Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Марк Найман, GPO
    Фото: Марк Найман, GPO

    Они не постсионисты-самоубийцы, не какие-то неосионисты. Просто левые сионисты

    Оде Бишарат был ошеломлен. Он не понимал, как случилось, что два публициста «ХаАрец» написали статьи, которые резонировали не с палестинским нарративом, а с правдой их народа и их родины.


    «Что здесь происходит?» – подумал он. Как это – Ури Мисгав выступает за развитие Голанских высот и против арабов, которые убивали евреев в 1948 году, а Моран Шрир говорит, что это хорошо, что мы не спустились с Голанского плато.

    Не иначе как сионисты проникли в редакцию «ХаАрец» и хотят, чтобы государство продолжало существовать. Настоящая проблема.

    Ближе к концу своей статьи Бишарат пишет: «Люди, которых я назвал «братья, которых не родила моя мать», пошли пасти стада на чужих поля». Но это не так.


    Мисгав и Шрир не отправились на чужие поля. И они не «склоняются вправо», как он написал. Они пасут свое стадо на поле левых сионистов, которые всегда боролись с теми, кто хочет уничтожить сионистский проект.

    Мисгав и Шрир просто не в восторге от утопической идеи «одного государства», в котором они станут меньшинством и судьба которого ясна: депортация или кровопролитие.

    Мисгав и Шрир хотят, чтобы Израиль продолжал существовать в условиях безопасности как еврейское и демократическое государство. Они за создание палестинского государства, которое будет мирно жить бок о бок с нами. Они не постсионисты-самоубийцы и не неосионисты, как их назвал Гидеон Леви. Это сионистские левые с давними традициями, которые хотят жить здесь в мире и безопасности.

    В своей статье Бишарат удивляется, что слова Шрира были опубликованы в «ХаАрец», а не в «Исраэль ха-йом», и это уже немного обидно. «ХаАрец» – это не «Исраэль ха-йом» наоборот.

    У нас нет идеологического монолита. У нас есть авторы, придерживающиеся разных мнений. Вот факт: Бишарат, Леви, Мисгав, Шрир – пишем в одной газете.

    Арье  Дери – жертва пиара


    Все мы до сих пор помним осуждение Арье Дери за взяточничество при отягчающих обстоятельствах в 1999 году и его заключение в тюрьму.

    Поэтому первым инстинктивным позывом является противодействие сделке о признании вины, подписанной между ним и юридическим советником правительства Авихаем Мандельблитом. Кажется естественным требование, чтобы он предстал перед судом без сделки, получил по приговору  тюремное заключение с параграфом «позорности» преступления, чтобы он был отстранен от политической жизни как минимум на семь лет.

    https://detaly.co.il/ot-mega-dela-protiv-are-deri-ostalsya-obglodannyj-ostov/


    Но если подумать: ведь сам Мандельблит сказал, что из тяжелых преступлений, которые полиция и прокуратура приписывали Дери шесть лет назад (взяточничество, мошенничество, кража и отмывание денег), «не осталось ничего, даже мыши». Другими словами, речь идет о грандиозных ложных обвинениях, которые появились в погоне за пиаром и заголовками в СМИ.

    В ходе расследования (шесть лет!) прокуратура обнаружила, что может взяточничество и мошенничество переквалифицировать в налоговые правонарушения, чтобы уж совсем не освобождать Дери от ответственности.

    Затем она спустилась еще этажом ниже и в сделке о признании вины говорит о мелких налоговых правонарушениях, связанных с халатностью и отсутствием отчетности. Отсюда следует, что сделка о признании вины была заключена не для того, чтобы спасти Дери, а для того, чтобы спасти прокуратуру от большого позора.

    «Жить рядом с "короной"»

    Министр финансов отказывается ужасаться «омикрону». Он говорит, что не будет раздавать компенсации бизнес-сектору за легкие ограничения, которые будут введены в ближайшее время, и поэтому он должным образом выполняет роль министра финансов, который должен быть жестким казначеем, изо всех сил защищающим государственную казну.

    Под его влиянием «коронакабинет» решил принять лишь умеренные ограничительные меры. Скопления людей решили не ограничивать, что спасло мир культурных мероприятий и представлений. Торговые центры тоже, по сути, не ограничены. «Зеленый паспорт» будут проверять только при входе в крупные магазины.

    Либерман говорит, что надо научиться жить рядом с «короной». Он видит восстановление экономики, сокращение бюджетного дефицита, сокращение безработицы и экономический рост, и он хочет сохранить этот импульс. Ведь о нем будут судить по безработице и росту, а не по количеству больных «омикроном».

    Нехемия Штрасслер, «ХаАрец», И.Н. Фото: Марк Найман, GPO √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend