Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Опасный для Израиля прецедент в Сирии

    Премьер-министр Биньямин Нетаниягу был бы счастлив, если бы останки израильского разведчика Эли Коэна были доставлены из Сирии для захоронения в Израиль до выборов на следующей неделе. Нетаниягу уверен, что если бы это произошло, это резко увеличило бы его шансы на выборах. Он долго трудился в этом направлении, но успех все время ускользал от него. Он бросал полупрозрачные намеки, давал обещания, но пока тщетно. В выполнении этой задачи премьер-министр полагается на помощь директора «Моссада» Йоси Коэна, военной разведки и Ярона Блюма, представителя правительства на переговорах по возвращению военнопленных и заложников.


    Но ключевая фигура в этой истории – это президент России Владимир Путин. Только он один может оказать необходимое влияние, если предположить, что президент Сирии Башар Асад действительно знает, где останки Коэна, который был повешен и зарыт в безымянной могиле в Дамаске в 1965 году. И это может объяснить, почему Нетаниягу в феврале согласился на весьма сомнительную сделку по освобождению израильтянки Д., которая незаконно пересекла границу с Сирией и оказалась в руках сирийцев. По возвращении в Израиль ей были предъявлены уголовные обвинения.

    Данная сделка создала, как минимум, два прецедента.

    Это первый случай, когда израильское правительство согласилось заплатить выкуп за гражданское лицо, пересекшее границу по собственному желанию. Скажем, в 1980-е годы наше правительство было готово заплатить десятки миллионов долларов наличными или товарами, например, нефтью, за освобождение штурмана ВВС Рона Арада. К сожалению, его так и не нашли. Скорее всего, он умер в плену в Ливане, и выкуп не был уплачен.


    Государство считает себя обязанным вызволять из плена и даже платить выкуп за своих военнослужащих, оказавшихся в руках врага. Но нет никаких оснований использовать деньги налогоплательщиков для выкупа гражданских лиц, и уж тем более, если они оказались в затруднительном положении по своей инициативе в результате собственных действий.

    Даже западные страны, как и арабские, которые платили за освобождение своих граждан, удерживаемых террористическими организациями или преступными группировками в Ливане, Сирии, Афганистане или Южной Америке, всегда обуславливали выкуп тем, что заложники были похищены и удерживаются против их воли. Никогда не платили выкупы за тех, кто добровольно переходил на другую сторону.

    За освобождение израильской гражданки мы заплатили миллион долларов. Предполагается, что он будет выплачен российской компании, производящей вакцину «Спутник V» против COVID-19, а это означает, что Израиль поможет вакцинации сирийской армии, сирийских спецслужб и прислужников режима Асада.

    Второй прецедент заключается в том, что израильская полиция и госпрокуратура впервые настаивают на запрете публикации личности и фотографии этой женщины. С этой целью было издано постановление, заверенное и одобренное судом. Публикация запрещена даже несмотря на то, что расследование было завершено.

    С 1950-х годов у нас публикуются имена всех израильских граждан и солдат, освобожденных из заключения или плена во вражеской стране или из рук террористической организации. Например, в середине 1950-х годов Шломо (Мирский) Бен-Йехуда, гражданское лицо, пересек границу с Сирией. Позднее его освободили в рамках сделки по обмену пленными. В 1961 году Мордехай Лук («человек в чемодане») по собственной воле пробрался в сектор Газа. В 2004 году бизнесмен Эльханан Танненбаум добровольно поехал в Абу-Даби, чтобы заключить сделку по продаже наркотиков, был похищен там «Хизбаллой» и переправлен в Ливан. В сотнях других случаев также были опубликованы имена израильтян, которые пересекли границу и оказались во вражеских государствах.

    Дело Д. на этом фоне вызывает много вопросов, которые создают серьезные проблемы для правительств Израиля. Каковы пределы ответственности государства перед своими гражданами? Обязано ли государство прилагать те же усилия для возвращения гражданских лиц – наравне с военнопленными? Вправе ли гражданские лица, нарушающие закон, ожидать, что правительство будет работать над их освобождением и платить выкуп? А если оно будет действовать, договариваться и платить выкуп, вправе ли оно потом привлечь гражданское лицо к ответственности? Или потребовать материально компенсировать затраченные ресурсы и возместить ущерб?


    Одна из наиболее серьезных попыток обсудить эти вопросы была предпринята в 2008 году, когда министр обороны Эхуд Барак распорядился создать с этой целью комиссию во главе с бывшим председателем Верховного суда Меиром Шамгаром. Это произошло после резкой публичной критики нескольких сделок по обмену военнопленными. И, в первую очередь, возмутительной сделки с «Хизбаллой» для освобождения Танненбаума: правительство Ариэля Шарона согласилось освободить 400 террористов в обмен на бизнесмена, который носил звание полковника запаса. А Израиль получил тела трех солдат ЦАХАЛа. Когда комиссия завершила свою работу в 2012 году, правительство Нетаниягу обсудило ее рекомендации, но не утвердило их к исполнению.

    Хотя отчет комиссии до сих пор засекречен и никогда не был опубликован, некоторая информация о нем просочилась. Например, о приоритетах и пропорциональности. В нем проводится четкая грань между четырьмя возможными категориями граждан (в порядке убывания важности):

    - солдат, захваченный в ходе военной операции;


    - гражданское лицо, захваченное в результате террористической операции;

    - гражданское лицо, которое по ошибке пересекло границу и попало в руки врага;

    - гражданское лицо, сознательно и добровольно пересекшее границу.

    Согласно отчету комиссии Шамгара, в каждой из этих категорий цена, которую Израиль должен заплатить, должна быть пропорциональной. Захваченный или похищенный солдат будет освобожден в обмен на небольшое количество пленных и тела вражеских солдат. Тело солдата может быть обменено на тело вражеского солдата или одного пленного. Поэтому ясно, что когда речь идет о гражданских лицах, особенно если они перешли границу добровольно, цена должна быть значительно ниже.

    Смелое правительство должно установить четкую красную черту: тот, кто психически здоров и добровольно пересек границу, оказавшись на территории врага, не имеет автоматического права на то, чтобы государство пришло ему на помощь. Но нынешнее правительство неспособно решать проблемы, такие как эпидемия коронавируса, иранская ядерная программа, переговоры с палестинцами или сделка с ХАМАСом о возвращении тел двух солдат (и двух гражданских лиц, которые по своей воле перешли на территорию Газы). Поэтому бессмысленно ожидать, что оно будет проводить рациональную политику в отношении военнопленных, заложников и гражданских лиц, которые добровольно переходят на территорию врага.

    Поскольку решения принимаются по прихоти, без тщательного и серьезного обсуждения, дело Д., вероятно, не будет последним в своем роде. И цена, которую заплатит Израиль, создает опасный прецедент. В следующий раз эта цена будет гораздо выше, и нам придется ее платить.

    Йоси Мельман, «ХаАрец» Ц.З. На снимке: граница с Сирией на Голанах. Фото: Гиль Элияху˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend