Он сбежал в Израиль, опасаясь за свою жизнь - но был схвачен в Праге | detaly.co.il
    Воскресенье 27.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    prague-pixabay

    Он сбежал в Израиль, опасаясь за свою жизнь — но был схвачен в Праге

    "Детали" продолжают публикацию эксклюзивных материалов об израильтянах, которых в разных странах ожидает экстрадиция или тюремное  заключение. Сегодня мы расскажем о Дмитрии Варыгине. Израильтянин, новый репатриант, он уже полтора года вынуждено живет в Праге - после того, как был задержан местными властями прямо на выходе из самолета, прибывшего из Израиля. И хотя суд не оставил его за решеткой, дело его все еще не закрыто.

    "Я трижды обращался в израильское консульство в Праге, надеясь получить  хоть какую-то помощь и поддержку, но каждый раз натыкался на каменное равнодушие консульских сотрудников. Они говорили, что это – моя проблема, и я сам должен с ней разбираться", - сказал Дмитрий Варыгин в беседе с "Деталями".

    До июля 2016 года он жил в Тамбове, вел там бизнес, будучи учредителем и гендиректором компании. По его словам, фирму у него потом «отжали»: рейдерский захват для России не является чем-то из ряда вон выходящим, особенно если захватчик работает в полиции. Варыгин рассказал, что после этого группа бывших полицейских вымогала у него крупную сумму денег, а получив отказ, его похитили, держали несколько дней в заточении, избивали и пытали, угрожали ему и членам его семьи. Ему удалось сбежать, лишь когда они попытались перевести похищенного в соседнюю область.

    Конечно, это – лишь его слова. Но и уголовное дело против него тоже построено только на словах, точнее – на показаниях того, кого Варыгин называет лицом, отнявшим у него дело. Так что, как минимум, нельзя исключать, что дело сфабриковано. Был подан запрос в Интерпол с просьбой включить Варыгина в красный список разыскиваемых преступников. И когда Дмитрий прилетел в Прагу 7 марта 2019 года, его задержали прямо у трапа самолета.

    Первые полгода он прожил в специальном лагере для беженцев - соискателей политического убежища, который находится в 20 км от города Брно. Затем из-за каких-то проблем с документами получил предписание покинуть лагерь. Тогда его перевели в депортационный лагерь «Бела Йезова». Прожив в нем некоторое время, Дмитрий переселился в Прагу.

    Дмитрий Варыгин после побега

    - Живу я за счет того, что мне присылают родители. Они живут в Израиле, переводят деньги на мою израильскую кредитную карту. Время от времени друзья и родственники помогают. Как-то перебиваюсь, - рассказывает Варыгин. - Все это очень тяжело. У меня мама онкобольная, а отец - пенсионер, но вынужден подрабатывать, чтобы мне помогать.

    - После того, как вас задержали, вы связывались с израильским консульством в Праге?

    - Связывался трижды. Сначала сразу после задержания. Меня выслушали, посочувствовали и сказали, что ничем помочь не могут, а мне надо искать хорошего чешского адвоката.

    Это был первый мой опыт общения с израильским дипломатическим представительством. Но если там меня особо слушать не стали, то на суде, где рассматривалось изменение меры пресечения, все сложилось по-иному. Я попросил судью дать мне хотя бы пять минут на объяснение ситуации. Она сначала не хотела ничего слушать, потому что это сугубо автоматическая процедура и, как показывает практика, задержанных всегда отправляют в тюрьму, где они ждут экстрадиции. Но все же она мне дала пять минут, которые растянулись на полчаса: судья меня не просто выслушала, но стала задавать вопросы, а потом, что шокировало присутствующих, приказала полицейским снять с меня наручники и освободить прямо в зале суда! Переводчик, который переводил мои ответы, потом признался, что такое видит впервые: ведь у меня нет никакой собственности в Чехии, нет места работы, нет денег, чтобы выйти под залог… Тем не менее, меня отпустили - правда, без права покидать пределы Чехии до вынесения окончательного решения. Но зато я не должен сидеть в тюрьме!

    Через день после этого я вновь отправился в консульство. Пришел туда, объяснил ситуацию в приемной, мне опять сказали, что ничем помочь не могут и я сам должен решать свою проблему. А третий контакт состоялся зимой прошлого года – тут уж меня почти вытолкали из консульства взашей. А пришел я к ним, чтобы выяснить, нет ли возможности получить израильский паспорт. Девушка, которая принимала у меня заявление, позвала другую сотрудницу, видимо, ее начальницу. Дама средних лет с крашеными волосами даже не представилась, сказала только - мы про вас все знаем, это ваша проблема, идите отсюда, к нам вы никакого отношения не имеете, прием окончен, до свиданья. Развернулась и ушла, всем своим видом дав понять, что я ее не интересую.

    • Следует уточнить, что загранпаспорт в таком случае выдать нельзя, потому что с ним человек может совершить побег, то есть  нарушить чешское законодательство. Но Варыгин утверждает, что просить паспорт не собирался, а хотел лишь прояснить возможность его получения в будущем

    Мне было очень обидно. У меня создалось впечатление, что представители чешской правоохранительной системы ко мне относятся лучше, чем работники израильского консульства! Мне прокурор объясняла: "У нас к вам претензий нет. Но есть запрос из России, а из Израиля по вашему поводу ничего не пришло - ни звонка, ни запроса, ни обращения с просьбой разобраться. Так какой же смысл чешской стороне ссориться с российской, отказывая в экстрадиции, если Израиль, страна вашего гражданства, не проявляет заинтересованности в вашей судьбе?" Это было мне сказано прямым текстом в кабинете у прокурора, где проходил допрос.

    - Когда происходило то, о чем вы рассказали – отъем бизнеса, попытка вас посадить?

    - Накануне отъезда в Израиль. По сути, я спасал свою жизнь, скажу прямо. Я приехал в Израиль по туристической визе, и оформлял гражданство уже в стране, потому что это был единственный шанс уцелеть - ведь меня везли убивать, как я понимаю. У меня в семье такая трагедия уже случалась: моя двоюродная сестра и ее муж были зверски убиты в Тамбове более десяти лет назад. Они тоже занимались бизнесом, у них тоже, как и у меня, была крупная компания.

    - А почему вы раньше не уехали, хотя бы после трагедии с вашими близкими?

    - В 2002 году я приезжал в Израиль по программе "Таглит", и после этого мы с женой приняли решение об объезде – но хотелось подзаработать, чтобы приехать не с пустыми карманами. И этот процесс сильно затянулся. И, конечно, я не предполагал, что со мной такое может случиться, что кто-то захочет меня ограбить и посадить…

    - Не кажется ли вам, что, занимаясь бизнесом в России, о таком сценарии надо думать всегда?

    - Теперь я понимаю, что – да. Оказалось, что всего можно лишиться в один момент. В результате я приехал в Израиль ни с чем, в кармане у меня было около 150 долларов, даже остановиться было негде, и первое время, примерно полгода, пока гражданство не получил, я жил у знакомой, которая в свое время в Тамбове руководила отделением Сохнута. Получив гражданство, устроился на работу, смог сам себя обеспечивать, а еще через месяц приехали родители. Три года работал в очень хорошей компании в Реховоте – в филиале "Дженерал моторс". Меня там ценили, до сих пор помнят и переживают за меня. Они пытались ходатайствовать в вышестоящие инстанции, но ответа не получили.

    - Сколько времени вам еще придется провести в Чехии?

    - О времени никто не говорит. Я здесь уэе полтора года. Сейчас документы лежат на столе у министра юстиции Чехии Марии Бенешовой. Моя судьба – в ее руках, потому что, согласно чешскому законодательству, решение об экстрадиции принимает министр юстиции, независимо от решения суда.

    Судебное рассмотрение носит формальный характер, единственное, что там проверяют – не преследуется ли задержанный по политическим мотивам, из-за своей сексуальной ориентации или из-за религиозных убеждений. В остальные подробности дела не вникают. Каких-либо сроков, в течение которых министр юстиции должен принять решение, нет, это может произойти и на днях, и через год или полтора, в зависимости от конъюнктуры.

    Реакции:

    На запрос «Деталей» министерство юстиции Чехии ответило: «Мы подтверждаем, что в отношении данного лица процедура экстрадиции еще не завершена. 2 октября 2019 года городской суд Праги постановил, что его экстрадиция в Россию допустима. Данное лицо обжаловало решение городского суда в Верховном суде в Праге, но апелляция была отклонена 29 ноября 2019 года. Дело передано министру юстиции для принятия решения - разрешить экстрадицию или нет. Решение пока не принято».

    На запрос «Деталей» посольство России в Чехии ответило: «В связи с Вашим обращением сообщаем, что в соответствии с пунктом 2 статьи 36 действующей консульской конвенции между СССР и ЧССР от 27 апреля 1972 года компетентные власти государства пребывания немедленно уведомляют соответствующее консульское должностное лицо представляемого государства об аресте или задержании в иной форме гражданина представляемого государства. Согласно пункту 1 Протокола к упомянутой конвенции, такое уведомление производится в течение трех дней со времени ареста или задержания. Чешская сторона не уведомляла посольство о задержании в Чехии Д. Варыгина. Обращений за консульской помощью от Д. Варыгина или его законных представителей в посольство не поступало. По вопросам, связанным с арестом и содержанием под стражей на территории Чехии иностранных граждан, рекомендуем обратиться в министерство юстиции Чехии».

    На запрос «Деталей» МИД Израиля ответил: «Мы предлагаем Дмитрию обратиться в израильское представительство, чтобы получить необходимую ему консульскую помощь».

    Марк Котлярский, Элла Агаронова, «Детали».  Фото: Pixabay

    Фотографии предоставлены Дмитрием Варыгиным

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend