Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    Кого атакует ЦАХАЛ в 2021 году?

    В командовании ЦАХАЛа приступили к подведению итогов уходящего 2020 года. Победа, которую Байден одержал над Трампом, похоже, становится базовым элементом в формировании международной реальности в новом году. Командование осознает, что вновь избранный президент США не отступит от принципов, гарантирующих поддержку безопасности Израиля, но при этом стиль администрирования и его подходы, скорее всего, будут в корне отличаться от методов управления Трампа.


    Если вынести за скобки ситуацию с коронавирусом, потрясшую не только Израиль, но и весь мир, в целом год для нашей армии выдался довольно спокойным с достаточно низким показателем пострадавших в результате военных инцидентов и терактов. Во многом из-за того, что внимание правительства и общества было приковано к неотложным проблемам экономики и здравоохранения, как это произошло и в соседних с нами странах, вопросы безопасности отошли на второй план.

    Это благоприятное положение в то же время кажется довольно шатким, и вот почему: во-первых, складывающиеся экономические условия диктуют сокращение оборонного бюджета и, стало быть, могут притормозить реализацию амбициозных планов начальника генштаба Авива Кохави; и, во-вторых, всего одной иранской атаки или даже небольшой провокации со стороны сектора Газа будет достаточно, чтобы поколебать чувство безопасности у израильтян и способствовать разочарованию в деятельности генштаба, которой на данный момент общество в полной мере удовлетворено.

    Высокопоставленные военные чины полагают, что израильский сдерживающий фактор в ближневосточном регионе как никогда силен. Реакция на проводимые Израилем атаки, такие, как удары с воздуха по автоколоннам с оружием «Хизбаллы» и иранским военным базам в Сирии, носит неуверенный и ограниченный характер. Это связано в какой-то мере и с ослаблением Ирана в плане маневрирования и оперативной деятельности – после того, как американцы в январе 2019 года ликвидировали генерала Касема Сулеймани.


    Однако есть еще одно объяснение. По мнению израильских военных, Иран и «Хизбалла», а также ХАМАС и «Исламский джихад» в секторе Газа опасаются чрезмерной реакции, которая может привести к серьезной эскалации и региональной войне или крупномасштабной армейской операции. Вопреки тому взгляду, что, возможно, существует внутри страны, с внешней точки зрения Израиль выглядит гиперактивным в военном отношении; он не знает каких-либо ограничений, атакует по всему региону практически по своему усмотрению, полагаясь на обширные разведданные и высокоточное оружие.

    Действия Израиля приносят определенные плоды в Сирии, где в последние месяцы прекратилась контрабанда оружия по воздуху и по суше. Кроме того, за последний год присутствие иранских подразделений и поддерживаемых Ираном шиитских ополченцев в Сирии сократилось вдвое, а часть из них была передислоцирована на восток и север, вдали от границы с Израилем. Эта тенденция в какой-то степени связана с экономическими трудностями тегеранского режима, вызванными двойным ударом – санкциями и пандемией. В то же время возможности по производству высокоточных ракет для «Хизбаллы» на сирийской территории удалось ограничить – по оценкам, это помешало изготовить около тысячи ракет в этом году. Насколько известно, в самом Ливане нет сборочных линий для производства таких ракет.

    Еще один адресат израильских атак – режим президента Сирии Башара Асада. Каждый раз, когда самолеты израильских ВВС попадают под обстрел, наносятся бомбовые удары по сирийским системам ПВО. Израиль надеется, что систематические удары по режиму и отсутствие у России энтузиазма из-за иранского присутствия усилят давление на Тегеран, чтобы тот убрал или в значительной степени сократил свои силы на территории Сирии.

    В течение 2020 года Израиль успешно развернул противоракетные батареи, отражал кибератаки и принимал необходимые меры, чтобы предотвращать проникновение через свои границы. В то же время Израиль продолжал свои атаки на различных фронтах в рамках «кампании между войнами».

    Как сообщил Авив Кохави на встрече с журналистами, ЦАХАЛ атаковал «более 500 целей на всех театрах военных действий и, кроме того, провел множество секретных операций». Он также упомянул, по-видимому, впервые публично, хотя и без особых подробностей, израильские кибератаки, осуществленные в этом году. Тот факт, что, с точки зрения армии, год оказался выигрышным в стратегическом плане, объясняется во многом тесными контактами Израиля с США, потеплением отношений с Россией, а также координацией в вопросах безопасности с Египтом и Иорданией.

    Но, как это нередко бывает, когда разведывательные оценки оказываются излишне оптимистичными, новый год, как предполагается, несет в себе возможную нестабильность и неопределенность. Даже в период экономического спада «Хизбалла» и ХАМАС продолжают наращивать свои наступательные возможности. «Армии террора» – понятие, введенное Кохави в 2015 году, когда он возглавлял Северный военный округ, сегодня звучит как нельзя уместнее.


    Эскалация напряженности может быть рассмотрена в любом из гипотетических сценариев: чрезмерно агрессивные действия Израиля в кампании между войнами, которые заставят противника отреагировать адекватно, попытка «Хизбаллы» ограничить полеты израильских самолетов в небе над Ливаном или периодические вспышки террора, исходящего из сектора Газа и прочно связанного с тамошней тяжелой экономической и гуманитарной ситуацией.

    Амос Харэль, «ХаАрец». М.К.
    На фото: Авив Кохави. Фото: Офер Вакнин˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend