Ольмерт: «Предлагаю Нетаниягу элегантно уйти»

Эхуд Ольмерт долго молчал. То есть, в последний год он, конечно, говорил, но чаще – с сокамерниками, которые стали очевидцами того, как бывший глава правительства Израиля, скорчившись под лампочкой на потолке, писал мемуары. Собственно, их можно было так и назвать: «Говорит и показывает Эхуд Ольмерт». Издательство «Йедиот ахронот» сразу оценило коммерческий потенциал книги, названной несколько по-иному: «От первого лица».

Книга вышла и теперь ее надо рекламировать. А кто может это сделать лучше автора. Потому не удивительно, что телекомпания «Кешет» подрядила известного светского репортера Гиля Рибу (ивр. «риба», букв. «повидло») взять первое послетюремное интервью у Ольмерта. Точнее, дать ему возможность рассказать все, что накипело за время отсидки. Что Ольмерт и сделал в минувшую пятницу, 16 марта, по 2-му телеканалу.

В этом интервью, как всегда, было много повидла и много ожидаемого самооправдания: если во время затяжного процесса взяточника Ольмерта защищали самые дорогостоящие адвокаты, в телеинтервью бывший адвокат Ольмерт защишал себя сам.

Оказывается, он ни в чем не виноват: секретарша Шуля Закен его подставила, а он был «наивен», как он был наивен! «В тюрьме мне было не место, – сказал Ольмерт – нельзя было меня туда сажать. Меня оболгали». Пытаясь отстоять свою невиновность и представить себя жертвой преследований, Ольмерт сказал: «Если во мне и были перемены, так это еще более сильное ощущение того, что на меня устроили безумную охоту. Когда система хочет сделать кого-то преступником и мобилизуется для того, чтобы обвинить его в чем угодно, они вас обвинят».

Ольмерт перечислил весь букет обвинений по разным делам, по которым его пытались осудить, но раз за разом это срывалось и приходилось закрывать дела. По его словам, он погорел из-за того, что верная и преданная Шуля Закен, ставшая госсвидетелем, брала взятки у него за спиной, а потом перевалила на него всю вину. Ольмерт до сих пор сожалеет о телефонных разговорах с Закен, которые та тщательно записывала и передала прокуратуре, чтобы скостить себе срок.

Ольмерт обрушился на бывших руководителей правоохранительной системы, громя тогдашнего генпрокурора Мени Мазуза, госпрокурора Моше Ладора и госконтролера Миху Линденштрауса.

Свернув с уголовной тематики, Ольмерт заявил, что все расследования его дел были начаты с целью свалить его правительство. Сегодня эти слова часто повторяет Биньямин Нетаниягу, на которого Ольмерт и направил обвинительный перст: «Было совершенно ясно, что под меня кто-то копает, – сказал Ольмерт. – Вдруг, в мой последний год на посту главы правительства – первое расследование, второе, третье. Это случайно? Это произошло само собой? Это превратилось в настоящую травлю».

Ольмерт специально подчеркнул разницу, которая, по его словам, сушествует между ним и Нетаниягу: «Среди всех расследований по моим делам ни одно не касалось моей работы на посту главы правительства. Не найдется ни одного человека, который покажет, что я звонил торговцу бриллиантами и говорил: «Купи моей жене то-то и то-то». Меня поставили к позорному столбу за 60 тысяч шекелей, которые были политическим пожертвованием – сравните это с 1 миллионом шекелей за шампанское и ювелирные украшения».

Ольмерт также сказал, что из-за значительного прогресса в переговорах с председателем ПА Абу-Мазеном ему пришлось заплатить дорогую цену, потому что на него объявили охоту, и процитировал Юваля Рабина, который сказал, что убрали двух премьеров, которые  пытались добиться мира. На прямой вопрос, кто его убрал, Ольмерт не менее прямо ответил, что это была  «сеть, которую сплел Биби».

А в своих мемуарах он написал: «Изо дня в день выясняется, что сеть, сплетенная Биби, усугубляет коррупцию все больше и больше. Транжирство, гедонизм, пренебрежение минимальными стандартами скромности и сдержанности – все это буквально вопиет к небесам. Мы в самом начале саги, которая сотрясет все государство. Даже то, что уже опубликовано – это ужасающая и беспрецедентная коллекция противозаконных даров».

Ольмерт также уверен, что именно Нетаниягу спровоцировал общественное брожение и демонстраци против него после второй ливанской войны. Заодно он обругал и Эхуда  Барака, который был министром обороны в его правительстве и, вместе с Ципи Ливни, заставил его подать в отставку.

И, конечно, с тюремным опытом Ольмерта весьма актуально прозвучал его совет Нетаниягу: «Я ему сказал бы: «Биби, уйди элегантно, подай в отставку – может, есть шанс, что ты сумеешь сохранить хоть какое-то минимальное уважение за то хорошее, что ты сделал. Беги, исчезни, чтобы тебя не было видно и слышно».

Сильно похудевший и одряхлевший Ольмерт рассказал также, что он мыл полы в камере и ничуть этим не гнушался. Что навело на мысль: может, всем кандидатам в премьеры заранее научиться мыть полы?

Рафаэль Рамм, «Детали»

На фото: Эхуд Ольмерт и его адвокат Эли Зоар. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend