Tuesday 18.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Lloyd_Austin_Netanyahu_Kobi_Gideon_GPO

    Нетаниягу пошел ва-банк в игре с Ираном и Байденом

    В последние несколько дней в Израиле преобладает расхожее мнение, что премьер-министр Биньямин Нетаниягу намеренно нагнетает конфронтацию с Ираном, держа ее на медленном огне и руководствуясь двумя взаимосвязанными целями.

    Первая цель – политическая: для Нетаниягу, которому в четвертый раз не удалось получить большинство голосов на выборах и который предстал перед судом по обвинениям в коррупции и мошенничестве, кризис в сфере национальной безопасности может изменить в его пользу неблагоприятную политическую обстановку, в которой он пытается сформировать правительство. При таком сценарии легенда, которую он повторяет из года в год, что только он может справиться с Ираном, будет способствовать формированию правительства.

    Вторая цель – дипломатическая: подорвать, сорвать и осложнить и без того сложные переговоры США и Ирана в Вене. Это почти неизбежно повлечет за собой трения и возможный раскол с администрацией Байдена, что в глазах Нетаниягу также полезно в свете его политической цели. Сначала он создает конфронтацию с США, а затем позиционирует себя в качестве единственного игрока, способного ее разрядить.

    Иран всегда был определяющим фактором политической карьеры Нетаниягу. Независимо от того, считают ли его трезвым реалистом, который видит иранскую угрозу такой, как она есть, или заслуживающим насмешки лжепророком, изображающим себя спасителем западной цивилизации, нет никаких сомнений, что конфронтация с Ираном – главный и основополагающий принцип политической жизни Нетаниягу.

    Эта расхожее мнение основано на простом и ясном понимании его действий, на размахе, с которым он делает свои заявления, на его высокомерии, злорадстве и самовозвеличивании. Это также подтверждается беспрецедентной практикой полуофициального принятия на себя ответственности за недавние и успешные действия против Ирана – практика, которая предполагает, что Израиль намеренно нагнетает ситуацию, чтобы спровоцировать Иран на ответные действия.

    Пока Израиль наносит удары по ядерной инфраструктуре Ирана, но хранит по этому вопросу молчание, Иран может без особого шума принять эти удары, считая, что они находятся в рамках неинтенсивной кампании, которая ведется по неписаным правилами эскалации конфликта и общественного поведения.

    Но когда Израиль – согласно «израильским источникам», широко цитируемым в международных СМИ – наносит в Красном море удар по иранскому судну «Савиз», затем посредством взрыва вызывает сбой ядерного реактора в Натанзе и заявляет, что он «не считает себя обязанным заключать какое-либо соглашение с Ираном», как сказал на прошлой неделе Нетаниягу, – тогда Иран может решить, что просто обязан нанести ответный удар.

    Но общепринятое мнение не всегда является правильным или единственным объяснением многогранной ситуации. Контекст в этой ситуации много шире.

    Независимо от того, что экспертам представляется главными целями Нетаниягу, и не исключая возможных скрытых мотивов, эта фаза эскалации в последние два с половиной года – с мая 2018-го, когда президент Дональд Трамп в одностороннем порядке вывел США из иранской ядерной сделки, – беспрерывно нарастала.

    В этот период Израиль расширил «кампанию между войнами» на другие сферы. В течение этого периода кампания против иранских объектов, которая велась в основном с воздуха, а иногда на суше, а также кибервойна, была расширена до морских операций, дальнейших воздушных атак и точечных ликвидаций на иранской земле.

    В этом смысле происходящее в последние несколько дней – это не качественная эскалация и не «кампания между войнами». Это – война.

    «Высокопоставленные источники» и «источники в разведывательных кругах» использовали в течение последних 48 часов термины «контролируемая эскалация» и «поэтапная эскалация». Это очень красивые и умные концепции, которые подходят для теории международных отношений или университетских курсов военной истории. В реальной жизни они практически ничего не значат и основаны на частичной осведомленности об истинных намерениях и дальнейших действиях другой стороны.

    На самом деле никто не контролирует эскалацию. Тем не менее, представляется очевидным, что Нетаниягу считает относительную эскалацию оправданной и нужной для того, чтобы разъяснить Ирану, что независимо от того, что происходит в Вене или в последующих раундах переговоров, Израиль продолжит оказывать на него давление. Но у этого расчета есть неизбежный и существенный недостаток: трения с Вашингтоном.

    С мая 2018 по январь 2021 года Израиль действовал в политическом вакууме. Трампу было на все наплевать, серьезных и реальных попыток возобновить сделку, изменить ее или представить «лучшую сделку», как радостно, но без всяких оснований хвастались на протяжении многих лет и Трамп, и Нетаниягу, просто не было. С тех пор, как к власти пришла администрация Байдена, дипломатического вакуума больше не существует, и США активно добиваются заключения соглашения.

    В настоящее время переговоры в Вене, похоже, продвигаются медленно. Разногласия касаются не только последовательности ходов, но и двух других основных компонентов.

    Во-первых, это неядерные санкции, включающие в себя более 1200 санкций, введенных США по неядерным вопросам. Эти санкции в отношении компаний, импорта, физических лиц и финансовых операций не имеют отношения к проблемам, связанным с ядерной областью. Проблема в том, что они вытекают из законодательства конгресса США о борьбе с терроризмом и его поддержке, поэтому для их отмены требуется согласие конгресса.

    Во-вторых, американцы просят изменить первоначальное соглашение или подписать отдельное соглашение, которое охватывает разработку и производство баллистических ракет, а также дестабилизирующее использование марионеток Ирана и террористической деятельности во всем регионе.

    Предположительно, эти требования согласуются с критикой, с которой Израиль выступил против первоначального соглашения, и по этой логике Израиль кровно заинтересован в серьезном диалоге с США и своем вкладе в ведение переговоров. Этого не произошло по разным причинам. Нетаниягу с большим недоверием относится к президенту Джо Байдену и, похоже, считает, что из конфронтации с США он извлечет больше выгоды, чем из умеренного влияния на содержание соглашения, против которого он в принципе выступает.

    Все признаки указывают на то, что Нетаниягу, если он останется премьер-министром, будет повторять схему, которой он следовал в 2015 году: оппозиция любому соглашению, выставление попыток США к умиротворению просто беспомощными, противостояние Байдену, разжигание конфликтных ситуаций в конгрессе. Однако в 2021 году ситуация будет совершенно иной, чем в 2015-м.

    По сути дела, между Израилем, Саудовской Аравией и Эмиратами нет никакого союза. Саудовская Аравия относится к США с недоверием, тем временем Объединенные Арабские Эмираты ведут постоянный диалог с Ираном, а Нетаниягу, который в течение многих лет монополизировал иранский вопрос, теперь оставил Израиль в полном одиночестве. В Белом доме – демократы, и как минимум до ноября 2022 года они будут контролировать обе палаты конгресса. Таким образом, рычаги власти Нетаниягу сильно ослаблены.

    Это предполагает пересмотр политики Израиля и честную попытку вовлечь США в серьезный диалог, прежде чем пускать в ход эскалацию в качестве последнего средства. Но это, конечно, если не следовать расхожему мнению о ситуации.

    (Утром 13 апреля политобозреватель «ХаАрец» Йоси Вертер опубликовал статью под заголовком «Ряд событий в Иране вызывает ощущение, что Нетаниягу полностью слетел с катушек»: «Биньямин Нетаниягу всегда считался главой правительства, который не рвется в бой. Он осторожен в применении силы. Когда ему навязан конфликт, он старается быстрее его закончить, не обостряя и не углубляя. Так он вел себя в течение всех 12 лет у власти. Сегодня, в столь критическое время для его личного и политического будущего, появляется все больше подозрительных признаков, опровергающих такое мнение.

    В политической системе и системе обороны идет открытое обсуждение возможного сценария, по которому Нетаниягу хочет начать войну, чтобы создать правительство чрезвычайного положения.

    Все это должно встревожить граждан Израиля. Бывшие и нынешние руководители системы обороны хорошо осознают происходящее. По ночам они не могут уснуть» – прим. «Детали»).

    Алон Пинкас, «ХаАрец». М.Р. На фото: Нетаниягу с министром обороны США Ллойдом Остином (12.4.21). Фото: Коби Гидеон, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend