирных жителей, умышленное провоцирование кризиса с беженцами, угрозы расширения географии эскалации, будь то Молдова или страны Балтии, входящие в НАТО, вкупе с угрозами, что в случае применения ядерного оружия наступит конец света. К этому добавились снимки и свидетельства зверств российских солдат.

Против всего этого выступили и США, и альянс НАТО со своими союзниками в Азии. Президент США Джо Байден назвал Путина «мясником», «военным преступником» и человеком, «который не может и не должен оставаться на своем посту». А что, скажите, предпринял большой друг и союзник США – Израиль? Да-да, тот самый, что получает от американцев 3,8 млрд долларов военной помощи в год? Государство, которое считает себя стратегическим активом США, которое определяет отношения с американцами как крепкий и надежный союз? Какую позицию заняло это государство, разделяющее «общие ценности» с США?

Это государство не заняло никакой позиции. Ее попросту нет.

В то время, как изображение украинского флага проецируется на стены парламентских зданий и мэрий городов по всему Западу, на крепостные стены исторической части Иерусалима российские и украинские флаги проецируются бок о бок: потому что «у медали есть две стороны». Но представьте себе реакцию, весь этот праведный гнев и крики «антисемитизм!», «лицемерие!» в Израиле, если в будущем на стену канадского парламента или мэрии Рима спроецируют точно так же, рядом, флаги Израиля и «Хизбаллы» или ХАМАСа?

Что же сделал Израиль? Заносчиво выступил в роли «посредника». Не имея ни опыта, ни доверия, которое нужно успешному посреднику. У Израиля нет рычагов воздействия на Россию или Украину. Израиль также не наделен полномочиями сторон делать какие-либо предложения одной стороне, которые будут соблюдаться другой. Кроме того, Израиль так и не понял, что Путина вообще не интересует никакое посредничество между ним и президентом Украины Владимиром Зеленским, поскольку он не признает легитимность существования этой страны и ее президента. Путин хотел, чтобы молниеносно одержанная победа позволила бы ему вести переговоры с США.

Безнравственна позиция Израиля – хотя он заявляет, что чувствителен к человеческим страданиям и массовым убийствам, этническим чисткам и постыдному уничтожению народов, вне зависимости от политических ошибок.

Резне, в которой турки-османы в 1915–1917 годах уничтожили от 750 тысяч до полутора миллиона армян, Израиль не захотел давать определение «геноцид» – из-за чувства исключительности и важности стратегических отношений с Турцией. Резня, устроенная Пол Потом и правительством красных кхмеров в Камбодже между 1975 и 1979 годами, в ходе которой было уничтожено от полутора до 2 миллионов человек, также не привлекла особого внимания: Юго-Восточная Азия слишком далека от нас. Этническая чистка, отличающаяся особо страшной жестокостью – когда по приказу правительства хуту уничтожено около миллиона тутси, – тоже проходила в стороне от нас, и Израиль ограничился открытием полевого госпиталя ЦАХАЛа.

Намного хуже морально-этического фиаско – ошибочное предположение, что Россия быстро одолеет Украину, США не вмешаются, а Путин по завершению поблагодарит Израиль за «трезвое, взвешенное и мужественное» политическое видение.

Пока Израиль погряз в самодовольстве своего так называемого осознанного нейтралитета, произошло весьма знаменательное событие: министр обороны США Ллойд Остин пригласил сорок министров обороны — 30 из стран НАТО и еще десять из стран-союзников — на однодневную конференцию. Она была посвящена тому, как оказать помощь Украине и возможным сценариям европейской безопасности.

Если бы кто-то сказал Давиду Бен-Гуриону 74 года назад, что министр обороны Соединенных Штатов пригласит министра обороны Израиля на конференцию по европейской безопасности, Бен-Гурион, вероятно, не поверил бы этому. Но чему бы он точно не поверил – что Израиль решит не отправлять на эту конференцию своего министра обороны! Хватит, дескать, с них и начальника департамента оборонного ведомства.

Существует три базисных подхода к внешней политике в кризисной ситуации, подобной той, что происходит с Украиной.

Во-первых, это – твердая моральная позиция, занятая по отношению к тому, на чьей стороне, по вашему мнению, правда, и кто оказался жертвой.

Во-вторых, в этом кризисном уравнении вы, оставаясь на стороне союзников, придерживаетесь их интересов – и они перевешивают любые ваши интересы в отношениях со стороной-агрессором.

И, в-третьих, Real Politik – разработка политики исключительно в интересах национальной безопасности.

Израиль не выбрал ни один из этих подходов. Вместо этого он решил скрыться под маской нейтралитета и не выступать против того, кто, наверное, одержит победу. И что же из этой идеи вышло? Ничего. Повели себя аморально, союзников не поддержали, национальный интерес не отстояли, «поставили» на проигравшего. И все это будет называться «внешней политикой»?

Алон Пинкас, «ХаАрец». М.К. Фото: AP Photo/Emilio Morenatti⊥