Тайная история израильско-саудовских отношений

Что бы ни говорили о визите на этой неделе президента США Джо Байдена в Саудовскую Аравию и Израиль, в ходе которого он попытается продвигать нормализацию отношений между двумя странами, правда заключается в том, что тот, кому полагается отдать должное за сближение между Эр-Риядом и Иерусалимом, – это принц Бандар ибн Султан.


73-летний Бандар – сын наследного принца Султана ибн Абдул-Азиза (умер в 2011 году, не успев стать правителем страны) и женщины эфиопского происхождения. Его дед, Абдул-Азиз аль-Сауд, был основателем саудовской династии и первым королем Саудовской Аравии.

Бандар в молодости проходил обучение и подготовку в ВВС Великобритании и США и в 1977 году, будучи боевым летчиком, попал в авиакатастрофу. Затем он уехал в США, учился в Университете Джонса Хопкинса и в 1983 году был назначен послом Саудовской Аравии в Вашингтоне. Там он также постепенно начал налаживать связи с Израилем.

Вначале контакты были опосредованными, в основном через руководителей еврейских организаций в США. Сам факт встреч с ними посла Саудовской Аравии был не тривиален. В то время ваххабитское королевство запрещало евреям въезд на свою территорию.


Позже Бандар сказал своим израильским собеседникам, что причиной завязывания отношений было его желание понять, как действуют еврейские организации и как они влияют на американские власти. Он хотел создать саудовскую сеть влияния в Соединенных Штатах, подобную израильской.

AP Photo/Ron Edmonds

Действительно, благодаря своим способностям Бандар наладил тесные личные связи с президентами Рональдом Рейганом и особенно с Джорджем Бушем-старшим и Джорджем Бушем-младшим. Лобби, которое он создал в Вашингтоне, даже помогло ему отразить сопротивление AIPAC и Израиля некоторым сделкам Саудовской Аравии с Соединенными Штатами по поставкам оружия.

Бандар стоял за серией сделок на десятки миллиардов долларов, включая покупку истребителей F-15 и F-16, а также самолетов разведки и оповещения AWACS. Его имя также упоминается в связи с крупной скандальной сделкой с Великобританией, в рамках которой его подозревают в получении взятки («комиссионных») в размере 1 млрд фунтов стерлингов.

После терактов 11 сентября 2001 года связи Бандара с семьей Буш ударили по нему бумерангом. Тот факт, что Усама бен Ладен был саудовцем и что в теракте участвовали саудовские террористы, получившие пожертвования от саудовских фондов, вызвал огромное возмущение американской общественности по поводу королевства в целом и посла в частности.

От инициативы к контактам

Начало участия Саудовской Аравии в попытках положить конец израильско-арабскому конфликту часто относят к 2002 году, когда была представлена ​​«арабская мирная инициатива». На деле это началось намного раньше.

Еще в 1981 году наследный принц Фахд (который через год стал королем) инициировал план установления мира между Израилем и арабскими государствами. План, принятый через год Лигой арабских государств, состоял из восьми пунктов, основными из которых были полный уход Израиля со всех территорий, оккупированных в 1967 году, признание права на возвращение палестинцев или выплата компенсаций тем, кто не захочет возвращаться, создание независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме, свобода поклонения верующим всех религий в святых местах и демонтаж всех поселений.

План был отвергнут премьер-министром Менахемом Бегином, но в нем имелось несколько новшеств, главные из которых: фактическое признание Израиля в границах 4 июня 1967 года и отмена «Трех нет» Хартумской конференции от августа 1967 года – «ни признания, ни переговоров, ни мира».

План Фахда стал основой для развития отношений с Израилем по инициативе принца Бандара, который два года спустя был назначен послом в Соединенных Штатах. Первая встреча Бандара с высокопоставленным израильским деятелем, главой «Моссада» Шабтаем Шавитом, состоялась в первой половине 1990-х годов, после первой войны в Персидском заливе и избрания Ицхака Рабина премьер-министром.

С тех пор и по сегодняшний день в течение примерно 30 лет руководители «Моссада», а также по крайней мере два премьер-министра – Эхуд Ольмерт и Биньямин Нетаниягу – встречались с официальными лицами Саудовской Аравии, но не с самим королем.

Встречи проходили в основном в Европе, а также в Иордании, Египте, а в последние годы и на территории самой Саудовской Аравии. После Шавита с принцем Бандаром также встретились Эфраим Галеви и Меир Даган. Во времена последнего Саудовская Аравия во главе с регентом (а позже королем) Абдаллой продвигала упомянутую арабскую мирную инициативу.

Инициатива фактически повторила «план Фахда», но также расширила его, впервые поддержав нормализацию отношений с Израилем. Эту инициативу также одобрила Лига арабских государств.

То, что тогда подтолкнуло к созданию тайных связей, было тремя проблемами, которые по сей день остаются краеугольным камнем израильско-саудовских отношений: общий страх перед ядерной программой Ирана, стремление Ирана к региональной гегемонии и желание Саудовской Аравии вооружиться новейшими технологиями и оружием.

Еще один исторический момент, который еще больше укрепил отношения, настал в 2005 году, когда Бандар закончил свой срок пребывания в Вашингтоне и был назначен главой Совета национальной безопасности Саудовской Аравии. В 2012 году он также был назначен главой национальной разведки и до 2015 года занимал обе должности попеременно. В этом качестве он участвовал в открытых и тайных дипломатических действиях по многим вопросам на Ближнем Востоке, касающимся Ирана, Ливана, гражданской войны в Сирии и вмешательства России и, конечно же, Израиля и палестинцев.

Переговоры Бандара с Даганом, а затем и его встреча с Ольмертом в Аммане, столице Иордании, вращались главным образом вокруг Ирана. Принц, да и вся саудовская монархия, уже тогда воспринимали Исламскую Республику и ее поддержку шиитов в Бахрейне, Ираке, Сирии и Ливане как наибольшую угрозу для себя. По этой причине они призвали Израиль принять все возможные меры, чтобы сорвать ядерную программу.

Даган, по данным зарубежных изданий, добивался на переговорах согласия Эр-Рияда на пролет самолетов ВВС ЦАХАЛа через территорию Саудовской Аравии, если Израиль решит атаковать в Иране. Непонятно, каков был ответ саудовцев, но можно предположить, что до тех пор, пока такая атака не будет разоблачена, они не будут против.

Кроме того, Саудовская Аравия считает президента Сирии Башара Асада врагом и ее разведка даже несколько раз инициировала планы его убийства. Поэтому Эр-Рияд не пролил слезы, когда Израиль атаковал ядерный реактор в Дейр-эз-Зоре в сентябре 2007 года.

Во время Второй ливанской войны Саудовская Аравия призывала Израиль нанести сильный удар по «Хизбалле», не позволяла арабским государствам действовать, чтобы положить конец войне, и была разочарована, когда Израиль согласился на прекращение огня. Саудовская Аравия не менее ненавидит «Хизбаллу» и считает ХАМАС опасным врагом, угрожающим стабильности в регионе.

От контактов к встречам

«Хизбалла», Иран и ХАМАС были в центре контактов Бандара во время пребывания Тамира Пардо на посту главы «Моссада», начиная с 2011 года.

По данным зарубежных изданий, Пардо встречался с принцем в Европе, в том числе в его поместье в Британии. Самая важная встреча состоялась в августе 2014 года, когда завершилась операция «Несокрушимая скала». Тогда принц вызвал в Саудовскую Аравию высокопоставленных представителей оборонного ведомства.

Это был первый случай, когда израильтяне, занимающие официальные должности, прилетели в королевство. Они прибыли на частном самолете, который остановился на несколько минут в Аммане, а оттуда направился во дворец Бандара в Джидде.

Там с одобрения короля Абдаллы стороны долгими часами обсуждали далеко идущую инициативу, призванную установить мир на Ближнем Востоке. Бандар сформулировал дорожную карту для соглашения с палестинцами, которая была основана на предыдущих мирных инициативах, но на этот раз Израилю была предоставлена ​​​​возможность внести изменения в схему.

Тогда же министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал направил примирительное послание, в котором обвинил ХАМАС в ответственности за разрушение сектора Газа и призвал к сосуществованию с Израилем.

На секретных переговорах в Джидде Бандар предложил, чтобы министр иностранных дел аль-Фейсал и премьер-министр Биньямин Нетаниягу на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2014 года в присутствии всех арабских министров иностранных дел представили дорожную карту, ведущую к израильско-палестинскому мирному урегулированию и нормализации отношений между Израилем и большинством арабских стран.

Поскольку встреча затянулась, Бандар приказал доставить израильскую делегацию обратно в Израиль на своем частном самолете – роскошном аэробусе с золотыми аксессуарами. Руководители израильских силовых структур поспешили доложить Нетаниягу о переговорах, и он дал согласие.

Впоследствии Нетаниягу дважды сам летал в Европу, чтобы лично услышать от Бандара подробности предложения, и в конце встреч сообщил саудовскому принцу, что человеком, который теперь станет вести контакты от его имени, будет его личный посланник, адвокат Ицхак Молхо.

Но дни шли, а ничего не происходило. Нетаниягу испугался, и еще одна историческая возможность для регионального урегулирования была упущена. Разочарованный Бандар почувствовал себя униженным, что передают его слова: «Он (Нетаниягу) считает себя Черчиллем, но он не Черчилль. Он не может все время лгать всему народу». Он разорвал связи с Израилем и в 2015 году ушел в отставку, оказавшись лишним при дворе нового короля Салмана.

Место Бандара как самого важного человека в королевстве, не только по отношениям с Израилем, занял наследный принц Мухаммад ибн Салман. Ибн Салман представляет новое поколение в Саудовской Аравии. Он полон решимости привести страну в новую эру и уменьшить среди прочего зависимость ее экономики от нефтяной промышленности.

AP Photo/Amr Nabil

Он тоже, как и его предшественники, а может быть, и в большей степени, видит в Иране наибольшую угрозу. И после того как Ибн Салман вышел на арену, саудовско-израильские отношения продолжали процветать, связи велись через «Моссад», и он встречался с Нетаниягу, Коэном и главой Совета национальной безопасности Меиром Бен-Шабатом.

На одной из встреч, которую Израиль предал огласке к неудовольствию принца, эти трое прилетели в курортный город Неом на северо-западе королевства, на берегу Красного моря. Можно предположить, что с высокопоставленными саудовцами встречались и высшие офицеры ЦАХАЛа, в том числе тогдашний начальник Генштаба Гади Айзенкот.

От встреч к бизнесу

И сегодня те же вопросы и интересы находятся в центре контактов Иерусалима и Эр-Рияда: обмен политическими оценками, обмен разведданными, совместная борьба с Ираном, «Хизбаллой», Сирией, ХАМАСом, «Аль-Каидой» и ИГ.

Саудовская Аравия также все чаще приобретает у Израиля военное снаряжение и технологическое оборудование, кибер- и разведывательные инструменты, в том числе печально известную шпионскую программу компании NSO Pegasus. В последнее время участились сообщения о том, что Саудовская Аравия рассматривает возможность покупки систем ПВО у Израиля.

Министр обороны Бени Ганц заявил несколько дней назад на встрече с военными журналистами, что за последние два года израильские компании и министерство обороны подписали контракты на поставку оружия и оборонных товаров с суннитскими странами (не включая Иорданию и Египет) на сумму 3 миллиарда долларов.

Можно предположить, что значительная часть этой суммы поступила из Саудовской Аравии. В то же время наблюдается ускорение бизнеса в гражданской сфере: сотрудничество в отраслях сельского хозяйства, водоснабжения, медицинского оборудования и высоких технологий. В последние месяцы сотни израильтян с иностранным гражданством свободно путешествуют в Саудовскую Аравию, и гражданские самолеты, направляющиеся в Израиль из стран Залива и из Израиля туда, проходят через ее воздушное пространство.

Во время своего визита на Ближний Восток Байден будет стремиться организовать соглашение о региональном сотрудничестве с Израилем, Саудовской Аравией, странами Персидского залива, Египтом, Иорданией и Ираком в области защиты от иранских ракет и беспилотных самолетов.

При всей торжественности, которая сопровождает визит, важно подчеркнуть, что, даже если контурное соглашение будет достигнуто, оно не будет официальным оборонным союзом до тех пор, пока не будет достигнут прогресс в политическом урегулировании с палестинцами и пока Салман – король Саудовской Аравии.

Обращение к пресс-секретарю Биньямина Нетаниягу с просьбой дать реакцию на статью осталось без ответа.

Йоси Мельман, «ХаАрец», И.Н. На снимке: принц Бандар ибн Султан в 2008 году. В тексте: принц Бандар ибн Султан с президентом Бушем-старшим, принц Мухаммад ибн Салман.
Фото: AP Photo/Hassan Ammar, AP Photo/Ron Edmonds и AP Photo/Amr Nabil √

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Репатрианты из России уходят на пенсию, работать некому»

«Нехватка рабочих в авторемонтных мастерских – серьезная проблема. Я остался вообще без работников, –...

Технологии

Мартин Купер – еврей, сын беженцев из Украины, который своим изобретением изменил жизнь всего человечества

3 апреля 1973 года на углу улицы в центре Манхэттена стоял Мартин Купер. Он собирался сделать первый звонок с...

МНЕНИЯ