Отмена курсов для девушек-танкисток противоречит решению БАГАЦа

ЦАХАЛ объясняет этот шаг кадровыми и инфраструктурными соображениями, которые в прошлом были отвергнуты Высшим судом справедливости. Генштаб: «Это не было принципиальным решением, Кохави решит этот вопрос впоследствии». Если женские организации подадут апелляцию в БАГАЦ, то армейская прокуратура столкнется с серьезной проблемой.

В прошлом месяце были демобилизованы со срочной службы в армии  девушки-солдаты, которые участвовали в пилотном проекте по привлечению женщин к службе в танковых экипажах. В прошлом году ЦАХАЛ охарактеризовал этот проект как успех, но очень скоро выяснилось, что программа была похоронена, и вряд ли у нее будет продолжение. Теперь, когда женщины демобилизованы, можно узнать их мнение по этому вопросу, и оно звучит однозначно.

На этой неделе были опубликованы первые интервью с танкистками в программе у Кармелы Менаше в корпорации «Кан». Также снят большой репортаж Исраэля Рознера для программы «Источник» на 13 канале. «Я чувствовала, что нас бросили, как собак. Закрыли проект, и до сих пор нам не объяснили, почему», - сказала в интервью Кармеле Менаше Эден Эдри. Ее подруги рассказали Рознеру, что они чувствуют вокруг себя «противоборство сил». Это было неловко и унизительно, заключила одна из них. А другая сказала: «Это позор! Я чувствую себя в стране третьего мира». Еще одна танкистка спросила: «Мы что, заразная болезнь?»

Эксперимент с танкистками начался осенью 2017 года. Он был частью более широкой тенденции в армии, за которой стоял бывший начальник генштаба Гади Айзенкот, целью которой было высвободить время для военной подготовки элитным боевым частям ЦАХАЛа, чтобы проводить более интенсивные и долгие учения. Так было существенно увеличено число женщин в боевых частях легкой пехоты и батальонах полевой разведки, в которых они служили вместе с мужчинами. Смешанные подразделения, впрочем, дислоцировались на более спокойных границах - с Египтом и Иорданией. В качестве дополнительной меры было решено рассмотреть возможность создания вначале одного танкового взвода для женщин, который будет служить символическим подкреплением для смешанных батальонов, выполняющих текущие задачи по обеспечению безопасности на наших границах.

В июне 2018 года главный офицер бронетанковых войск, бригадный генерал Гай Хасон объявил, что эксперимент был успешным. Хасон даже добавил: «Существует значительный потенциал в дальнейшей перспективе, потому что таким образом мы сможем высвободить больше бойцов для долгих учений и улучшить боеготовность». Десять женщин, которые начали этот проект, прошли подготовку танкистов, четыре из них прошли также курс командиров танкового экипажа. Однако на практике ЦАХАЛ действовал иначе. По окончании курсов девушки были назначены на другие должности, эксперимент был закрыт, и армия больше не набирает девушек на курсы обучения танкистов.

Но у ЦАХАЛа есть проблема. Принципы политики интеграции женщин и их роли в Армии обороны Израиля были определены Высшим судом справедливости в деле Элис Миллер в 1995 году. Это была апелляция молодой женщины, которая добивалась зачисления на курс летчиков. Судебное постановление открыло женщинам дорогу в ВВС, а потом и на целый ряд других должностей в армии, включая боевые части. Судьи также постановили, что обеспечение равенства стоит денег, поэтому соображения инфраструктурного характера и экономии средств, необходимых для специальной подготовки для службы женщин, не оправдывают отсутствие равенства. Армия обязана создавать условия для равноправной службы обоих полов, выделяя на это необходимые средства.

После вынесения этого решения был изменен Закон об обязательной воинской службе. Там записали, что у женщин есть абсолютно равные права с мужчинами на занятие любой должности в ЦАХАЛе, за редкими исключениями (когда суть службы противоречит физиологии женщины). Поскольку причина, по которой ЦАХАЛ закрыл курсы для танкисток, заключалась в том, что необходимые вложения кадров и инфраструктуры были сочтены нецелесообразными, то, понятно, что оно не соответствует критериям БАГАЦа, которые были определены в деле Элис Миллер.

В апреле этого года женское лобби и ряд других общественных организаций направили письмо начальнику генштаба Авиву Кохави и нескольким другим старшим офицерам ЦАХАЛа, выразив протест по поводу закрытия курсов, и потребовали дополнительных объяснений.

В ответном письме, отправленном помощником начальника Генштаба полковником Гаем Папо в начале мая, говорится, что просто пилотный проект закончился. «В отличие от публикаций в СМИ, не было принято принципиального решения бывшим или нынешним начальником генштаба по вопросу интеграции женщин в боевых подразделениях бронетанковых войск». Помощник Кохави сообщил, что «начальник генштаба намерен подробно изучить этот вопрос, взвесив все соображения, и в текущем году (2019) и принять соответствующие решения».

Что же произошло в Армии обороны Израиля между решением о начале эксперимента, его успешным завершением (согласно свидетельству самих военных) и закрытием проекта? Кажется, объяснения следует искать на общественной и политической арене. Начало проекта чрезвычайно обрадовало женские организации, но оскорбило гораздо более влиятельные силы. Это раввины предармейских курсов (мехинот) и йешив, работающих по договору с армией (йешивот-эсдер). К раввинам неожиданно присоединился целый ряд отставных старших офицеров армии, большинство из которых были светскими. Все вместе они предприняли громкую атаку на это решение, высказывая предостережения о том, что это повредит боеготовности ЦАХАЛа и поставит под удар военнослужащих, которые носят вязаные кипы.

Один из аргументов, который бурно обсуждался, касался физической способности большинства женщин выполнять бремя таких задач, как переноска тяжелых снарядов. Наряду с этим прозвучали и ложные заявления, например, что ЦАХАЛ собирался задействовать женщин-солдат в наступательных операциях (после того как армия прямо заявила, что женщинам будут поручены только функции по защите наиболее спокойных границ), или что они будут проходить службу в танках вместе с мужчинами.

Эксперимент время от времени попадал в заголовки СМИ, но в конце первого цикла программа не была возобновлена, несмотря на то, что ее определили как успешную. Создается впечатление (ЦАХАЛ, конечно, никогда не подтвердил это официально), что в генеральном штабе пришли к выводу, что они зашли слишком далеко. Это произошло в конце каденции Айзенкота, и решение не было изменено в начале каденции Кохави. Женские организации просто не имеют своего лобби в армии, а вот у раввинов как раз оно есть. Эту баррикаду генералы не собирались штурмовать во имя равных возможностей для всех.

Но решение было принято насчет женщин, которые участвовали в этом пилотном проекте. Им говорили противоположные вещи, особенно после того, как они успешно завершили курс. Кроме того, доводы, представленные ЦАХАЛом в конце проекта, не были согласованы с начальником генштаба и, по-видимому, не соответствуют постановлению Высшего суда справедливости по делу Элис Миллер. И если женские организации поднимут вопрос снова и подадут апелляцию в БАГАЦ, военная прокуратура столкнется с серьезной проблемой.

Амос Харэль, «ХаАрец» Ц.З. К.В. Фотоиллюстрация: Элиягу Гершкович

 

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend