Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Опасный поворот событий на северной границе

    Представители министерства обороны Израиля приписывают запуск ракет по Кирьят-Шмоне вчера, 4 августа, одной из палестинских организаций, действующих на юге Ливана. Это звучит логично: именно палестинские группировки несут ответственность за ракетные обстрелы и в предыдущие годы.

    Четыре предыдущих обстрела из Ливана в этом году, три из которых произошли во время операции в секторе Газа в мае, также приписываются этим группам, которые в Израиле обычно не конкретизируют, называя просто «палестинскими».

    Важный вопрос заключается в том, знала ли заранее «Хизбалла», истинный правитель Южного Ливана, о запланированных запусках. Об этом пишет в «ХаАрец» Амос Харэль. Ракеты запускались по Израилю с юга Ливана и в прошлом, в годы после Второй ливанской войны в 2006 году, хотя и с гораздо меньшей частотой. Принято считать, что такие вещи не происходят в этом районе без согласия, хотя бы молчаливого, «Хизбаллы». Другая возможность состоит в том, что участившиеся ракетные обстрелы отражают растущий хаос в Ливане в свете ухудшения там экономической и политической ситуации.

    Оба эти возможные объяснения не обнадеживают. Если «Хизбалла» допустила  ракетный обстрел, это означает, что ливанская «партия Аллаха» и ее иранские покровители больше не особенно сдерживаются возможным израильским ответом. Если «Хизбалла» не хотела допустить ракетного обстрела – а это то, к чему сейчас склоняются в ЦАХАЛе, – это означает, что вооруженные боевики перемещаются возле границы и делают все, что хотят. Это прямой путь к эскалации насилия на нестабильном фронте.

    «Неважно, кто вел стрельбу на севере, на этот раз от Израиля потребуются более значительные ответные меры», – считает обозреватель Таль Лев-Рам. «После войны Израиль и «Хизбалла» сдерживали друг от друга, – продолжает он. – Обе стороны могут многое потерять в конфликте, поэтому Израиль и «Хизбалла» действовали в интересах сохранения спокойствия на северной границе, что полностью отличалось от ожесточенной конфронтации на юге. В последние недели эта картина стремительно меняется на глазах».

    Следует также обратить внимание на два других момента, которые вполне могут быть совпадением, но также возможно, что они имеют серьезное значение. Во-первых, это первая за многие годы стрельба по Кирьят-Шмоне, крупнейшему городу Верхней Галилеи. Кто бы это ни сделал, они знают историю обстрела «катюшами» Кирьят-Шмоны с конца 1960-х годов и позже. Город относительно большой, и его обстрел вызывает особый резонанс.

    Во-вторых, день обстрела – это годовщина мощного взрыва в порту Бейрута, в результате которого погибло более 200 человек, и Ливану все еще трудно оправиться от огромных разрушений, которые он вызвал. Выбор времени может быть связан с попыткой отвлечь общественное мнение внутри Ливана от того, что происходит в Бейруте, на ситуацию вдоль южной границы.

    Кроме того, ракетный обстрел из Ливана был проведен в период обострения напряженности в Персидском заливе. Заманчиво связать все эти инциденты вместе: Иран активизирует свои действия против Израиля и Запада на море и позволяет «Хизбалле» инициировать провокации на израильско-ливанской границе.

    Но правда в том, что у израильской разведки до сих пор нет достаточно убедительного объяснения связи между событиями в Персидском заливе и в Ливане, пишет Амос Харэль. Ясно лишь то, что в последнее время региональная напряженность усилилась из-за инаугурации нового президента Ирана Ибрагима Раиси на этой неделе и возможности возобновления ядерных переговоров между Ираном и Западом к концу месяца в Вене.

    Удар израильских ВВС по целям в южном Ливане в ночь на четверг, 5 августа, первый за 14 лет, может означать изменение отношения Израиля к северному театру военных действий. До этого ЦАХАЛ отвечал на ракетные обстрелы в лучшем случае артиллерийским огнем.

    В отличие от политики автоматического реагирования в секторе Газа, недавние ракетные запуски из Ливана остались без ответа под предлогом того, что ответственность несут неуправляемые отряды, связанные с ХАМАСом, а не «Хизбалла». Однако по мере того, как Иран укрепляется в регионе и возобновляются перестрелки на севере, правила относительно Ливана могут стать похожим на «закон автоматического ответа» в Газе.

    «Детали», по материалам израильских СМИ, И.Н. На снимке: израильский пожарный тушит пожар, вызванный ракетным обстрелом из Ливана недалеко от Кирьят-Шмона, 4 августа 2021 года. AP Photo/Ariel Schalit˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend