Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Человеческое счастье оптом и в розницу

    Мы живем в эпоху исторически беспрецедентного экономического роста. Почти на протяжении всего развития человечества большая часть доходов общества обеспечивалась приростом населения, тогда как рост ВВП на душу населения был незначительным и происходил очень медленно. Промышленная революция изменила это, и сегодня страны измеряют рост качества жизни приростом ВВП на душу населения.


    Показатель ВВП, разработанный в XX веке, постепенно сделал его ценностным ориентиром в разработке всей государственной политики. Таким образом, идеи, связанные с благосостоянием человека, равенством, взаимными гарантиями, общими ценностями и пониманием труда как возможности самореализации личности, постепенно разрушались.

    И как раз в то время, когда «счастье людей» свелось к «богатству», коронавирус обнаружил тот факт, что один лишь рост валового продукта не гарантирует успех и не отражает готовность к кризису.

    Таким образом, пандемия — это возможность взять на вооружение показатель, определяющий наш успех на уровне людей, а не на уровне потребителей. Примером такого подхода является индекс человеческого развития (ИЧР), который был разработан в трудах нобелевского лауреата-экономиста Амартии Сена. Это показатель, который учитывает, помимо ВВП, ожидаемую продолжительность жизни и уровень образования.


    Другим примером, который требует дальнейшего концептуального продвижения, является национальный индекс человеческого счастья, применяемый в королевстве Бутан.

    Принятие таких мер является символическим шагом, но оно поможет приостановить идеологию безудержного «потребительства», которая диктует текущую социально-экономическую политику.

    Показатель роста ВВП удобен не только для измерения и сравнения, но и как политический инструмент. Повседневные трудности смягчаются ожиданием лучшего будущего, когда мы сможем летать все дальше, путешествовать на более удобном автомобиле и наслаждаться смартфоном с улучшенным дисплеем. Хотя не все выигрывают от роста, но достаточно большое число верят в него, чтобы поддерживать политику роста потребления.

    Между тем, зависимость от потребления не только ухудшает готовность к кризисам, но и вызывает их. Стоящий на пороге климатический кризис является результатом потребительской мании. Все больший рост валового продукта не только игнорирует состояние климата, но ставит под угрозу существование самой планеты.

    Зависимость от потребления начинает напоминать наркозависимость. Корона-кризис — прекрасная возможность проверить этот факт.

    Например, Банк Израиля прогнозирует падение ВВП на 5 процентов в 2020 году. Это будет аналогично показателю 2017 года. Но то был прекрасный год с точки зрения ресурсов и потребления, и считался годом процветания и изобилия. Этот пример показывает, что в Израиле нет объективной проблемы ресурсов, а есть проблема удовлетворения постоянного стремления ко все более растущему потреблению.


    Экономика переполнена рекламой, которая поддерживает идентичность человека как потребителя и производителя. Израильтяне усердно работают и поздно ложатся, чтобы путешествовать все дальше и покупать все больше.

    Предлагаемое здесь изменение показателей является глубоким концептуальным изменением, которое потребует гораздо большего, чем обычный учет производства и прибыли. Расчет ВВП — это слишком узкая рамка, так как он не учитывает другие факторы, такие как человеческое достоинство, сострадание и даже желание людей работать. Расчеты ВВП ясны, не требуют разнообразных соображений и интегрируются с глобальной тенденцией роста.

    Например, в секторе здравоохранения решение об увеличении числа больничных коек основано не на потребностях жителей, а на расчетах о максимальном увеличении продукта при минимальных инвестициях. В том же духе принимаются решения о прекращении финансировании инфраструктурных и транспортных проектов в связи с сокращением государственных расходов.


    При рассмотрении таких важных решений государство выглядит как бизнес-структура, которая должна обеспечить прибыль заинтересованным сторонам. Но поскольку единственными заинтересованными сторонами в стране являются все жители, приоритеты фактически искажаются вследствие их различной иерархии, основанной на богатстве, профессиональном статусе, поле, возрасте и религии.

    Однако изменения в восприятии потребления государством также должны сопровождаться изменениями в каждом из нас. Если бы рост был так важен, тогда мы постепенно становились бы счастливее. Действительно, исследования, а также интуиция многих из нас показывают, что экономический рост не гарантирует счастья. С другой стороны, рост благосостояния, безусловно, улучшает положение бедных слоев населения.

    Корона-кризис — это предупреждающий знак и призыв к переменам. Нынешняя практика учета ВВП в значительной степени основана на учете и отчетности посредством точных, но очень частичных экономических измерений. Более широкий подход, основанный на применении индекса человеческого развития и индекса счастья приведет к росту благосостояния, равенства, социальной сплоченности, развитию инфраструктуры и повышению уровня образования и здравоохранения.

    В конце концов, все это в любом случае приведет к экономическому росту, но с учетом других приоритетов и качества жизни, не основанного только на потреблении.

    Доктор Офер Сати, «ХаАрец», В.П. Автор - старший преподаватель макроэкономики
    в Школе экономики Тель-Авивского университета
    .
    На фото: торговый центр, опустевший в дни корона-кризиса. Фото: Офер Вакнин.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend