Saturday 25.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Рами Шлуш
    Фото: Рами Шлуш

    Ольга Задорова: «Семья воссоединилась. Мы счастливы!»

    Роман Задоров, осужденный на пожизненное заключение за убийство Таир Рады в 2006 году, решением Верховного суда переведен под домашний арест. Все время повторного судебного процесса по своему делу он будет находиться в Кацрине, в квартире тещи и тестя.

    Выход Задорова из тюремных ворот ожидали его жена, сын, мама и сестра, а также адвокат Яром Халеви. Трансляция в прямом эфире подчеркнула невероятно долгое ожидание: семье пришлось ждать выхода Задорова несколько часов.

    Чуть поодаль, у дороги, толпились журналисты и блогеры, не получившие аккредитацию на интервью с Романом, но надеявшиеся поговорить с ним.

    Роман не ответил ни на один вопрос. Он только несколько раз произнес: «Я ни в чем не виноват. Правда выйдет наружу». Напомним: одно из условий домашнего ареста – запрет на общение с любыми людьми, за исключением членов семьи. За 15 лет нахождения в заключении Задорову лишь однажды разрешили дать интервью. Разрешить разрешили, но за интервью и наказали: более полугода не давали свидания с женой. Так что Роман опасается общаться с прессой. А те длинные фразы, которые привели якобы с его слов в многочисленных публикациях, — сплошная отсебятина лихих писак.

    – Вам назначили время, когда Романа выпустят, – обращаюсь я к Ольге, жене Романа Задорова. – Почему процедура выхода под домашний арест затянулась?

    – День ожидания и в целом получился очень напряженным, так что мы толком не успели подготовиться к встрече, – говорит Ольга. – Во-первых, несколько часов подключали электронику, объясняли моим родителям и мне, как она работает, провели инструктаж по условиям домашнего ареста.

    Во-вторых, полиция должна была закрыть Роману выезд из страны, то есть сообщить об этом в необходимые инстанции: аэропорт, порты. Проблема была в том, что у моего мужа нет гражданства, а значит, нет «теудат-зеута» (удостоверения личности). В тюрьме ему выдали временный документ, но в компьютерной системе он не зафиксирован. Когда наконец полиция решила вопрос закрытия границы, вот с этого момента началось наше истинное ожидание встречи и нетерпение, связанное с ним.

    Напомним, что Роман Задоров приехал в Израиль в качестве туриста. После регистрации брака с Ольгой проходил ступенчатую процедуру получения гражданства. До завершающего собеседования оставалось два месяца. Однако в этот период он был арестован.

    И все же родственники успели подготовиться к встрече с Романом. Дом украсили воздушными шариками и повесили плакат с фотографией Романа и надписью «Роман, с возвращением домой!».

    – Ольга, какие самые первые эмоции ты испытала?

    – Счастье! Я целовала Рому — это был вкус счастья!

    – Находиться безвылазно в четырех стенах наверняка очень сложно. В этом плане возможны какие-то просветы?

    – Время покажет. Месяца через три мы можем подать прошение разрешить ему так называемую «легкую прогулку» – то есть выйти во двор, пройтись вокруг дома. Могут разрешить, если не будет нарушений условий домашнего ареста, а их не будет, гарантирую. Такие послабления называются «окном». Еще месяца через три могут дать следующее «окно» – например, разрешат навестить близких родственников в Кацрине. В будущем возможно даже в качестве разовой акции пригласить в гости друзей.

    Родители Ольги, Евгения (69 лет) и Владимир (74) Гришаевы, тоже счастливы, что семья воссоединилась. Они полюбили Романа с первых дней знакомства, как только Ольга представила им своего парня. Все эти 15 лет они переживали за судьбу зятя, всячески помогали Ольге, ухаживали за внуками.

    – Как не любить такого зятя? – вопрошает Евгения. – Вежливый, обходительный, внимательный. С первых дней, как поселился у нас, стал называть нас с мужем «мама» и «папа». А он для нас стал сыном.

    Родители Ольги с открытой душой согласились принять у себя Романа, несмотря на сложные условия, в которые они поставлены. Общительные Гришаевы отныне не имеют права принимать гостей. Вдвоем они могут пойти по делам или в магазин, только если в доме остается кто-либо из гарантов (помимо них это Ольга, а также ее двоюродная сестра с мужем и взрослой дочерью).

    – Как сыновья отреагировали на встречу с отцом? – спрашиваю я у Ольги.

    – Заранее я детей не готовила к встрече, потому что не до конца была уверена в благополучном решении суда. Младший сын – ему пять лет – очень стеснительный, он не сразу пошел к Роме. Про «обнимашки» и говорить не приходится. Но часа через два подсел к Роме, они стали общаться, а уже со следующего дня стали сражаться в настольные игры. Но укладывать спать до сих пор разрешает только мне. Со старшим, 15-летним, все иначе – у них с отцом есть общие темы для разговоров, они понимают друг друга, словно никогда не расставались.

    – Чем вкусненьким потчевали Романа?

    – Из-за всех хлопот в первый день мы даже полноценный ужин не успели приготовить. Рома сказал, что будет есть все что угодно, только не макароны. Оно и понятно: приелось ему это блюдо за 15 лет. Но как-то не до еды было в первый вечер: мы вспоминали лучшие дни нашей совместной жизни, много смеялись. Зато на второй день я приготовила в духовке курицу под маринадом – самое любимое блюдо Ромы. А еще мы с мамой напекли его любимые сдобные булочки. Кстати, Рома отлично готовит, его даже в тюрьме просили работать на кухне. Однако кухня – это хобби, ему интересней было на сварочных работах. Но больше я его не стану баловать булочками: Рома набрал 20 килограммов! Сейчас я собираюсь вместе с ним сесть на диету. Буду делать из Ромы спортсмена!

    – Получается, что он теперь не может в старую одежду влезть...

    – Моя сестра привезла футболки, шорты, трусы, носки – на первое время есть во что одеться. Ну а когда начнутся заседания судов и надо будет «выйти в люди» – к этому времени что-нибудь прикупим. И обязательно надо купить теплую одежду, зима не за горами.

    – При выходе из тюрьмы Роман нес большую сумку. Что в ней было?

    – Личные вещи, ничего особого. Но я сказала Роме: «Даже ниточки не оставляй, все свое забирай». Есть такая примета: нельзя ничего оставлять в тюрьме, чтобы не возвращаться в нее. Верю – не верю, но иногда обращаю внимание на приметы.

    ***

    «Перевод моего подзащитного под домашний арест – большое событие для Романа и его семьи, – говорит адвокат Яром Халеви. – Это прибавит всем моральных сил. Понятно, что такой факт не повлияет на приговор окружного суда, который будет оглашен примерно через год. Предстоит упорная борьба. Но у нас существенные аргументы в пользу Задорова – все они говорят о его невиновности».

    5 сентября прокуратура должна представить защите обвинительное заключение, в суде его зачитают 12 сентября. Вероятно, оно будет отличаться от того, которое было предъявлено ранее. Ведь даже судья Верховного суда Алекс Штерн  в своем решении о переводе Задорова под домашний арест написал, что в связи с новыми уликами, предъявленными защитой, и обвинения должны стать более весомыми.

    Галина Маламант, «Новости недели». На снимке: дома встречают Романа Задорова. Фото: Рами Шлуш √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend