Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ноам Москович/кнессет
    Фото: Ноам Москович/кнессет

    От «мегадела» против Арье Дери остался обглоданный остов

    Подозрения против Арье Дери легли в основу первого серьезного уголовного дела, которым занялся Авихай Мандельблит как юридический советник правительства. Спустя несколько недель после назначения на этот пост он дал указание начать расследование против лидера партии ШАС, которого подозревали в получении миллионных взяток.


    Через несколько недель срок каденции Мандельблита завершается, а от возбужденного по его указанию «мегадела» остался лишь обглоданный остов. Следствие против Дери завершилось одним из наиболее громких провалов нашей правоохранительной системы. К нему причастны элитное полицейское подразделение ЛАХАВ-443 («израильское ФБР»), государственная прокуратура и их начальник – юридический советник правительства.

    Нет никакой причины, по которой следствие против государственного деятеля или рядового гражданина должно затягиваться на столь долгий срок – шесть лет. Тем более что речь идет о деле местного масштаба, и все события, связанные с ним, разворачивались в Иерусалиме и его окрестностях.

    Шесть лет следствия превращаются в пытку и подкрепляют теории конспирации, расплодившиеся с тех пор, как Биньямин Нетаниягу стал подозреваемым сразу по нескольким делам. В соответствии с этими теориями министерство юстиции берет политиков в заложники. Так или иначе после долгих лет следствия любое дело попадает в суд иссохшим и покрывшимся плесенью.


    Поначалу против Дери имелись серьезные подозрения: речь шла о получении взяток от интересантов посредством денежных переводов на счета его брата, адвоката Шломо Дери, а также о злоупотреблении пожертвованиями, сделанными в пользу благотворительной организации, возглавляемой его супругой, Яффой Дери.

    Следователи из подразделения 443 не нашли этому веских подтверждений. Однако по ходу дела против бывшего министра возникли новые подозрения, связанные с различными нарушениями налогового законодательства. На этот раз речь шла о внесении миллионов шекелей наличными на различные банковские счета и прочих трюках, позволяющих уклониться от уплаты налогов. Человек, знакомый с подробностями дела, говорил, что Дери вел себя, как «подпольный меняла с улицы Алленби».

    Бывший государственный прокурор Шай Ницан рекомендовал Мандельблиту предъявить Дери серьезное обвинительное заключение, включающее в том числе и налоговые преступления. Однако юридический советник взял время на раздумья и спустя полтора года выдвинул против Дери обвинение всего по трем пунктам – хотя в них многократно использовались такие слова, как «обман», «мошенничество» и «трюки».

    Рекомендация Шая Ницана чудовищно исхудала. Уже тогда было ясно, что это лишь начало «сезона распродаж». Несколько месяцев назад сообщалось, что Мандельблит стремится к заключению удобной для Дери судебной сделки. В течение последних недель адвокат лидера партии ШАС Навот Тель-Цур провел серию встреч с представителями прокуратуры и юридического советника правительства.

    Главным предметом разногласий между ними стало присутствие слова «позор» в окончательном приговоре Дери. Это может повлиять на дальнейшую карьеру единственного в истории Израиля человека, который вернулся из тюрьмы «Массиягу» в министерское кресло.

    Дери знал, что если в приговоре появится слово «позор», то вне зависимости от того, каковым будет вынесенное ему наказание – тюремное заключение или общественные работы, обратный путь в правительство ему будет заказан. Он знал, что БАГАЦ не сможет принять ситуацию, когда человек, дважды осужденный за «позорные» преступления, занимает должность министра.


    Поэтому в рамках судебной сделки (до сих пор окончательно не утвержденной) Дери согласится покинуть кнессет, и таким образом вопрос о слове «позор» в приговоре на время утратит свою релевантность – пока Дери не соберется вновь занять министерское кресло.

    В случае утверждения судебной сделки Дери будет осужден всего по двум пунктам, и то более мягким, чем те, что фигурировали в обвинительном заключении, подготовленном Мандельблитом. Использование слова «позор» останется под вопросом, и окончательно решение по этому поводу примет суд.

    Заключая сделку, Дери избегает повторение кошмара скамьи подсудимых, очных ставок, огромных газетных заголовков, а также риска, что суд ужесточит его наказание. Единственное, что проигрывает Дери, – это должность видного лидера оппозиции.


    За месяцы существования правительства Беннета – Лапида Дери проявил себя как связующее звено между представителями полярных политических сил. Он связывает правых радикалов с представителями арабского списка, когда нужно организовать голосование против коалиции.

    Он – самый искушенный политик в лагере противников нынешнего правительства. Нельзя исключать того, что Дери покинет кнессет и правительство навсегда и продолжит управлять партией ШАС, оставаясь за рамками законодательной и исполнительной власти.

    Для прокуратуры и Мандельблита судебная сделка с Дери – финальный аккорд, как нельзя лучше символизирующий стиль работы покидающего свой пост юридического правительства: речь идет о невыносимо медленной работе со взрывоопасными делами.

    Проводить быстрые расследования и принимать четкие решения в отношении общественных деятелей является главной обязанностью юридического советника правительства. Постоянное затягивание времени не только сводит на нет возможность эффективного следствия, это не только издевательство над подозреваемым. Это еще и питательная среда для всевозможных теорий конспирации, приверженцы которых сегодня вновь поднимают голову.

    Гиди Вайц, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Ноам Москович/кнессет √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend