Главный » В Мире » Запад » Остров нетерпимости? Защита национальной самобытности и культуры, а не ксенофобия

Остров нетерпимости? Защита национальной самобытности и культуры, а не ксенофобия

«Детали» опубликовали в переводе на русский язык статью Йехуды Лукача, полную негодования в отношении нынешнего правящего режима в Венгрии и ее лидера – Виктора Орбана.

На эту публикацию немедля откликнулся Золтан Ковач, официальный представитель венгерского правительства, государственный секретарь по международным связям.

«Если исходить из картины, представленной Лукачем, — пишет Ковач, — вырисовывается следующее: мы, венгры, запертые в нашем языковом и культурном пузыре, живем отрезанными от реального, просвещенного мира, и именно поэтому у нас столь сильны ксенофобские и антисемитские настроения, и именно поэтому мы любим нашего премьер-министра, который ко всему прочему ярый националист, разжигающий ненависть ко всему, что не укладывается в его парадигму».

Как же Лукач объясняет ксенофобию мадьяр? Он исходит, прежде всего, из особенностей языка: «Уникальный венгерский язык также является одним из главных корней мадьярского национализма и исключительности. Венгрия представляет собой особый лингвистический остров в центре Европы, что ведет к значительным культурным и политическими последствиям. Поскольку ни одна другая страна в мире не говорит на их языке, восприятие собственной инаковости структурно встроено в мировоззрение каждого венгра и общества в целом, отличая их от европейских соседей».

Кроме того, ущербность венгров Лукач видит в их прошлом, подчеркивая, что глубокие шрамы в общественном сознании на генетическом уровне оставили покорявшие и порабощавшие их страну турки, австрийцы и Советы.

Ковача не удивляет такой взгляд; по его словам, за последние десять лет Венгрия с лихвой хватила негатива от международных СМИ. «Странно, что наша небольшая страна, расположенная в центре Европы, с десятимиллионным населением, привлекает столь пристальное внимание, — пишет госсекретарь, и добавляет, иронизируя: — наши с таким трудом добытые демократические свободы уже столько раз объявлялись недействительными, что я потерял этому счет. Однако мнение, высказанное господином Лукачем, вообще из другой лиги».

Как считает Ковач, неверен и порочен сам подход, когда автор вдруг, ни с того ни с сего, записывает целый народ в ксенофобы и антисемиты. Венгры питают негативные чувства по отношению к евреям, мусульманам, цыганам большей частью потому, что находятся в изоляции от всего мира из-за исключительности своего языка, — считает Лукач, подчеркивая, что это обстоятельство умело использует глава правительства Виктор Орбан.

Золтан Ковач уверен, что его оппонент намеренно передергивает факты, создавая у читателей иллюзию.

«Правительство Орбана сделало больше, чем любое другое венгерское правительство, для борьбы с антисемитизмом и для поддержки местной еврейской общины, – пишет Ковач. — Мы учредили в 2001 году День памяти жертв Холокоста в Венгрии и Музей Холокоста. Во время второго срока правительства Орбана в 2012 году вступил в силу Основной закон, признающий венгерское еврейство неотъемлемой частью венгерского народа Кроме того, в течение этого периода парламент принял основные законы, которые ужесточили наказание за разжигание ненависти и использование символов ненависти.

Правительство Орбана взяло курс на политику абсолютной нетерпимости в отношении антисемитизма и запретило военизированные формирования, запугивающие евреев и цыган. Виктор Орбан был первым премьер-министром, который принес извинения за то, то Венгрия не защитила венгерских евреев во время Холокоста.  Именно правительство Орбана заключило соглашение с Claims Conference и Музеем Освенцим-Биркенау, и Венгрия стала платить по предъявленным счетам.

Именно правительство Орбана выделило средства на реконструкцию синагог, еврейских кладбищ и построило первую за 80 лет новую синагогу. «Именно наше правительство стало выплачивать пенсии жертвам Холокоста. Евреи, живущие в Будапеште, говорят о «еврейском возрождении», которое происходит буквально на наших глазах», — пишет Ковач.

Ссылаясь на опрос 2016 года, Лукач утверждает, что антимусульманские настроения были поддержаны масштабной антииммигрантской кампанией, проводимой правительством Орбана, но при этом забывает упомянуть, что это исследование было проведено всего через несколько месяцев после того, как страна оказалась на пике кризиса, связанного с мигрантами. В 2015 году почти полмиллиона мигрантов нелегально въехали в Венгрию, при этом подавляющее большинство — из мусульманских стран.

«Да, глава правительства назвал это вторжением, это то, что он чувствовал, — говорит Ковач. — Если существуют антимусульманские настроения, нельзя игнорировать влияние кризиса, вызванного мигрантами, нельзя не учитывать оставленные в общественном сознании глубокие шрамы, о которых говорил Лукач».

По словам Ковача, Лукач лукавит, когда хочет убедить читателя, что «с учетом жесткого контроля правительства Орбана над средствами массовой информации, большинство бедных венгров вынуждено полагаться исключительно на официальные новости и пропаганду СМИ, выступающих за режим, без возможности проверить их достоверность или получить доступ к альтернативной информации, распространяемой на других языках».

По мнению Ковача, этот тезис не соответствует действительности: венгерская пресса – разнообразна, многие СМИ критически настроены по отношению к правительству, и у них есть своя, обширная аудитория. Крупнейший телеканал, крупнейшая ежедневная газета, крупнейший новостной веб-сайт – вот альтернатива официальным СМИ, и тем самым аргумент Лукача, что, дескать, эти несчастные венгры-ксенофобы живут в замкнутом информационном пространства, просто-напросто не имеет под собой никакого основания.

Ковач категорически опровергает утверждение своего оппонента, что «в Венгрии наблюдается серьезная негативная миграция преимущественно молодых людей, которые могут говорить на втором языке. По оценкам Portfolio.hu, примерно 600 000 из них эмигрировали из Венгрии в период с 2006 по 2019 годы в Западную Европу в поисках работы».

На взгляд Ковача, в то время, когда многие страны центральной и восточной Европы ощутили на себе в годы, последовавшие за финансовым кризисом, такое явление, как утечка мозгов, когда масса людей отправилась на запад в поисках работы и высокой зарплаты, в Венгрии ситуация изменилась. В 2018 году страну покинули только 18 150 венгров, а почти 20 тысяч вернулись. Это потому, что, несмотря на пандемию COVID-19, в стране оказался довольно широк выбор рабочих мест и выросла заработная плата.

Еще одна странная, как считает Ковач, подтасовка: Лукач почему-то взваливает на правительство Орбана вину за то, что его правительство предлагает гражданство венграм, проживающим за пределами Венгрии, сводя эту меру к дешевой уловке для использования ее в предвыборной кампании. Венгрия предлагает гражданство этническим венграм независимо от того, где они живут, потому что они – часть венгерского народа. Это касается и десятков тысяч израильтян, получивших венгерское гражданство.

«Существует большая разница между ксенофобией и гордостью своей культурой и традициями. Мы не будем извиняться за то, что сделали все возможное, чтобы сохранить и укрепить наше наследие, и я подозреваю, что именно поэтому так много венгров любят нашего премьер-министра», — заключает Золтан Ковач.

Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец». Фотоиллюстрация: Pixabay˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend