Воскресенье 24.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Corona_comission_07_20_Amos_Ben_Gersom_GPO

    Иврит — язык стереотипов?

    Возможность собирать и обрабатывать огромные объемы данных с помощью компьютеризированных инструментов (известных как «большие данные») способствует прорыву во многих научных областях — от генетики и биологии до физики элементарных частиц и изучения Вселенной. В последние годы были предприняты попытки использовать эти инструменты даже в гуманитарных областях, например, в социальных науках.

    Недавно в научном журнале Nature Human Behavior было опубликовано исследование, основанное на анализе огромных массивов данных из 39 стран, говорящих на 25 разных языках. Эти данные продвинули нас в сторону более полного, чем когда-либо, понимания ключевого вопроса в изучении культуры, гендера и лингвистики: какова взаимосвязь между структурой языка, культурными стереотипами и гендерным неравенством в обществе и в экономике.

    Исследования показывают, что дети начинают усваивать гендерные стереотипы уже в двухлетнем возрасте. На этом фоне двое исследователей факультета социальных наук применили инструменты, которые более распространены в естественных и точных науках, чтобы изучить культурные стереотипы, влияющие на выбор профессии. Как влияют стереотипы на решение женщин изучать так называемые предметы STEM — науку, технологии, инженерию и математику.

    В статье, опубликованной на прошлой неделе, американские ученые Молли Льюис из Университета Карнеги-Меллона и Гэри Лупиан из Висконсинского университета в Мэдисоне разделили данные, способные влиять на формирование гендерных стереотипов, на две части: личный опыт и информация, закодированная в языке.

    «Например, те, кто замечают, что большинство медсестер — женщины, а большинство философов — мужчины, могут сделать вывод, что женщины лучше подходят для работы медсестер, а мужчины – чтобы стать философами», — пишут исследователи в качестве примера личного опыта, который влияет на восприятие реальности. Но, как они объясняют, даже не будучи знакомым ни с одной медсестрой и ни с одним философом, можно почерпнуть стереотипы из гендерных аспектов, заложенных в любом языке.

    В последние десятилетия было предпринято множество попыток изучить влияние языка на формирование культурных стереотипов. Так, в статье упоминается исследование, которое показало, что маленькие дети менее успешны в игре, если им говорят, что она предназначена для противоположного пола. В настоящем исследовании, как объясняют ученые, они пытаются выяснить, существует ли связь между языком и культурными стереотипами в выборке людей из разных культур и в большой базе данных органичных текстов, свойственных каждой культуре.

    Для этого ученые собрали, проанализировали и сравнили два типа данных на 25 разных языках. Первый – анкеты, которые заполнили более 600 тысяч респондентов из 39 стран мира. Эти анкеты являются общепринятым методом изучения гендерных стереотипов. Респондентам дается ряд слов, в данном случае связанных с карьерой и семьей, и просят определить, к какому полу, мужскому или женскому, это слово имеет более близкое отношение.

    Второй тип данных включал компьютеризированный анализ текстов из Википедии и базы субтитров кинофильмов. Поиск проводился на слова, встречающиеся в схожих контекстах. Например, слова «собака» и «кошка» в одном тексте будут встречаться чаще, чем «собака» и «банан». В гендерном контексте имя Йоси будет чаще встречаться рядом со словом «врач», а имя Хана — со словом «кухня».

    Профессор Зоар Ливнат, лингвист из Бар-Иланского университета, объясняет, что до сих пор исследователи применяли те же методы. Новизной, по ее словам, стал только колоссальный объем данных и возможность их сопоставлять. Действительно, данные показывают, что существует корреляция между языковыми штампами, где мужчины чаще упоминаются в контексте карьеры, а женщины – в контексте домашнего хозяйства, и стереотипами, присущими носителям этих языков. «Хотя эта корреляция не указывает на причинно-следственную связь, то есть не позволяет определить, что послужило причиной. Поэтому возможно, что на оба эти фактора повлиял такой-то третий фактор», — добавляет профессор Ливнат.

    «Поскольку в исследовании рассматривалось восприятие, преобладающее в разных странах, исследователи смогли сравнить данные, которые они сами собрали, с существующей базой данных, которая называется «Индекс неравенства ЮНЕСКО в профессиях STEM».

    Действительно, гендерные стереотипы по отношению к техническим профессиям были более распространены в тех странах, где есть высокие показатели гендерного неравенства. Согласно исследованию, Израиль находится на незавидном месте с точки зрения силы культурных стереотипов.

    Чтобы лучше понять взаимосвязь между языком и гендерным восприятием, исследователи решили проверить, как их базы данных соотносятся с различиями в грамматической структуре  разных языков. На лингвистическом уровне они провели два анализа. Во-первых, проверили, насколько грамматический род доминирует в каждом языке.

    Иврит — яркий пример языка с четким разделением на мужской и женский род, объясняет Ливнат. У каждого существительного есть грамматический род, мужской или женский, как и у причастий, прилагательных, числительных и личных местоимений. К тому же, в отличие от других языков, в иврите нет среднего рода. «Фактически, почти нет предложений, которые можно было бы сформулировать на иврите без указания пола», — добавляет Ливнат.

    Второй анализ заключался в сравнении различий по родам в названиях профессий на каждом языке, где есть различие между мужским и женским родом. В некоторых языках, таких как иврит, почти все названия профессий существуют в мужском и женском роде. А в других языках, например, в английском, это различие появляется только в редких случаях. Авторы исследования пишут, что хотя между двумя этими анализами существует связь, она не абсолютна. Например, французский — это язык с гендерной грамматикой, но в нем почти все названия профессий гендерно нейтральны.

    «Обнаружение корреляции между грамматической структурой языка и гендерным восприятием укрепляет гипотезу о том, что язык является существенной причиной формирования такого восприятия, поскольку грамматический род и гендерные различия в названии профессий являются фиксированными характеристиками языка», — пишут исследователи. Эти характеристики меняются со временем, но в отрыве от контекстов, в которых они используются.

    Например, документ на финском языке, где говорится, что патронажный уход больше подходит женщинам, и меньше – мужчинам. При этом для обозначения профессии патронажного работника используется гендерно-нейтральное слово. Другой документ на испанском языке призывает мужчин заниматься патронажным уходом. И он составлен словами, имеющими мужской и женский род.

    Сравнение результатов этих двух лингвистических анализов с результатами первого этапа исследования  позволило обнаружить влияние языкового разделения профессий на мужской и женский род на различные показатели.

    Со своей стороны, Ливнат добавляет, что иврит представляет собой яркий пример того, что обширный объем базы данных имеет и отрицательную сторону для исследователей. Например, отсутствие гендерных характеристик в языке, которые раскрываются только при более глубоком анализе.

    «Например, в иврите по умолчанию используется мужской род, — говорит Ливнат. — И можно предположить, что это заставит носителя языка воспринимать мужчину, как «прототип» человеческого рода. На иврите слово «человек» — «адам» — это и есть мужчина. Исследования показали, что обращение к женщинам на иврите в мужском роде во время экзаменов ухудшает их успеваемость», — добавила Ливнат.

    Один из выводов исследования о том, что стереотипы в языке имеют отношение к реальному гендерному неравенству, подчеркивает важность этой проблемы. «Язык может сыграть важную роль в порождении гендерного неравенства и способствовать его сохранению, — пишут исследователи. — Понимание того, в какой степени язык является причиной возникновения стереотипов, является важным шагом на пути к переменам». Или, как выразилась Ливнат: «Это исследование — хорошее начало».

    Асаф Ронэль, «ХаАрец» Ц.З.˜
    На  фото: кабинет "короны", как воплощение стереотипов мужской работы.  Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend