Главный » В Мире » Ближний Восток » «Оманское досье»: окно Израиля в Иран

«Оманское досье»: окно Израиля в Иран

В Омане спешно короновали нового монарха после смерти султана Кабуса Бин-Саида ас-Саида, который правил страной пятьдесят лет (дольше всех действующих лидеров в арабском мире). Это признак того, что в этом государстве Персидского залива главным было обеспечить плавную передачу власти и придать ощущение стабильности после кончины правителя.

Важный вопрос для Израиля сегодня заключается в том, пойдет ли преемник Кабуса, 65-летний Хайтман Бин-Тарик ас-Саид (двоюродный брат покойного султана) по стопам своего предшественника с точки зрения внешней политики Омана вообще и его тесных отношений с Израилем, в частности. Эти отношения культивировались в условиях строгой секретности, которые десятилетиями управлялись израильской внешней разведкой - «Моссадом». У Кабуса были веские основания ценить эти связи: израильские спецслужбы помогали ему сохранять его место на троне.

Оман -  страна с населением 4,5 миллиона человек и довольно обширной территорией, в 15 раз превышающей размеры Израиля, занимающая геостратегически важное положение. Север страны выходит на Ормузский пролив, контролируя Персидский залив, через который проходит 20 процентов мировой нефти. Оман граничит с Йеменом, Саудовской Аравией и Объединенными арабскими эмиратами. Менее 200 км – ширина Оманского залива - отделяют столицу Маскат от материковой части Ирана.

Особенное местоположение и история Омана были причинами сближения Омана с Израилем еще в 1960-е годы. Кабус пришел к власти в результате бескровного государственного переворота при поддержке британского правительства. В результате переворота был свергнут отец Кабуса, султан Саида Бин-Таймур. Кабус был выпускником британской королевской военной академии в Сандхерсте и проходил службу в британской армии.

Первые контакты, проложившие путь оманско-израильским отношениям, были инициированы группой бывших британских агентов и командиров спецназа, причем все это началось в Йемене.

В 1963 году группа молодых йеменских офицеров свергла йеменскую монархию и объявила страну республикой. Их поддержал президент Египта Гамаль Абдель Насер. В результате началась гражданская война. Египетская армия вступила в войну на стороне республиканцев, применив химическое оружие против роялистов.

Йеменским роялистам помогали Саудовская Аравия и британская команда во главе с легендарным полковником Второй мировой войны Дэвидом Стерлингом, основателем Special Air Service (SAS), модель которой впоследствии переняли многие спецслужбы мира, включая израильский спецназ генштаба.

Стерлинг работал вместе с полковниками Джимом Джонсоном и Дэвидом Смайли, ветераном различных секретных британских операций во время Второй мировой войны, включая миссии в Палестине и Сирии.

На определенном этапе во время гражданской войны в Йемене Джонсон попросил Нахума Адмони, тогда молодого сотрудника «Моссада», и тогдашнего командующего израильскими ВВС Эзера Вейцмана помочь британским силам и поддержать роялистов. Оба согласились. Впоследствии Адмони стал директором «Моссада», а Вейцман - седьмым президентом Израиля.

Агент «Моссада» и полковник ВВС Израиля Зеэв Лирон был отправлен в штаб-квартиру Смайли в Йемене для изучения ситуации на месте. Лирон добирался туда по воздуху, а потом через территорию Йемена под вымышленным именем. Это было трудное путешествие верхом на мулах, и по возвращении он порекомендовал участие Израиля в операции. Пилоты израильских ВВС совершили 14 крайне опасных полетов на транспортном самолете, они сбрасывали с воздуха оружие и боеприпасы силам роялистов.

Гражданская война в Йемене закончилась в начале 1967 года, и роялисты потерпели поражение. Тем не менее, египетская армия не праздновала победу. Она показала себя плохо, моральный дух был очень низким, и йеменское болото было одной из причин блестящей победы Израиля в Шестидневной войне в июне 1967 года.

Но война привела к более тесным связям между Смайли и Адмони, что привело к тайным отношениям с Маскатом. Смайли, который служил военным советником султана Омана, посоветовал Кабусу связаться с Израилем. Кабус был заинтересован, и представители отдела «Тевель» (подразделение «Моссада», которое отвечает за тайные отношения с арабскими и мусульманскими государствами, не имеющими дипломатических отношений с Израилем) стали время от времени встречаться с оманскими коллегами.

Оман стал третьей арабской страной (после Ливана и Иордании), которая установила тайные отношения с «Моссадом».

В Иордании эти связи инициировал король Хусейн, а в Ливане - президент Камиль Шамун, которому после отставки израильские спецслужбы даже дали разрешение охотиться вблизи израильской границы.

В 1975 году отношения между Израилем и Оманом вышли на новый уровень. Силы радикального социалистического Южного Йемена (НДРЙ) вторглись в область Дофар на юге Омана, чтобы поддержать мятежные группировки. Британия и Иран, которым тогда правил шах, пытались подавить восстание, но тщетно. Израильские военные советники, координируемые директором «Моссада» Эфраимом Галеви, были направлены в Оман, чтобы помочь в подавлении восстания.

Этот эпизод был классическим и удачным примером сближения национальных интересов между Израилем и Оманом. Маскат должен был защищать свою территориальную целостность и суверенитет. Для Израиля Южный Йемен - враждебное государство, где находилось множество баз и тренировочных лагерей палестинских террористов. Угонщики самолета в Энтеббе также базировались там. Кроме того, НДРЙ стратегически угрожал одному из ключевых маршрутов поставок нефти в Израиль.

Вдали от поля битвы «Моссад» также помогал Оману улучшить свои водные ресурсы и строительстве систем орошения для засушливых земель. План развития водного хозяйства для Омана был разработан инженером Хаимом Цабаном, братом Яира Цабана, бывшего министра от партии МЕРЕЦ.

В течение следующих двух десятилетий «Моссад» продолжал поддерживать Оман. В 1994 году после подписания Израилем соглашений в Осло с ООП, что привело к значительному расширению дипломатических, военных и экономических отношений Израиля с государствами блока неприсоединившихся стран, премьер-министр Ицхак Рабин в сопровождении Эфраима Галеви лично отправился в Оман, чтобы познакомиться с Кабусом. Рабин летел прямо из Тель-Авива в Маскат. Это была первая публично объявленная встреча между Израилем и Оманом, спустя почти 30 лет с тех пор, как между ними установились тайные контакты.

В 2018 году Нетаниягу в сопровождении директора «Моссада» Йоси Коэна тоже пролетел над воздушным пространством Саудовской Аравии в Оман (с двухминутной остановкой в Аммане, чтобы не допустить официального признания того, что Саудовская Аравия разрешила прямой рейс из Израиля в своем воздушном пространстве) и встретился с султаном Кабусом.

Нетаниягу и Коэн попытались представить этот визит, как уникальное историческое событие. Вероятно, им удобней было забыть, что два других израильских премьер-министра добирались до Маската десятилетия назад, не говоря уже  практически о всех руководителях «Моссада», начиная с 1970 года.

Для Израиля, безусловно, были полезны связи с Оманом с дипломатической, стратегической, торговой и общественной точки зрения. Но одно из наиболее значительных преимуществ заключается в том, что Оман также поддерживает хорошие отношения с Ираном, злейшим врагом Израиля. Благодаря тесному контакту с оманскими должностными лицами, Израиль получил возможность заглянуть в окно иранского образа мышления.

Израильские официальные лица, имеющие большой опыт общения с Оманом, склонны считать, что новый султан, который служил гендиректором МИДа Омана, сохранит прежний внешнеполитический курс и стратегию Кабуса, что означает для Израиля продолжение отношений с этим государством Персидского залива.

Йоси Мельман, «ХаАрец», Ц.З. Фотоиллюстрация: Pixabay

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend