Monday 02.08.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Darko Bandic
    AP Photo/Darko Bandic

    Опасность, о которой не знал Израиль: Саддам хотел создать «грязную бомбу»

    В июле 1968 года в Багдаде вновь пришла к власти партия БААС, на волнах народного возмущения по поводу провала предыдущего режима в Шестидневной войне. Антиизраильская риторика нового режима была самой экстремисткой в арабском мире. Вице-президент, харизматичный молодой человек по имени Саддам Хусейн обвинил Гамаля Абд-эль Насера ​​в «мелкобуржуазной психологии», из-за которой он потерпел поражение в июне 1967 года, и потребовал его отставки. Но он и его соратники не сразу пошли на новую войну с Израилем.

    В «черном» сентябре 1970 года палестинцы чуть не свергли власть хашимитской династии в Аммане. Сирийский баасистский режим направил бронетанковые силы для оказания помощи палестинцам, а Багдад приказал своим войскам, все еще находившимся в Иордании (около 200 танков и другие подразделения), отойти с транспортных маршрутов по пустыне.

    Главная причина заключалась в продолжении противостояния, хоть и невысокой интенсивности, с более сильной армией шахского Ирана, вдали от иорданского фронта. В столкновении с Ираном Ирак чувствовал себя слабым, и в течение нескольких месяцев Багдад вернул все свои силы из Иордании.

    Ядерные устремления Ирака

    В ноябре 1971 года Иран взял под свой контроль три стратегических острова у входа в Персидский залив, которые принадлежали эмирату Шарджа, ныне входящему в ОАЭ. Контроль над островами позволил Ирану заблокировать Ормузский пролив для иракских судов.

    Багдад был в шоке и попросил помощи у всех арабских стран, но соплеменники проигнорировали его просьбы. Баасистский режим почувствовал опасное одиночество: в конце концов, Ирак послал бронетанковые войска на помощь Иордании в 1967 году и теперь остался один.

    Это, по-видимому, было основным мотивом решения Саддама в апреле 1972 года нацелить ученых-ядерщиков, работавших в Ираке, на военную ядерную программу. Непосредственной целью был Иран, а не Израиль. Об этом пишет профессор востоковедения Амация Барам на сайте Israel Defense.

    В марте 1975 года между Саддамом и иранским шахом было подписано соглашение. Иранская опасность отступила, но не исчезла. С этого момента Израиль стал мишенью ядерной политики Ирака. Визит Садата в Израиль в ноябре 1977 года Багдад решил использовать, чтобы заменить Египет в качестве лидера арабского мира. Ядерные амбиции были частью этой инициативы. В июне 1978 года Саддам выступил с секретной речью по ядерной программе в высшем военном колледже в Багдаде.

    К этому времени французский реактор «Осирак», получивший имя «Таммуз» (в честь вавилонского бога, символизирующего возрождение) был уже в процессе строительства. Саддам объяснил, что к тому времени, когда арабские армии с конвенциональным оружием уже захватят часть Израиля и будут угрожать Тель-Авиву, израильтяне, безусловно, поставят им ультиматум.

    Они объявят, что, если арабские армии не отступят немедленно, Израиль сбросит атомные бомбы на арабские столицы. Понятно, что в этой ситуации командующие арабскими армиями решат отступить. В этот момент, если арабы (намек на Ирак) будут обладать ядерным оружием, они объявят Израилю, что у них оно тоже есть, и если он осмелятся бомбить хотя бы один арабский город, арабы уничтожат Израиль. Вся лекция записана, и запись находится в Пентагоне.

    Падение шаха и приход Хомейни

    С момента исламской революции, когда аятолла Хомейни пришел к власти в Иране, в Багдаде снова увидели в Иране самого опасного врага и, следовательно, приоритетный фронт. 22 сентября 1980 года Саддам, уже став президентом, отдал приказ о вторжении в Иран. Реактор, который предназначался для производства плутония для ядерного оружия, уже находился на довольно продвинутой стадии строительства, ввести его в эксплуатацию можно было не позднее, чем через год. Иранцы поняли значение этого факта и атаковали реактор, но потерпели неудачу.

    7 июня 1981 года Израиль атаковал реактор и сумел его уничтожить. Примерно через неделю Саддам встретился со своими главными советниками и сказал им: «Я говорю Бегину: «Все, что вы разрушили, я восстановлю и еще построю многое другое». Это выступление тоже полностью записано и находится в Пентагоне.

    Саддам сдержал свое обещание. Ирак немедленно приступил к обогащению урана четырьмя различными способами и децентрализованно. Во время иракско-иранской войны (1980-88 годы) Саддам уже распространил среди командиров дивизий брошюру о том, как сражаться на поле боя, на котором иракская армия будет использовать тактическое ядерное оружие (вероятно, мощностью в одну килотонну).

    К концу войны в августе 1988 года Ирак еще не сумел изготовить атомное взрывное устройство, но если бы не ошибка Саддама - преждевременное вторжение в Кувейт, Ирак вскоре стал бы ядерной державой.

    «Грязная бомба»

    По словам Хадера Хамзы, ученого-ядерщика Саддама, после того, как Ирак вторгся в Кувейт 2 августа 1990 года, от ядерщиков потребовали (очевидно, Хусейн Камель, который в то время все еще был правой рукой Саддама), чтобы они немедленно смонтировали ядерное взрывное устройство.

    Саддам также потребовал начать миниатюризацию устройства, чтобы на ракету «Аль-Хусейн» можно было установить ядерную боеголовку. С этой целью нужно было переработать ядерное топливо реактора «Таммуз» (12,5 кг урана, обогащенного до 93 процентов), и ядерное топливо, которое Ирак получил в 1960-е годы из СССР (27,5 кг урана с обогащением до 80 процентов).

    Ученые пришли в ужас, потому что знали, что еще неспособны выполнить это задание, и любая попытка ускорить процесс закончится катастрофой. Они объяснили это, и Саддам смирился. Затем от них потребовали собрать ядерные отходы всех видов, измельчить их и использовать для создания боеголовки, которая будет рассеивать радиоактивную пыль – так называемую «грязную бомбу» (радиологическое оружие).

    Когда они объяснили, что и для этого нет необходимой технологии и солдаты, которым придется иметь дело с радиоактивными отходами, почти сразу умрут в страшных мучениях, Саддам ответил, что немедленно предоставит им новых солдат.

    В конце концов, от идеи «грязной бомбы» отказались, так же как Саддам отказался от использования ракет с химическими боеголовками, которые были в его распоряжении. Причина, вероятно, заключалась в его опасении (есть намеки на это в записанных разговорах Саддама в Пентагоне), что использование неконвенционального оружия вынудит Израиль отреагировать ядерным оружием, которое, как он думал, есть у еврейского государства.

    «Детали» - в сотрудничестве с Israel Defense, И.Н. AP Photo/Darko Bandic

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend